WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 


Натурфилософская проза второй половины хх века: ко н цепция личности

На правах рукописи

БОНДАРЕНКО ЕЛЕНА НИКОЛАЕВНА

НАТУРФИЛОСОФСКАЯ ПРОЗА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ ВЕКА:

КОНЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ



Специальность 10.01.01 – русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Орёл – 2010

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Брянский государственный университет имени

академика И.Г. Петровского»


Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор,

Шаравин Андрей Владимирович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор,

Куделько Наталья Александровна



кандидат филологических наук, доцент,

Дочева Клавдия Георгиевна



Ведущая организация: ГОУ ВПО «Калужский государственный

университет имени К.Э. Циолковского»




Защита состоится 14 сентября 2010 года в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 212.183.02. в ГОУ ВПО «Орловский государственный университет» по адресу: 302026, г. Орел, ул. Комсомольская, д. 41, ОГУ, филологический факультет.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Орловского государственного университета.

Автореферат разослан ____________________________.

Ученый секретарь

диссертационного совета А.А. Бельская

Проблема взаимоотношений человека и природы получила освещение в мировой литературе, но доминантную роль в структуре и содержании художественного целого она стала играть лишь в рамках такого направления, как натурфилософская проза второй половины ХХ века. В литературе, отражающей мир через призму животворящего бытия всего существующего, всё подчиняется мысли о неисчерпаемой и безграничной власти physis (природы), порождением и частицей которой выступает homo sapiens. Вопрос о способах взаимодействия человека с natura (природой) и степени их родства становится ведущим для указанного литературного направления. Это определяет понимание homo sapiens натурфилософской прозой. Литература о бытии всего существующего репрезентуется как направление, в котором тема человека и природы «перерастает рамки проблемно-тематического уровня, превращаясь в концепт действительности, постигаемый во всей целостности сюжетостроения»1.

Личность в натурфилософской прозе наделяется чувством вселенской принадлежности, причастности разумному космосу, что уравнивает его в этико-биологических правах с царством животных и растений. Подобное восприятие действительности свойственно и герою других литературных направлений. Это роднит натурфилософскую прозу с философской. Однако они отличаются друг от друга своей направленностью. Философская проза рассматривает бытие человека с позиций антропоцентризма, натурфилософская проза, напротив – с позиций биоцентризма (личность – проявление животворящей основы всего существующего). Литература, отражающая мир через призму physis (природы) как источника витальности, основана на учении о ценности всех форм жизни в бескрайней Вселенной. Самосознание, заложенное в основу каждого сегмента космоса, порождает противоположный антропоцентризму биоцентризм, в понимании которого мироздание представляется единым одушевлённым целым, а любая вещь – уменьшенная его копия (от простейшего микроорганизма до homo sapiens). Следовательно, доминантная роль отводится животворящей природе. Натурфилософская проза второй половины ХХ века отражает власть биоса над всем сущим, её занимает вопрос соотношения сил между естественным миром флоры и фауны и искусственно созданным социумом, породившим стремление к потребительству и уничтожению органической среды.

В художественной литературе появляется герой, которого волнует не общественная сторона взаимоотношений людей, а их стремление к гармонии природы, нахождение естественного пути развития. Личность, живущая не по социальным идеалам, а по законам биоэтики, обретает свои специфические черты. Они проявляются во взаимодействии человека с различными сферами бытия. Способы связи героев и окружающей их действительности, а также их характерологические особенности отражаются в созданной авторами-натурфилософами концепции личности. Её изучение определяет актуальность представленной работы, так как, во-первых, в современной науке ведётся построение нового миропонимания на основе формирующейся биофилософии, что с учётом трансдисциплинарного подхода не может не затронуть литературоведение2; во-вторых, назревает необходимость в изучении концепции личности в натурфилософской прозе второй половины ХХ века, ещё не становившейся предметом исследования.





Следовательно, цель данной работы: рассмотреть основные аспекты изображения человека в литературе о physis, позволяющие выявить единую концепцию личности в рамках указанного направления, а также предложить типологию героев в произведениях Ч.Т. Айтматова, В.П. Астафьева, А.Г. Битова, Б.Л. Васильева, С.П. Залыгина, Ю.П. Казакова, А.А. Кима, Л.М. Леонова, В.Г. Распутина.

Для реализации указанной в работе цели потребовалось решение следующих задач:

  1. систематизировать натурфилософские черты изображения личности в мировой и русской литературе, отражающей мир через призму биоэтики;
  2. проанализировать систему ценностных категорий человека, воспринимающего мир в рамках учения о логосе;
  3. выделить основные типологические особенности героя натурфилософской прозы второй половины ХХ века;
  4. разработать типологию героев в литературе о physis;
  5. исследовать биоэтические проявления пола при взаимодействии героев с миром.

Указанная цель определят научную новизну данной работы: впервые в литературоведении использовано понятие Эмпедокла «Сфайрос» (натурфилософский тип личности), которое является концептуально значимым для натурфилософской прозы и отражает основные характеристики созданного писателями героя (осознание «природности» своего существования, слитность с космосом, планетарное мышление, ощущение своего Я частицей мироздания, одновременно вмещающей его в себя); обозначаются художественные стратегии реализации человеком своего земного предназначения, с точки зрения natura (создаётся типология героев литературы о physis).

Объектом данного исследования является натурфилософская проза второй половины ХХ века. Следовательно, предмет научной работы можно обозначить как концепцию личности в натурфилософской прозе второй половины ХХ века.

Материал исследования – творческое наследие Ч.Т. Айтматова, В.П. Астафьева, А.Г. Битова, Б.Л. Васильева, С.П. Залыгина, Ю.П. Казакова, А.А. Кима, Л.М. Леонова, В.Г. Распутина. Выбор произведений указанных авторов является закономерным, так как в них наиболее полно и ясно выражен взгляд натурфилософской прозы на личность.

Однако не все произведения указанных авторов укладываются в рамки натурфилософской прозы. Только А.А. Ким является постоянным приверженцем давней традиции изображения мира с позиций значимости биоса. Его творчество представляет собой квинтэссенцию натурфилософского направления. Наиболее полно биоэтические идеалы отражаются в ряде произведений С.П. Залыгина («Тропы Алтая», «Комиссар», «После бури» и другие), чьё творчество также может быть рассмотрено в рамках исторической и деревенской прозы. У Ч.Т. Айтматова натурфилософские мотивы неотделимы от национального образа мира. В произведениях А.Г. Битова урбанистическое начало определило своеобразие творческого освоения им идей о physis. Художественное наследие указанных авторов представляет ядро прозы о животворящем бытии всего сущего. Отдельные натурфилософские черты проявились в творчестве Л.М. Леонова («Русский Лес», «Пирамида»); В.П. Астафьева (рассказы для детей и «Царь-рыба) и В.Г. Распутина (рассказы 80-90х годов), связанных с деревенским направлением в искусстве слова; Ю.П. Казакова, чьи рассказы анализируются литературоведами в рамках медитативной и лирической прозы; Б.Л. Васильева («Не стреляйте в белых лебедей»), большинство произведений которого входят в золотой фонд военной прозы. Близко к натурфилософскому направлению и творчество В.И. Белова. Созданные писателем образы отличает апперцептивное поведение, родовое сознание, слитность с природой и высокая духовность. Эти характеристики схожи с качествами героя натурфилософской прозы, однако в литературе о physis доминирующими чертами личности является планетарное мышление и понимание мира с позиций биоэтики. В этом ракурсе персонажи В.И. Белова остаются в рамках свойственных деревенской прозе сельскохозяйственных ритмов бытия и не выходят на вселенский контекст восприятия существования мира.

Несмотря на то, что литература, изображающая действительность с позиций доминирования биоса, имеет давнюю традицию, изучение созданного в ней героя так и не было осуществлено. Обычно исследования многомерной личности (личность, существующая в разных пространствах бытия, наделённая свойствами проницаемости во все сущее и отождествляющая себя с миром органики) затрагивали античную литературу (труды по творчеству Эмпедокла, Демокрита, Лукреция), а также частично касались натурфилософской проблематики наследия Ф.И. Тютчева, М.М. Пришвина, К.Г. Паустовского и Н.А. Заболоцкого. Лишь в некоторых работах исследователей указывались качества многомерной личности.

Среди учёных, занимающихся проблемой взаимоотношений личности и physis, нет единого мнения о рассмотрении произведений Ч.Т. Айтматова, В.П. Астафьева, А.Г. Битова, Б.Л. Васильева, С.П. Залыгина, Ю.П. Казакова, А.А. Кима, Л.М. Леонова, В.Г. Распутина в рамках натурфилософского направления. Так, А.И. Смирнова считает, что тема взаимоотношений человека и природы «предстаёт перед нами во множестве произведений в совокупности с другими темами, в особенности тех, которые претендуют на широту и объёмность изображения действительности»3, но в натурфилософской прозе исследователю видится доминирование природного взгляда на мир в осмыслении реальности. По мнению учёного, это раскрывается в трёх аспектах содержания художественного целого: «философия природы – мифология природы – поэтика»4.

Тема physis и человека в понимании их биоэтического взаимодействия в рамках сюжетостроения позволяет исследователю отнести героев повестей В.Г. Распутина к натурфилософской прозе. Однако только некоторые рассказы автора (80-х – 90-х гг.) можно причислить к литературе о витальной основе всего сущего, ибо в них появляется образ человека-Сфайроса.

В работах С. и В. Пискуновых многослойность ощущений героя натурфилософской прозы, его стремление к осмыслению естественного мира рассматривается как основа взаимодействия homo sapiens и physis. Они отмечают в литературе о бытии всего сущего «искания утраченной гармонии человека и природы»5, а культ разума исследователи усматривают лишь в «онтологической» прозе. Её отличие от натурфилософской видится авторам в «линии “драматического разлома” <…> между стремлением художника создать целостно-завершённый образ мира и расколотостью его собственного сознания, утратившего “простоту смысла жизни”»6. Такой аспект изучения литературы о physis, хоть и отличает понимание многомерности героя, но исключает из характеристик личности заложенную в ней природой разумность. Культ мысли присутствует и в онтологической, и в натурфилософской прозе. Однако человека в произведениях о nature интересует, прежде всего, проблема продолжения жизни на Земле, а не сохранение национальных традиций. В целом взгляд на литературу о physis как на «постижение того сокровенного смысла, что заключен в связи человека с живым миром окрест него»7, с Вселенной, частицей которой он является и одновременно вмещает её в себя, представляется наиболее исчерпывающим для понимания концепции личности в литературе о physis. Сделанные учёными выводы используются как основные положения в данном исследовании. Идея С. и В. Пискуновых о самодостаточности мысли в натурфилософской прозе подводит учёных к выводу, что в произведениях писателей природа воспринимается как начало сознания, отсюда его планетарный масштаб. Многомерная, натурфилософская личность заключает в себе целый мир в различных его воплощениях. В произведениях авторов поднимается и связанная с этим проблема этики взаимоотношений человека с Вселенной, его умение проникнуть в космический порядок существования вещей и явлений, способность к обретению и сохранению черт органического мира. Непреложному соблюдению законов целесообразного со-существования героя и physis способствует такое его качество, как атомарность (свойство героя ощущать себя мельчайшей частицей мироздания, сохраняющей в себе его логичность и неделимость с проницаемостью).

Несомненно, литература, отражающая мир через призму природной доминанты, близка всем перечисленным выше направлениям. Однако в деревенской, городской и т.п. прозе большую роль играют отношения в рамках социума, в то время как здесь он противопоставляется биосу и становится чуждым многомерному человеку. Натурфилософская концепция личности включает планетарный взгляд на бытие человека как проявление разумности природы. Герой всегда многомерен, как и окружающий его мир.

Теоретико-методологическую основу диссертационного исследования составляют философские работы Н.А. Бердяева, В.А. Розанова, Н.В. Фёдорова, К.Э. Циолковского, П. Тейяра де Шардена, теоретические разработки отечественных учёных по проблеме концепции личности в художественной литературе, по вопросам натурфилософского понимания мира (В.Ф. Асмуса, А.Х. Горфункеля и др.), а также труды, диссертации, монографии, статьи, посвящённые рассмотрению натурфилософской прозы (работы С. и В. Пискуновых, А.И. Смирновой, О. Славниковой, О.А. Овчаренко, А.И. Павловского, И.Рудзевич, Г.М. Угловской, К.Т. Байниевой, Т.Г. Шеметовой и др.).

В диссертации используется сравнительно-исторический, системно-структурный и типологический методы в тесном взаимодействии с целостным анализом наследия авторов.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. В произведениях Ч.Т. Айтматова, В.П. Астафьева, А.Г. Битова, Б.Л. Васильева, С.П. Залыгина, Ю.П. Казакова, А.А. Кима, Л.М. Леонова, В.Г. Распутина прослеживается единая концепция личности. Она восходит к космогоническим учениям древнегреческих, средневековых, русских и французских мыслителей. В изображении человека натурфилософская проза следует традициям Ф.И. Тютчева, М.М. Пришвина, К.Г. Паустовского, Н.А. Заболоцкого и других.
  2. Многомерный герой отличается планетарным мышлением, осознанием «природности» своего существования, преклонением перед животворящим началом бытия как мировым благом (отождествление Природы и Бога в сознании личности), соблюдением принципов биоэтики и чувством красоты окружающей действительности.
  3. В натурфилософской прозе второй половины ХХ века человек представлен в нескольких типологических разновидностях. Принципом для подобного разделения является способ взаимодействия человека-Сфайроса с окружающей средой.
  4. Мужское начало в натурфилософской прозе воплощается в образе охотника, странника, мудреца, художника, праведника и богоискателя. Каждый из героев выбирает свой путь жизненной реализации в зависимости от способа взаимодействия с биосом. Мужчина-охотник превращается в натурфилософской прозе из покорителя природы в зиждителя витальности; странник сближается с органическим миром, направляясь в бесконечность; мудрец обретает разум в бытии всего сущего; художник постигает космос через творчество; праведник и богоискатель преображается духовно посредством physis.
  5. В натурфилософской прозе второй половины ХХ века раскрывается идеал «вечно-женственного». Он воплощён в образе праматери Евы (женщины-природы), выступающей в произведении как источник бытия; сохраняющей мир праведницы и мудрой женщины; а также «нереально-реальной» Прекрасной Дамы, в культе которой заключается преклонение перед совершенством природы.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что данные, полученные в ходе исследования, позволяют углубить и уточнить представления о натурфилософской прозе второй половины ХХ века. Выводы, сделанные в диссертации, способствуют расширению взглядов на концепцию личности в литературе данного направления. Дальнейшую разработку получила проблема типологии героев в натурфилософской прозе второй половины ХХ века.

Практическая ценность исследования состоит в том, что выводы и положения диссертации могут быть использованы при дальнейшем рассмотрении вопроса, а также при разработке курсов теории и истории русской литературы, на спецкурсах и спецсеминарах, посвящённых творчеству каждого из указанных авторов, при составлении методических рекомендаций и учебных пособий по изучению натурфилософской прозы в школе.

Апробация диссертации осуществлялась на заседании кафедры русской литературы ХХ века Брянского государственного университета имени академика И.Г. Петровского, а также на занятиях аспирантского семинара в ходе обсуждения материалов и результатов исследования на протяжении четырёх лет работы по данной теме. Основные положения диссертации изложены в докладах на Международной научно-практической конференции «Человек и природа в русской литературе (к 95-летию С.П. Залыгина)» (Мичуринск, 2008); II-ой Международной научной конференции «Интерпретация текста: лингвистический, литературоведческий и методический аспекты» (Чита, 2009); III-ей Международной конференции «Коды русской классики: “Дом”, “домашнее” как смысл, ценность и код. Аспекты семантической актуализации» (Самара, 2009); Всероссийской Интернет-конференции «Русская литература в философских контекстах» (Ставрополь, 2009 – 2010). Основные наблюдения и обобщения по теме отражены в 11 публикациях.

Структура работы подчинена решению цели и задач исследования: диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы, включающего в себя 467 наименований.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность и научная новизна темы, определяется степень её научной разработки в литературоведении, формулируются цель и основные задачи исследования, характеризуются методологические основы работы, её теоретическая и практическая значимость.

В первой главе «Натурфилософская проза второй половины ХХ века: аспекты осмысления человека» даётся анализ концепции личности указанного литературного направления. Рассмотрению подвергаются образ человека-Сфайроса и его ценностные ориентиры в произведениях Ч.Т. Айтматова, Б.Л. Васильева, С.П. Залыгина, Ю.П. Казакова, А.А. Кима, Л.М. Леонова, В.Г. Распутина.

В первом параграфе «Традиции изображения личности в натурфилософской прозе» обобщены основные художественные тенденции в воплощении человека-Сфайроса в мировой и русской литературах, рассмотрены доминирующие свойства многомерного героя (понятие синонимичное номинации человек-Сфайрос). Натурфилософская проза второй половины ХХ века берёт за основу учение о гармонии Вселенной и полезности красоты бытия всего существующего (личность достигает полноты своей реализации в слиянии с организованной природой, живущей по особым этическим законам). Единство с биосом позволяет человеку ощутить себя частицей мироздания, в то же время, отражающей весь космос. Подобное состояние обозначается в труде Эмпедокла «О природе» как Сфайрос8. Идея о слиянии личности и natura (природы) получает своё дальнейшее развитие в философских трактатах Анаксагора, Демокрита, Эпикура и Лукреция. Они создают гомеомерический образ человека, являющегося частицей единого и безначального шаровидного целого – Вселенной. Основным же качеством подобной личности становится атомарность (способность восприятия Вселенной как состоящей из мельчайших частиц; представление об атоме как начальной матрице всего сущего, определяющей единство живой и неживой материи). Образ Сфайроса, созданный античными натурфилософами, отличается повышенной рефлексивностью, способностью постигать мир на планетарном уровне, чувством родства со всем витальным (вселенское единство МЫ), ощущением бесконечности круговорота бытия, через которое познаётся бессмертие.





Во времена ренессанса Т. Кампанелла возвращается к идее о слитности всего существующего и личности. Он говорит об особой связи между явлениями бытия. Природа может чувствовать, или «осязать», другие проявления действительности.

В XVIII веке Ж.-Ж. Руссо создаёт концепцию естественного человека. Она сходится с натурфилософской точкой зрения на личность. Руссо отрицает цивилизацию и говорит о некоем сознании, зарождённом в самом бытии всего сущего. В центре концепции естественности находится «дикарь», биоэтика которого не освещена силой мысли человеческого разума. Это отличает его от натурфилософского понимания человека. «Дикарь» живёт по наитию, рефлексивность и эстетизм такой личности почти не свойственны. Подобные образы можно найти в мировой литературе, например, Робинзон Крузо Д.Дефо, Калиныч И.С. Тургенева и Ерошка из «Казаков» Л.Н. Толстого, Маугли Р.Киплинга.

Традиции натурфилософской литературы продолжает в XIX веке Ф.И. Тютчев. В его лирике человек-Сфайрос получает своё индивидуальное отражение. В качестве части natura люди ощущают истинность своего существования, но мир их чувств и мыслей становится таким же непознаваемым, как и physis. Человек-Сфайрос у поэта проникается этим миром и вбирает его в себя: «Всё во мне и я во всём!»9.

Осмысление взаимоотношений homo sapiens и physis занимает значительное место в исканиях русской литературы первой половины XX века. Осознание образа человека-Сфайроса и его места в природе наиболее ярко представлено в творчестве Н.А. Заболоцкого и М.М. Пришвина.

Художественное наследие Н.А. Заболоцкого проникнуто идеями philosophia naturalis. В поэме «Деревья» упоминается гармоничный единый Сферос (Сфайрос), властвующий над всеми частицами бытия. Этот образ Эмпедокла предстаёт у Н.А. Заболоцкого в виде теряющего «свои очертанья» и царствующего над всем «Дерева Сферы»10. Как и древнегреческий Сфайрос, Дерево Сфера выступает в качестве реализации идеи о совершенстве и бесконечности бытия, его закономерном развитии. Поэт также поддерживает натурфилософскую идею К.Э. Циолковского «о человеке как «союзе» атомов, непрерывно обновляющихся, каждый из которых представляет собой особый микрокосм <…>»11. Герой Н.А. Заболоцкого чувствует, осознаёт и осваивает окружающий мир с позиций своей принадлежности ему. Теперь он становится творцом бытия всего существующего, трансформируя слова в вещи. Отчасти герой и вносит в устроенность природы разумность – личность даёт natura номинации: «У животных нет названья./ Кто им зваться повелел?»12. А.Г. Битов продолжает эту мысль в повести «Птицы, или Новые сведения о человеке». Рассуждая о наименованиях в мире флоры и фауны, герой произведения восклицает: «Каким обделённым чувствую я себя каждый раз в лесу! Вот птица вспорхнула с ветки… с какой ветки? какая птица? “У животных нет названья. Кто им зваться повелел?” Как я ценю этого поэта, нашедшего мне оправдание»13. Концепция личности в творчестве Н.А. Заболоцкого корреспондирует с воплощением человека в произведениях М.М. Пришвина. Как и его предшественники, автор пишет о ценности всего и вся в окружающем мире. М.М. Пришвин говорит о рациональной сути микрокосма, видит в личности некоего проводника гармонии, разлитой в природе.

Образ человека в натурфилософской прозе второй половины XX века создается под влиянием античной традиции в представлении героя-Сфайроса, однако личность в литературе о physis существует в более жестоком мире (враждебном социуме, пытающемся разрушить основу её бытия – биос). Отсюда усиление трагических тонов в описании судьбы homo sapiens авторами, воспринимающими мир через призму животворящего бытия. Большое влияние на литературу того периода продолжает оказывать учение «русского космизма» и книга Тейяра де Шардена «Феномен человека». Усиление трагизма происходит и за счёт глобальных изменений в самой окружающей среде. Эпоха выдвигает на первый план экологические вопросы: природа требует от человека бережного отношения к себе. Научно-технический прогресс воспринимается авторами-натурфилософами не как благо, а как всеобщее бедствие.

Мировоззрение личности определяется её всеобъемлющим взглядом на действительность, планетарным чувствованием бытия. Герой романа С.П. Залыгина «Комиссия» Николай Устинов простой крестьянин, однако его взгляды на устройство physis совпадают с точкой зрения философов-атомистов. В основе всего он видит существование неких частиц – «круглешков и палочек», кроме которых «на свете нет ничего более!»14. Именно из них состоит мир органической и неорганической природы. Идея круговорота вещей в природе проникает в сознание героя и влияет на его образ жизни. Николай Устинов «слушается» physis: соизмеряет свои поступки с цикличностью бытия. Человек в натурфилософской прозе приходит к пониманию природности своего существования. Личность живёт не по законам естества, а по «тезисам» вселенской мудрости людского общежития Будучи наделённым всепроникающей и вездесущей формой Сфайроса, человек ощущает своё родство с бытием всего существующего, осознаёт его логичную и разумную устроенность.

Второй параграф «Ценностные ориентиры человека-Сфайроса в натурфилософской прозе второй половины ХХ века» содержит несколько пунктов, в которых рассматриваются основные аксиологоческие категории многомерной личности.

В пункте 2.1 «Онтологическая категория в сознании человека-Сфайроса» исследуется герой натурфилософской прозы как познающая мир личность. Авторы создают образ человека, склонного к глубокой рефлексии. Ему ценно понять круговорот вещей и явлений, а вместе с ним и себя. Важность бытия героя связывается с утверждением значимости мысли. Планетарный масштаб постижения действительности помогает раскрыть подлинную ценность бытия. Корнилов, главный герой романа С.П. Залыгина «После бури», замечает о себе: «<...> меня ведь тоже хлебом не корми, а дай потешится, поиграть в какую-нибудь мысль, хотя бы в мыслишку, дай пожить ею…»15. Это вовсе не простое мудрствование ради самолюбования эгоистичным разумом. По мнению авторов-натурфилософов, в  мысли содержится «живой сгусток вечности»16. Устремление к познанию рождает в душе человека безграничность, дарующую бессмертие. Культ разума связывается с витальной энергией. Сознание даёт личности возможность постигнуть мир, благодаря чему действительность становится предметом его созидания. Однако человек сам есть чьё-то творение. А если ещё и сама «мысль – это природа!»17, то становится понятна и цель процесса мышления. Герой романа вспоминает: «<…> Он уже начитался и надумался до такой степени, когда человек перестаёт понимать, чего ради он читает и думает, и вот ответ пришёл – ради того, чтобы соединить мысль с природой! Чтобы мысль была также естественна и очевидна, как любое другое природное явление<…>Это открытие мира и открытие самого себя было великим и благостным: ему стало легко, а в то же время значительно жить» 18(курсив мой). В сознании героев писателей-натурфилософов мысль «проникается» природой, развивается как её естественная и неотъемлемая составляющая. Таким образом, герои осознают свою сопричастность огромному миру – космосу.

Осмысливая закономерное развитие бытия всего живого, человек-Сфайрос создают личную концепцию миропонимания, связанную с утверждением принципов биоэтики, например, Вадим из романа Л.М. Леонова «Пирамида». В этом видится смысл жизни героя, итог его земного существования.

Пункт 2.2 «Познание мира через божественное начало героями натурфилософской прозы второй половины ХХ века» второго параграфа посвящён рассмотрению религиозных ценностей в судьбе многомерной личности. Натурфилософия отразила определённый порядок мироустройства: гармония заключена в природе, переживающей во времени различные метаморфозы; бесконечная повторяемость этих превращений свидетельствует о бессмертии бытия всего сущего. Оно представляет собой «научную вечность атома или <…> его частей, т.е. СОХРАННОСТЬ МАТЕРИИ, но не форм» 19. Мир флоры и фауны отражал все те процессы, которые происходили во вселенной: рождение, рост, умирание, воскресение на новой фазе бытия. Это дало возможность авторам-натурфилософам ХХ века утверждать непреходящесть physis, её частиц. Так, в прозе о physis появляется религиозный аспект. Он сводится к почитанию святости природы, познанию божественного начала во всём сущем, скрывающем в себе безбрежный и непостижимый дух, простирающийся во Вселенной (натурфилософия раскрывается здесь в рамках одного из своих направлений – пантеизма). Однако в натурфилософской прозе отражено не только поклонение творению (созданному), но и представлен культ Творца. В.П. Астафьев рассматривает бытие всего существующего как одно из проявлений Вседержителя. В творчестве писателя природа предстаёт в виде попираемого человеком божественного создания. Поэтому перед ней герои В.П. Астафьева должны заслужить прощение. Личность проходит путь от совершения преступления до рождения в новом одухотворённом статусе. В натурфилософской прозе восприятие природы соединяет в себе языческую и христианскую ипостаси. С одной стороны, бытие всего сущего является началом мира, его созидающей основой. С другой стороны, природа – реализация замысла Творца, храм, в почитании которого человек приближается к Богу.

В образе Спасителя, созданном А.А. Кимом, отражается как языческое, так и христианское начало мира. Облик Творца у писателя становится воплощением примирения двух религиозных традиций на основе натурфилософии, где, согласно учению Тейяра Де Шардена, движущей силой витальности является любовь. В романе-притче «Отец-Лес» Спаситель А.А. Кима сочетает в себе как языческие, так и христианские черты. Зиждитель А.А. Кима наделяется волей, великим могуществом, направленным на созидание благого в мире. Это проявляется в характеристике Леса, где каждое дерево становится связующим звеном между Богом и человеком. Личность – продолжение биоэтики природы, её часть. Лес – благостное сверхъестественное существо даже по своему материальному содержанию. Перед читателем возникает мифологический образ «мирового дерева», являющийся, одновременно, деревом жизни и древом познания добра и зла в Ветхом Завете. Метаморфозы, которые переживает человек в своём бытии, ассоциируются с проявлением божественного в личности. Тело героя А.А. Кима есть храм, где царствует Вседержитель. Так, в произведении появляется образ Леса-церкви, выдержанный в христианской традиции. В то же время Лес является силой суровой, иногда даже жестокой, что характерно для языческого понимания природы.

Образ Создателя в натурфилософской прозе второй половины XX века становится сродни священной Материи, то есть Природе. Здесь сочетаются наука и религия, представляющие Богочеловека и Человекобога справедливым Зиждителем, несущим в мир саму жизнь, радость бытия и бессмертие. Всё это принимает и личность, берущая за пример идеал Творца. Любые изменения воспринимаются героями как благо, созидать которое они могут и сами посредством искусства. Творчество сближает людей с Богом. Единство Зиждитель (Творец) – Природа (творение) – искусство (творчество) является одной из ценностных категорий, значимых для натурфилософского Сфайроса.

В пункте 2.3 «Критерии биоэтики человека-Сфайроса» обозначены основные компоненты биоэтического понимания существования человека во Вселенной авторами-натурфилософами – связь с природой (укоренённость в биосе), неприятие потребительского взгляда на жизнь, врождённость биоэтических норм поведения (согласно концепции авторов-натурфилософов). Совершая нравственный выбор, личность раскрывает свою суть сразу в нескольких сферах бытия. Во-первых, экологические ценности героя отражают его биоэтическую позицию. Проблема биоэтики ещё только начинает обозначаться в современной науке. Возникновению данного понятия способствовало бурное течение НТР, затрагивающее экологические интересы человека. Принцип сохранения и созидания витального стал основополагающим в устремлениях современной личности. Изменение понимания концептов добра и зла привело к образованию нового учения об этике природы. Оно отражалось в работах русских космистов и получило своё дальнейшее развитие в трудах Н.А. Умова, П.А. Кропоткина и других. В 1971 году. В.Р. Поттер определили его как биоэтику. Это одна из первых работ в литературоведении, осмысливающих данный аспект бытия личности. Для достижения статуса Сфайроса человеку необходимо пройти долгий путь по усвоению норм сосуществования всего живого в действительности. Они представляют собой свод неписаных правил относительно взаимоотношений личности с животными и растениями. При этом в своих действиях человек опирается на этические нормы, «укоренённые» в природном мире. С натурфилософской точки зрения, модель поведения животных основывается на «содействии (кооперации), ведущем к такому развитию умственных способностей и нравственных качеств, которое обеспечивает данному виду наилучшие шансы жизни и распространения»20. Истоки этики заложены в самой natura. Для homo sapiens они реализуются как поведенческие модели. Во-вторых, взаимодействие человека с биосом соприкасается со способом восприятия им действительности, наличием жизненных приоритетов у личности. Для героев не приемлема пустота обиходности, они не могут свести биоэтические нормы поведения к элементарному, а иногда примитивному их пониманию. Однако в натурфилософской прозе второй половины XX века появляется иной человек. В литературу входит герой-потребитель. В-третьих, биоэтика является тем сегментом действительности, который закладывается в личность отприродно. Отсюда возникновение в натурфилософской прозе образов, наделённых врождённым пониманием благого начала во взаимоотношениях личности и physis. Подобным восприятием мироздания авторы наделяют детей, главной особенностью которых становится интуитивное существование по законам биоэтики.

Первый из биоэтических аспектов – вопрос об экологических ценностях – получил освещение в творчестве всех авторов-натурфилософов. Например, в произведениях А.Г. Битова поднимается проблема этики взаимоотношений человека и природы, а также вопрос об экологических законах бытия, и их соблюдении во имя homo sapiens. «Новое мышление, новое отношение к миру, новый способ описать его», называемый героем повести «Птицы…» – экологией, «<…> восстанавливает в сознании место человека на земле, которое он забыл» 21, следовательно, «воспитывает» в нём нравственное отношение к природе. Происходит это потому, что «экологические законы <…> не прекращают действовать, даже если мы придаём им второстепенное значение»22. В основе моральных принципов человека-Сфайроса лежит «антинаука, которая чтит природу» 23. Вопросы экологии воспринимаются как вопросы биоэтики, соблюдение норм которой свойственно всем представителям мира флоры и фауны. Об этом рассуждают герои В.Г. Распутина в рассказе «Под небом ночным». Парадоксально, но идеалом издателя является не человек, а птица, что весьма характерно для натурфилософской прозы.

Герои-потребители наиболее ярко запечатлены в рассказах Ю.П. Казакова. Им чужды глубокие чувства, они не умеют любить (природу, родину, другого человека и т.д.). Самым грубым и пошлым воплощением человека «легкой жизни» является герой рассказа «Ни стуку, ни грюку» – Серёга Вараксин. Принцип бытования таких персонажей – порхать как бабочка. Плывя по течению моды, культивируя непритязательность и отсутствие глубины в переживаниях, они всё больше деградируют как личности. Концептуально значимым для человека «лёгкой жизни» является отсутствие чувства дома, укоренённости, отчуждение от биоса и, как следствие, извращение биоэтических критериев существования, утверждение потребительского отношения.

Герой-Сфайрос отрицает такое понимание действительности и живёт по законам биоэтики. Подобное восприятие мира зарождается ещё в детстве. В натурфилософской прозе второй половины ХХ века пора детства становится этапом, формирующим биоэтическое восприятие мира взрослой личностью. Герой рассказа А.А. Кима «Будем кроткими как дети» говорит о торжестве справедливости на Земле, благодаря положительной доминанте в характере ребёнка. Дети у писателя спасают всё сущее не ради воскресения на небесах, а для жизни на земле. Таков и мальчик-созидатель из названного произведения, постигнувший разумность physis: «Непреложный закон в природе – он никогда не даёт ребёнку убить ребёнка» 24. Отсюда спасение его взрослой души. Трепетное отношение к дитя в натурфилософской прозе второй половины XX века отражает биоэтические ценности человека-Сфайроса. Пора детства – время становления личностных ориентиров, период наибольшей близости к природе. Она воспринимается как своеобразное становление идеалов в жизни взрослого, который не достигнет статуса Сфайроса, если не ощутит свою связь с бытием.

В пункте 2.4 «Эстетические ценности человека-Сфайроса в натурфилософской прозе второй половины ХХ века» интерпретируется роль категории прекрасного в жизни личности, рассматривается её влияние на достижение homo sapiens статуса гомеомерического (согласно учениям Анаксагора и Аристотеля, многомерного, то есть заключающего в себе все мельчайшие частицы, которые существуют в мире). Эстетические ценности становятся одними из главных при характеристике устремлений человека-Сфайроса. Прекрасное для него оказывается отражением смысла бытия. Данная категория воспринимается личностью в качестве глубинной сути мироздания, его конечной цели, к которой стремится всё витальное. Это происходит с героем романа Ч.Т. Айтматова «Плаха» Авдием Каллистратовым. Он находит в красоте «собственное предназначение»25. Чужое пение помогает осознать ему гармоничность бытия, после чего становится возможно, «явившись в жизнь, возлюбить её чудесное устроение»26. Эстетическое наслаждение рождает в личности «благость»27, совершенствуя её восприятие мира. Многомерный человек стремится познать мир в прекрасном. Поэтому герой-Сфайрос – это эстет, умелый созерцатель творения бытия всего существующего. Красота мира, любование им помогают ему ощутить полноту жизни, целесообразность событий и явлений. Смысл существования в эстетике видят и действующие лица рассказов Ю.П. Казакова. С чувством восторженного удивления глядит на мир умирающая Акулина («В город»). Прощаясь, она говорит своему мужу Василию о прелести природы. Человек-Сфайрос А.А. Кима Гурин («Утопия Гурина») воспевает земную красоту Елены. По мнению героя, красота, данная природой, – воплощение Вечной Женственности, то есть лучшее, что существует в мире.

Герой натурфилософской прозы второй половины XX века находит прекрасное в простых явлениях жизни естества. Эстетизм мировосприятия становится для него одним из путей постижения бытия всего существующего. Созерцая красоту, он ощущает своё единство с природой, осознаёт её целесообразность.

Рассмотрению натурфилософского взгляда на биоэтические проявления пола при анализе способов взаимодействия героев со всем витальным посвящена вторая глава «Типология мужских и женских образов в натурфилософской прозе второй половины ХХ века». Значимую роль здесь играет функциональный подход, так как, с точки зрения philosophia naturalis, природа наделила особей разного пола специфическими формами восприятия мира и мотивацией поступков. При определённом сходстве особенностей постижения космоса и существования в биосе мужское и женское начало отличаются моделями поведения, заложенными в них natura.

Первый параграф «“Гений” мужчины в произведениях авторов-натурфилософов» состоит из нескольких пунктов, в которых подробно рассматриваются воплощения мужского начала в натурфилософской прозе второй половины ХХ века.

В пункте 1.1 «Мужчина-охотник в натурфилософской прозе второй половины ХХ века» представлен анализ образа покорителя природы. В литературе, воспринимающей мир через призму physis, охота приобретает новый смысл и содержание, по сравнению с традиционным (жажда уничтожения мира фауны, подобная развлечению, однако дающая личности возможность открыть что-то новое в себе, в своём национальном характере). Здесь это способ преодоления трудностей бытия. Уничтожения мира фауны обусловлено необходимостью выживания человека, а не жаждой разрушения природной среды! Охотник в натурфилософской прозе второй половины XX века обретает таким образом путь к бессмертию. Человек-Сфайрос идёт на «убийство» не по понуждению социума, а по природному зову, при этом погибшее животное для него – «тотем», дающий личности возможность слиться с «космосом»28. Охотник в натурфилософской прозе схож с естественным первобытным человеком, не имеющим «дифференцированного сознания и потому» не умеющим «отличить явления окружающего внешнего мира от явлений социальных» 29. Животные охотятся друг на друга, чтобы выжить. То же делает и личность, когда убивает представителей мира фауны. Следовательно, охота не противоречит природной биоэтике. Она воспринимается как «превосходство» человека над миром фауны, ибо она позволяет ему обрести телесное бессмертие. Эту мысль развивает Ч.Т. Айтматов в повести «Пегий пёс, бегущий краем моря». В рассуждении о происхождении нивхов об охоте говорится так: «Стал он [человек] зверя добывать, стал он рыбу ловить, тем кормился и род умножал свой»30. Проблема становления биоэтического понимания мира раскрывается в произведении посредством «приобщения к охотничьему делу»31главного героя, Кириска. Мальчик проходит через обряд инициации, чтобы стать «великим добытчиком и кормильцем рода»32. Он приобщается к тайному знанию, становится посвящённым и отныне герой – охотник. Осознавая, что нерпы очень уязвимы, Кириск перебарывает эту мысль. Мальчик начинает думать о людях, которые будут страдать от голода, если он не принесёт добычу. С первой неудачей на охоте ребенок получает необходимый опыт. Его постижение реальности идет дальше. Старшие учат мальчика и благодарности по отношению к природе, которая дарит им жизнь. Однако обряд инициации Кириска завершается не благополучным возвращением домой, а длительным нахождением ребёнка в море, тумане и мраке. Охотники дают мальчику ещё один урок: ради жизни ребёнка они жертвуют собой. Ремесло охотника невозможно без опыта, который получает герой от всего сущего. Закон сохранения витальной энергии во Вселенной требует от старших поколений спасения младших, пусть и путём собственной гибели. Подобно животным, герои произведения заботятся не о себе, а о своём потомстве.

Натурфилософская проза второй половины XX века создаёт образ мужчины-охотника, созидающего витальную энергию в мире. Он появляется в творчестве Ч.Т. Айтматова («Когда падают горы (Вечная невеста)» – Арсен Саманчин), В.П. Астафьева («Царь-рыба» – Колька, Архип, старшой), А.А. Кима («Отец-Лес» – Степан Тураев; «Охотница» – Дуся), Л.М. Леонова («Пирамида» – Никанор Шамин), А.Г. Битов («Птицы, или Новые сведения о человеке» – охотник), Ю.П. Казакова (герои рассказов «На охоте», «Долгие крики»), В.Г. Распутина («Век живи – век люби» – занимающиеся тихой охотой Митяй, Саня), С.П. Залыгина («Санный путь» – охотник). Резко отличаются от данного образа, присутствующие в произведениях авторов-натурфилософов, герои, занимающиеся покорением physis ради наживы. Их охота направлена на личное материальное обогащение и/или благополучие (расстрельщики из романа Ч.Т. Айтматова «Плаха», браконьеры из повествования в рассказах «Царь-рыба» В.П. Астафьева, принимающие участие в охоте на человека Гаврилов и Дюрсо из романа Л.М. Леонова «Пирамида», Фёдор Ипатович Бурьянов – герой романа Б.Л. Васильева «Не стреляйте в белых лебедей», дядя Володя из рассказа В.Г. Распутина «Век живи – век люби» и другие).

Образ homo in via (человек в движении – странник) рассматривается в пункте 1.2 «Путь в бесконечность натурфилософского героя-странника» первого параграфа. Интерпретация облика человека-Сфайроса связывается с древнегреческим пониманием сути странничества. Подобно животным, люди совершали свои странствия в поисках пищи, они уходили с неплодородной почвы в надежде обнаружить новый ареал для своего существования, при этом конечная цель их перемещения не была известна заведомо; мир Древней Греции видит основной причиной движения человека – жажду познания. Однако данные «перемещения» воспринимаются как разрушающее привычный порядок явление. Поэтому любое движение в действительности всегда имеет определённую цель-маршрут; со временем бытие человека, согласно формообразующему началу сущего – Космосу, приобретает устойчивую закреплённость. Точной идентификации во времени и пространстве от личности требует логос. Натурфилософская проза второй половины ХХ века живо откликается на существующие традиции изображения homo viator (человека странствующего). Однако в творчестве авторов данного направления движущийся человек приобретает свои индивидуальные черты. Здесь странник становится фигурой довольно противоречивой. С одной стороны, согласно учению о логосе, человек-Сфайрос не может существовать вне пространственной закреплённости. С другой стороны, его путь – космическая реальность: дорога, расширяющаяся до размеров Вселенной и ведущая в бесконечность, где уже невозможно найти конечную цель перемещения. Существовать же в такой системе координат может только многомерная личность. Разрешение этого противоречия кроется в биологизированном характере странствий гомеомерического человека. Натурфилософская личность не может находиться в статике, так как повсюду она ищет природной разумности. В социуме её обнаружить невозможно, ибо общество враждебно physis. Человек-Сфайрос же живёт с чувством преклонения перед природой. Поэтому ощутить близость к бытию всего существующего становится возможным лишь покинув мир исторической действительности. Кроме того, странник в натурфилософской прозе не знает конечной цели своего маршрута ещё и потому, что само движение выступает доминантой в его жизни. В нём человек-Сфайрос обретает результат своих устремлений – единение с природой: богоискательство нового рода (в натурфилософии physis и Бог тождественны). Иными словами, личность в странствии достигает полного слияния с миром органики, частью которого является. Человек, вспомнив о своём первобытном зове выживания, идёт по направлению к своему истоку. Он становится природным наравне с животным миром.

Таков путь о. Матвея – героя романа Л.М. Леонова «Пирамида». Герой достигает состояния Сфайроса в странничестве. С натурфилософской точки зрения, доминантной чертой в образе о. Матвея следует считать стремление к слиянию с природой, обретение в ней своего Бога. Постижение смысла бытия героем происходит в движении, которое являет в себе подлинную жизнь и раскрывает тайны космоса. Планетарный масштаб осознания действительности достигает своего апогея именно на пути в бесконечность, куда собирается герой. Поэтому о. Матвей – это страждущий странник, находящий смысл жизни человека в беспрерывном перемещении частиц бытия. Он становится изгнанником враждебного биосу социума, где естественное развитие превращается в разрушение.

Странники, скитальцы, бродяги (Иоанн из рассказа «Странник», Василий Панков – герой рассказа «Легкая жизнь» Ю.П. Казакова; Николай Тураев в «Отце-Лесе» А.А. Кима, действующие лица его рассказа «Бродяги Сахалина», Павел из повести «Луковое поле»; режиссёр Иванов в рассказе С.П. Залыгина «Санный путь» и другие) представляют в натурфилософской прозе второй половины ХХ века особую категорию людей, познающих бытие всего сущего в «движении».

Пункт 1.3 «Архетип мудреца и витальность мысли в концепции авторов-натурфилософов» раскрывает суть понимания образа мыслящей личности писателями, работающими в русле указанного литературного направления. В литературе о physis существует культ разума. Мышление наделяет личность способностью к выживанию и обретению ей бессмертия. Витальная энергия заключается для многомерного человека в идее о конечности бытия как определённом роде знания. Смерть для него не существует, пока он о ней не думает. Разумная устроенность бытия личности и испытываемое ей чувство вселенского единства МЫ порождает в натурфилософской прозе определённый тип героя-мудреца. Образ мудреца – проявление логоса, так как только разумный человек, следуя учению, может жить в согласии с окружающей средой. Значимой является и его энергийная сущность. Мудрец предстаёт как человек-атом, следовательно, носитель идеи. В этом прослеживается связь образа мыслителя в натурфилософской прозе с праформой К.Г. Юнга. Тип мыслителя в литературе о physis восходит к архетипу мудреца. Закон выживания требует от личности развитой аналитической способности. Ей и обладает натурфилософский мудрец. Для сохранения витальной энергии на Земле «лишь особый разум философа способен заглянуть по ту сторону этой привычной картины мира, населённой статичными и изолированными друг от друга вещами»33. Он же и соединяет их воедино, причём сам подвергается изменению: «окружающая атмосфера поглощается» им и в то же время, «проникая» ему «под кожу»34, вмещает его в себя. Так, герой проходит путь человека-Сфайроса.

Наиболее ярко пророческая суть данного архетипа раскрывается в романе Ч.Т. Айтматова «Тавро Кассандры». Она выражается в роде деятельности героев: Роберт Борк футуролог по профессии, космический монах Филофей – провидец генетического апокалипсиса – учёный, занимающийся вопросом появления на свет новых поколений. Оба мужчины воплощают образ натурфилософского мудреца, которому дано высшее знание, чтобы сохранить жизнь на Земле. Так, Филофей в разуме человека видит бессмертие. Однако для его достижения людям необходимо бороться со злом в себе. По мнению Роберта Борка, оно заключается в «звериной» сути человека, постоянно жаждущего «пожирать себе подобных»35. Филофей усматривает двойственную организацию разума. С одной стороны, обладание им дарит людскому сообществу привилегию, заключающуюся в гармонизации и совершенствовании бытия. Иными словами, рефлексирующая личность может понять состояние окружающих, что даёт ей возможность созидать благо. С другой стороны, «разум оказался вечным заложником Зла»36. Мыслитель Роберт Борк убит толпой за свои суждения, учёный Филофей добровольно уходит из жизни ради спокойствия социума. Трагедия людского разума, таким образом, сводится к его социальной основе. Животные мыслят на инстинктивном уровне, поэтому их поступки не могут привести к самоуничтожению, они продиктованы природным законом выживания. Даже постановка человеком вечных вопросов свидетельствует об органической сути разума, так как социум не создаёт такие единицы реального мира, которые бы смогли переосмыслить его устройство. Вещь как общественный продукт не способна познавать своих творцов. Это делает лишь человек, реализующийся в процессе мышления как многомерный. Образ мыслителя читатель найдёт во многих произведениях авторов-натурфилософов (повесть Ч.Т. Айтматова «Пегий пёс, бегущий краем моря» – Орган, а также Едигей в романе «И дольше века длится день…»; Пётр Корнилов – герой романа С.П. Залыгина «После бури»; профессор Филуметьев в произведении Л.М. Леонова «Пирамида»; главные герои трилогии А.Г. Битова «Оглашенные»; Отто Мейснер из повести А.А. Кима и другие).

В пункте 1.4 «Постижение космоса через творчество художником» рассматриваются особенности изображения ещё одного воплощения человека-Сфайроса (художника) в литературе о physis. Согласно учению о логосе, художник представляется простым ремесленником и его занятие для общества малоценно. С другой стороны, работа личности наполняется отприродным смыслом. Художник запечатлевает и создаёт идеи (вещи-атомы), необходимые для существования витальной энергии на Земле. Его профессия становится насущно необходимой вне социально-исторической действительности, так как её главной функцией является сохранение жизни. Кроме того, художник созидает гармонию, которая является для натурфилософии залогом порядка. Творческая личность запечатлевает и преобразует космос, в котором человек, подчиняясь логосу, находит своё предназначение и место. Следовательно, можно говорить о существовании в натурфилософской прозе определённого литературного типа художника, реализующего себя вне социально-исторических рамок. Таковы герои произведений В.П. Астафьева («Царь-рыба» – друг Акима поэт), А.А. Кима (художники из романа-сказки «Белка», принц Догешти из метаромана «Остров Ионы», Лохов в повести «Лотос», герой рассказа «Акварель»), А.Г. Битова (художник Павел Петрович из трилогии «Оглашенные»), В.Г. Распутина (писатель в рассказе «Что передать вороне?») и других.

Пространственно-временные координаты бытия художника обретают черты вселенской бесконечности – природы. Отсюда новые особенности изображения личности в натурфилософской прозе. Художник предстаёт в виде Сфайроса, которого творчество уводит в бесконечность, в совершенный мир фантазий. Логическая устроенность бытия в сочетании с братским чувством МЫ порождает в личности стремление к созиданию вечного. Кругооборот вещей в природе приводит человека к пониманию бессмертия, заключающемуся в способности постигать и преобразовывать действительность. Таков герой романа «Не стреляйте в белых лебедей» Б.Л. Васильева: в роли творца он стал «единым»37 и поэтому ощутил взаимосвязь между познанием человека и явлениями действительности. Егор Полушкин в переосмыслении мира находит его постижение. Даже космос, по его представлениям, обрёл свои черты в искусстве. Творчество становится для героя не только возможностью познать действительность, но и преобразовать её, сохранив первозданный природный замысел. В physis Егор чувствует целесообразность, её суть деятельна и логична. Работа художника есть своего рода ремесло, только его воздействие направлено на душу, а не тело. Восхищаясь реальностью, личность постигает мир, трансформируя действительность в своём сознании, преобразование же приводит к нерасторжимости человека и творения. Герой наполняется идеями-атомами бытия – и обретает структуру Сфайроса. Творчество делает Егора гомеомерической личностью и спасает от гибели, помогая ощутить себя частью Вселенной. Творчества становится для героя способом приобщения к человеческому братству: главное, по мысли Егора,– подарить красоту людям.

Анализу духовного типа личности посвящён пункт 1.5 «Природное преображение праведников и богоискателей в натурфилософской прозе второй половины ХХ века». Образы праведников и богоискателей оказались близки натурфилософской прозе второй половины ХХ века. Устремлённость многомерной личности к вселенскому МЫ, обретение бессмертия в слиянии с природой, уход от социально-исторической действительности в естественную среду подтверждался идеей, провозглашающей духовное совершенствование человека. В натурфилософской прозе личность праведника и богоискателя находит опору не в моральном подвижничестве как таковом, а в естественной разумности этики. Благое начало мира, влияющее на мысли и поступки человека, само является порождением органики. Согласно учению атомистов, «бог есть ум в шарообразном огне»38 – Сфайрос, созданный природой. Отсюда Зиждитель «открывается» двояко: как бытие всего существующего и как дух. Эта родственность явлений абсолюта приводит гомеомерическую личность к идее частного вселенского преображения. Так, достигнуть состояния Сфайроса стремятся праведники и богоискатели. Ярким воплощением типа духовной личности является горбун Алёша из романа Л.М. Леонова «Пирамида». В этом образе божественное начало становится доминантным. Уже облик Алёши говорит о его особом положении в земной реальности. Природа отмечает его черты уродливостью, однако взамен она дарит ему праведное смирение, учит не роптать на судьбу и спокойно принимать людское презрение по отношению к себе. Будучи избранником physis, герой освободился от страха. И в этом проявляется его святость: телесное уродство преображает его духовный мир настолько, что Алёша начинает испытывать не рациональную, а «природную брезгливость ко всякого рода <…> соблазнам»39. Добродетель и детскость приближают юношу к сонму тех обладающих божественной благодатью людей, чья сила посмертно была признана чудодейственной. Природа же подчеркнула его праведнический удел внешне. По Л.М. Леонову, Алёша стоит на пути к вере. Теперь начало бытия он увидит в природе, целесообразной и логично устроенной. О. Матвей станет для Алёши неким проводником в божественную суть явлений. Стремление к абсолюту поможет достигнуть ему состояния Сфайроса, т. е. обрести творца в себе, а праведность в нём уже заложена. С позиций автора, разумность, разлитая в природе, есть проявление высшей силы. И этот мировой порядок в словах о. Матвея настолько затрагивает душу молодого праведника, что он не просто отпускает его на волю, но ещё и оказывает ему своё покровительство. Поступок Алёши доказывает его моральное преображение, столь похожее на способность природного организма к видоизменению во благо. Поэтому уже внешний облик героя свидетельствовал о заложенном в нём стремлении к совершенствованию, достижению состояния идеала – Сфайроса.

Натурфилософская проза второй половины ХХ века изображает тип праведника и богоискателя (Ч.Т. Айтматов «Белый пароход» – старик Момун, А.А. Ким «Собиратели трав» – До Хок-ро, Ю.П. Казаков «Старики» – Тихон и другие действующие лица в произведениях авторов-натурфилософов) с позиций природного преображения личности, в результате которого герои проходят путь Сфайроса и обретают вселенское бессмертие, заключающееся в единстве МЫ (сохранение жизни на Земле). Их поступки обозначаются масштабностью происходящих с ними событий – выбор между абсолютом истины и хаосом определяет будущее поколений, будь то суд священника, предчувствующего апокалипсис, или убийство животного, олицетворяющего прародительницу всего сущего.

Далее во втором параграфе «Идеал “вечно-женственного” в натурфилософской прозе второй половины ХХ века» анализируются женские образы, наделённые не только ощущением родства с physis, но ещё и стремлением охранять и совершенствовать мир, а также желанием слиться с мировой гармонией. В любом из воплощений героинь авторы воссоздают идеал «вечно-женственного» на органических основаниях.

В пункте 2.1 «Праматерь Ева (женщина-природа) как воплощение витального источника бытия» анализируются женские образы, заключающие в себе созидательную суть physis. Образ Евы становится значимым для натурфилософской прозы по нескольким причинам. Во-первых, в нём можно усмотреть специфические черты женщины как биологического индивида. Праматерь – всеобъемлющее органическое начало, заключающее в себе свойства одной половины человечества. Во-вторых, Ева является воплощением мужской полноты: без неё мужчина не реализует своего земного предназначения. В ней заключается цельность и единство, к которому стремится личность. Ева помогает мужчине достигнуть гармоничного состояния Сфайроса. И потому она вездесущая. Отсюда вытекает третья причина: в такой женщине сильно вселенское чувство МЫ. Однако особенно важным для натурфилософской прозы является то, что Ева тождественна природе. Об этом свидетельствует даже её имя, которым нарекает её Адам. Оно обозначает «жизнь», так как она стала источником бытия. Подобное ассоциируется в натурфилософской прозе с плодородием природы. Ева в натурфилософской прозе воплощает собой витальное начало бытия. И её главная цель – созидание жизни в согласии с природой, из которого проистекает и полнота существования мужчины (обретение им гармонии в космосе). Этот образ появляется в рассказах Ю.П. Казакова «Двое в декабре» (главная героиня), «Некрасивая» (Соня); в романе-сказке «Белка» (Лилиана) и романе «Онлирия» (Ева) А.А. Кима; в романе С.П. Залыгина «После бури» (Елизавета Митрохина); трилогии А.Г. Битова «Оглашенные» (любимая женщина) и других произведениях авторов, работающих в рамках указного направления.

Нередко в натурфилософской прозе отношения действующих лиц проецируются на мифологему проявления данного чувства у первых людей на Земле – Адама и Евы. Библейские прототипы в произведениях писателей-натурфилософов очевидны: Ю.П. Казаков даже называет свой рассказ «Адам и Ева». Отношения героев, как и в книге книг, развиваются в двух планах: прекрасное чувство становится тривиальной историей искушения, орудием которого частично становится возлюбленная.

В повествовании В.П. Астафьева «Царь-рыба» возникает иное воплощение женщины-праматери, реализованное в образах красивой эвенкийки и матери Акима. Они настолько слиты с природой, что их бытие становится воплощением дикости естественного человека. Однако писатель облагораживает образы природной соразмерностью. Иными словами, он создаёт свою Еву не как типичную представительницу органического мира, а в качестве воплощения в человеке органического замысла physis. Такая женщина является отражением идеи мироздания. Несмотря на своё беспечное поведение, обе они заключают в себе некую первозданность, которая становится зиждительной основой мира. В глазах эвенкийки герой усматривает «древнюю печаль», вызывающую «необъяснимую тягу к женщине»40. Более того, чувство душевной горести во взгляде северной красавицы напоминает также манящую к себе печальную Угрюм-реку. Тяга к женщине преобразуется в зов единения с природой, созидающей жизнь. Такова и мать Акима. Хотя она любила «ребятишек и всех живых людей», но делала это «легко, беззаботно и весело», так как совершенно «не смогла одолеть трудную науку – бороться с нуждой»41. Она жила, подчиняясь законам естества, в этом её предназначение. Так, героиня проявляет себя как первозданная женщина.

Пункт 2.2 «Спасительница Пресвятая Богородица Матерь Божья в облике охраняющей мир праведницы и мудрой женщины» посвящён рассмотрению такого проявления женского начала, которое связывается с чадолюбием, жертвенностью, милосердием, сострадательностью и разумностью. Оно предстаёт в двух воплощениях в зависимости от способа взаимодействия с природой. Праведница приходит к спасению мира через свою святость. Благо, заключённое в законах сохранения витальности, помогает Вечной Деве обрести Бога в утверждении жизни. Сохранение и продолжение бытия сближает её с материнской сутью природы. Такова героиня романа Ч.Т. Айтматова «И дольше века длится день…» Алтун.

В отличие от праведницы мудрая женщина дарует миру спасение посредством разума. От Вечной Девы она наследует безграничную жертвенность. Виктимологический аспект позволяет соотнести обеих с воплощением Спасительницы. Как и благое начало мира для праведницы, так и его разумность для мудрой женщины проистекают из биоса. Только вот к сохранению жизни вторую приводит глубинное её понимание. Отталкиваясь, как и праведница, от любви, мудрая женщина утверждает в ней свою духовность, но уже потом реализует роль Спасительницы, обретая единство с миром. Сохранение бытия всего существующего проистекает из этико-биологического чувствования (святости) и осознания действительности (мудрости) героинями натурфилософской прозы второй половины ХХ века – праведницы и мудрой женщины. В этих двух воплощениях раскрывается роль Спасительницы. В произведениях авторов-натурфилософов облик Матери несколько трансформируется и обретает специфические черты. Здесь он сохраняет привычный ореол святости, но суть самого акта деторождения утрачивается. Для Вечной Девы главной становится роль защитницы, духовное возрождение которой происходит не в утверждении себя в Боге, а в спасении мира. Для этого не обязательно совершать акты религиозного поклонения, а необходимо лишь утвердить свою природную роль. Единство женщины-чадородительницы с природой становится нерасторжимым ещё и потому, что в ней так же, как и в physis, заключается витальная энергия. Она становится её носительницей, даруя миру бессмертие. Подобный образ возникает в повести Ч.Т. Айтматова «Материнское поле». Её героиня Толгонай страдает от тех потерь, которые принесла война. Убийство её детей воспринимается как покушение на реализацию женщиной своего земного предназначения. Однако, несмотря на все трудности, Толгонай верит в жизнь, она по-прежнему созидает благо и исполняет своё природное назначение – воспитывает внука, пусть и не родного по крови. Такая сила воли проистекает из её убеждений. Толгонай – прежде всего, женщина, существующая по наитию своего природного зова. Она чувствует взаимосвязь всего живого, заложенного в человеке natura. В своём отчуждении от искусственно созданного человеком механизма уничтожения бытия – войны – Толгонай становится сродни земле, с которой героиня ведёт разговор. Здесь возникает образ вселенской матери, породившей всё существующее и отвергающей законы социума.

Другой тип мудрой женщины, охраняющей мир, реализует себя в любви. Это чувство природно в своей основе, жертвенно, а отсюда родственно Вечной Деве. Любовь является для героинь натурфилософской прозы целью. Женщина ищет её ради своей духовной реализации. Такого рода чувствование делает мудрую женщину самодостаточной сильной натурой, поэтому её предназначение видится уже в глубинном понимании жизни. Например, героиня романа С.П. Залыгина «Южноамериканский вариант» Мансурова Ирина Викторовна видит смысл жизни женщины в спасении мира, для чего ей надо ощутить свою слитность с природой. Схожи с данным образом Онежка из романа «Тропы Алтая», Тоня из повести «Оська – смешной мальчик» указанного автора, а также Эля из повествования в рассказах В.П. Астафьева «Царь-рыба» и другие.

Воплощение неземной и в то же время природной женщины подвергается анализу в пункте 2.3 «Поклонение совершенству природы в образе “нереально-реальной” Прекрасной Дамы». В натурфилософской прозе второй половины ХХ века создаётся образ неземной и в то же время природной женщины. Её внутренний облик настолько одухотворён и возвышен, что представить существование подобного идеала в действительности становится невозможно. Однако именно такая женщина обладает качествами, указывающими на совершенную устроенность природы, проявлением которой выступает человек. Она идеальна в воплощении красоты внешней и внутренней, поэтому сосредотачивает в себе всё пространство действительности и сама растворяется в нём. Беспредельная устремлённость подобного типа личности делает его разлитым в бытии всего существующего: перед читателем своего рода атом, который заключает в себе мир и является его частицей, однако в идеальной родственности пространству он становится недостижим для осязания в целостности, остаётся нечто призрачное и загадочное. При этом подобное состояние достигается приобщением к уже имеющейся статичной среде, отражающей личное Я: её дом, комната, вещи – «всё это не то, что вещи, комната и дом мужчины: они точно размягчены, растворены, точно вещи и место превращены в ароматистость»42. Помимо загадочности и неуловимости, выделяются и другие черты в образе такой женщины. Во-первых, она совершенна телесно, причём её внешняя привлекательность выступает символом логоса, а отсюда вытекает соприкосновение героини с бесконечностью. Во-вторых, она неосязаема. Любовь к ней превращается в преклонение и восхищение, но реально воплотить её невозможно. В натурфилософской прозе подобная условность воспринимается как наличие в природе такого идеала, который не созидает витальность, а сам является ценностью. Он не порождает нечто новое, а сохраняет или воскрешает уже существующее. Со стороны мужчины такое поклонение женственности-природе может привести к созиданию. Отсюда третья черта – перед читателем возникает образ вдохновительницы, своей цельностью направляющей кого-то на совершенствование и/или спасение мира. Она ведёт за собой, пусть при этом присутствует лишь в воображении. Натурфилософская трактовка «нереально-реальной»43 незнакомки близка к сложившемуся истолкованию данного типа личности. Специфичность изображения Прекрасной Дамы здесь заключается лишь в том, что эта вдохновляющая женщина близка природе и является её неотторжимой частью. Совершенная суть героини проистекает не столько из духовности, сколько из законов устройства органического бытия, не допускающих разрушение витальности. Неземное происхождение Прекрасной Дамы связывается в натурфилософской прозе, прежде всего, с сознанием мужчины. Такая женщина может быть предметом поклонения только в воображении, иначе её досягаемость лишит героя стремления к разгадке тайны бытия. Наиболее ярко этот таинственный лик очерчен в романе С. П. Залыгина «После бури» полковником Маховым. Его Прекрасная Дама подвигает мужчину к действию – жизни.

В натурфилософской прозе образ Прекрасной Дамы запечатлевает преклонение перед совершенством природы. В любви к такой женщине мужчина начинает приобретать способность чувствования (понимание на уровне одухотворённости) законов бытия. Подобный образ читатель встретит в произведении Ч.Т. Айтматова «Плаха» (Инга Фёдоровна), А.А. Кима «Утопия Гурина» (Елена), В.Г. Распутина «Наташа» (медсестра-ангел) и других произведениях авторов-натурфилософов.

В Заключении обобщаются результаты исследования, актуализированные в положениях, выносимых на защиту. Натурфилософская проза второй половины ХХ века отличается сложноорганизованной и по своим масштабам космогонической концепцией личности. Она создаёт неповторимый образ многомерного человека, созидающего своё бытие в природе. Он не только близок ей, но и ощущает себя её частицей – атомом. Типологические особенности модели поведения человека-Сфайроса позволяют отнести его к той или иной характерологической группе в зависимости от его ценностных сущностей с учётом проявлений мужского и женского начала. Созданная в творчестве авторов второй половины ХХ века (Ч.Т. Айтматова, В.П. Астафьева, А.Г. Битова, Б.Л. Васильева, С.П. Залыгина, Ю.П. Казакова, А.А. Кима, Л.М. Леонова, В.Г. Распутина) концепция личности даёт возможность рассматривать натурфилософскую прозу как самостоятельное направление в русской литературе, отличающееся от деревенской, городской и т.п. прозы.

Основные положения диссертации отражены в публикациях:

  1. Бондаренко, Е.Н. Путь в бесконечность натурфилософского героя-странника в произведениях Ю.П. Казакова [Текст]/ Е.Н. Бондаренко // Известия Российского государственного университета им. А.И. Герцена. СПб., 2009. 119. С. 212 217.
  2. Бондаренко, Е.Н. Архетип мудреца и витальность мысли в концепции авторов-натурфилософов Ч.Т. Айтматова и С.П. Залыгина [Текст]/ Е.Н. Бондаренко // Вестник Брянского государственного университета. Брянск: РИО БГУ, 2010. №2. С. 60 63.
  3. Бондаренко, Е.Н. Созидательное начало звука природы для человека в рассказах Ю.П. Казакова // Вестник Брянского государственного университета. Брянск: РИО БГУ, 2007. №2. С. 82 – 86.
  4. Бондаренко, Е.Н. Образ солнца как витальная основа всего существующего в романе С.П. Залыгина «Тропы Алтая» [Текст]/ Е.Н. Бондаренко // Человек и природа в русской литературе (к 95-летию С.П. Залыгина): материалы международной научно-практической конференции. Мичуринск, 2008. С. 166 – 168.
  5. Бондаренко, Е.Н. Черты «Предвечного Бога» в образе Арины (по одноимённому роману-сказке А.А. Кима) [Текст]/ Е.Н. Бондаренко // Вестник Брянского государственного университета. Брянск: РИО БГУ, 2008. №2. С. 79 – 82.
  6. Бондаренко, Е.Н. Мужчина-охотник в натурфилософской прозе второй половины ХХ века: развитие образа покорителя природы в его созидательной основе (на примере произведений Ч.Т. Айтматова, В.П. Астафьева, А.А. Кима) [Текст]/ Е.Н. Бондаренко // Молодой ученый. Чита: Формат, 2009. №5. С. 97 – 101.
  7. Бондаренко, Е.Н. Натурфилософская проза второй половины ХХ века в школьном изучении [Текст]/ Е.Н. Бондаренко // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. М., 2009. №6. С. 138 – 140.
  8. Бондаренко, Е.Н. Странничество отца Матвея в романе Л.М. Леонова «Пирамида» [Текст]/ Е.Н. Бондаренко // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. Курск, 2009. №8. С. 93 – 94.
  9. Бондаренко, Е.Н. Природное преображение праведников и богоискателей в натурфилософской прозе второй половины ХХ века (на примере произведений Ч.Т. Айтматова и Л.М. Леонова) [Текст]/ Е.Н. Бондаренко // Современные гуманитарные исследования. М.: ООО «Компания Спутник+», 2009. №4. С. 70 – 74.
  10. Бондаренко, Е.Н. Постижение и преобразование космоса художником в произведениях А.А. Кима [Текст]/ Е.Н. Бондаренко // Диалоги о науке. СПб.: ООО «Грегорис-Букс», 2009. №1. С. 56 – 59.
  11. Бондаренко, Е.Н. Культ бытия всего существующего в образе «нереально-реальной» женщины (на примере натурфилософской прозы второй половины ХХ века) [Текст]/ Е.Н. Бондаренко // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2009. №2. С. 65 – 68.
  12. Бондаренко, Е.Н. Природное предназначение «нереально-реальной» женщины в рассказе А.А. Кима «Шамаханская царица» [Текст]/ Е.Н. Бондаренко // Вестник Брянского государственного университета. Брянск: РИО БГУ, 2009. №2. С. 91 – 93.
  13. Бондаренко, Е.Н. Интерпретация художественного текста как понимание его идейно-смысловой доминанты (на примере рассказа Ю.П. Казакова «Некрасивая») [Текст]/ Е.Н. Бондаренко // Интерпретация текста: лингвистический, литературоведческий и методический аспекты: материалы международной научной конференции. Чита, 2009. С. 28 – 31.
  14. Бондаренко, Е.Н. Дом-атом в натурфилософской прозе второй половины ХХ века (на примере романа Ч.Т. Айтматова «Тавро Кассандры») [Текст]/ Е.Н. Бондаренко // Коды русской классики: «дом», «домашнее» как смысл, ценность и код: материалы III Международной научно-практической конференции, посвященной 90-летию со дня основания и 40-летию со дня возрождения первого классического Самарского государственного университета в Самарском крае (Самара, 19-20 ноября 2009): В 2 частях/ Ответственный редактор Г.Ю. Карпенко. Самара: Издательство «СНЦ РАН», 2010. Ч.2. С. 123 – 127.
  15. Бондаренко, Е.Н. Роман Б.Л. Васильева «Не стреляйте в белых лебедей» в контексте древнего учения о логосе [Текст]/ Е.Н. Бондаренко // Intuitus mentis русских писателей-классиков: материалы Международной научной Интернет-конференции. Ставрополь, 2010. В печати.

1 Смирнова, А.И. «Не то, что мните вы, природа…»: Русская натурфилософская проза 1960 – 1980-х годов [Текст]/ А.И. Смирнова. Волгоград: Издательство Волгоградского Университета, 1995. С.6

2 Гринфельд-Зингурс, Т.Я. «Пирамида» Л.Леонова: природа как аргумент против антропоцентризма [Текст]/Т.Я. Гринфельд-Зингурс //Природа и человек в русской литературе: Материалы Всероссийской научной конференции. Волгоград: Издательство Волгоградского университета, 2000. С. 172 – 176

3 Смирнова, А.И.. «Не то, что мните вы, природа…»: Русская натурфилософская проза 1960 – 1980-х годов [Текст]/ А.И. Смирнова. Волгоград: Издательство Волгоградского Университета, 1995. С.5

4 Смирнова, А.И. Там же. С.7

5 Пискунова, С., Пискунов, В. В пространствах новых… Миры и антимиры натурфилософской прозы [Текст]/ С.Пискунова, В. Пискунов // Литературное обозрение. 1986. №11. С.14

6 Пискунова, С., Пискунов, В. Там же

7 Пискунова, С., Пискунов, В.Там же. С.13

8 Эмпедокл О природе [Текст]/ Фрагменты ранних греческих философов.Ч.1. М.: Издательство «Наука», 1989. с. 341 – 387

9 Тютчев, Ф.И. Полное собрание сочинений. Письма. В 6-ти томах. Т.1 [Текст]/ Ф.И. Тютчев. М.: Издательский центр «Классика», 2002. С.159

10 Заболоцкий, Н.А. Полное собрание стихотворений и поэм. Избранные переводы [Текст]/ Н.А. Заболоцкий. СПб.: Издательство «Академический проект», 2002. С. 179

11 Македонов, А.В. Николай Заболоцкий. Жизнь. Творчество. Метаморфозы [Текст]/ А.В. Македонов. Л.: Издательство «Советский писатель», 1987. С.204

12 Заболоцкий, Н.А.Там же. С.106

13 Битов, А.Г. Птицы, или Новые сведения о человеке [Текст]/ А.Г. Битов // Битов, А.Г. Новые сведения о человеке: Роман. Повести. М.: Издательство «Эксмо», 2005. С.380

14 Залыгин, С.П. Комиссия [Текст]/ С.П. Залыгин // Залыгин, С.П. Собрание сочинений. В 4-х т. Т. 4. М.: Издательство «Молодая гвардия», 1980. С.314

15 Залыгин, С.П. После бури: Роман [Текст]/ С.П. Залыгин. М.: Издательство «Современник», 1986. С.305

16 Айтматов, Ч.Т. Плаха: Роман, повесть [Текст]/ Ч.Т. Айтматов. СПб.: Издательский Дом «Азбука-классика», 2007. С.134

17 Залыгин, С.П. После бури: Роман [Текст]/ С.П. Залыгин. М.: Издательство «Современник», 1986. С.116

18 Залыгин, С.П.Там же. С.117

19 Циолковский, К.Э. Космическая философия [Текст]/ К.Э. Циолковский. М.: Издательство «Эдиториал УРСС», 2001. С.112

20 Кропоткин, П.А. Взаимопомощь как фактор эволюции [Текст]/ П.А. Кропоткин. М.: Издательство «Самообразование», 2007. С.15

21 Битов, А.Г. Птицы, или Новые сведения о человеке [Текст]/ А.Г. Битов// Битов А.Г. Новые сведения о человеке: Роман, Повести. М.: Издательство «Эксмо», 2005. С.351

22 Битов, А.Г. Там же

23 Битов, АГ. Там же. С.352

24 Ким, А.А. Будем кроткими как дети [Текст]/ А.А. Ким// Ким, А.А. Невеста моря: Рассказы. Роман. М.: Издательство «Известия», 1987. С.96

25 Айтматов, Ч.Т. Плаха: Роман, повесть [Текст]/ Ч.Т. Айтматов. СПб.: Издательский Дом «Азбука-классика», 2007. С.27

26 Айтматов, Ч.Т. Там же. С.71

27 Айтматов, Ч.Т. Там же

28 Фрейденберг, О.М. Поэтика сюжета и жанра. Подготовка текста и общая ред. Н.В. Брагинской [Текст]/ О.М. Фрейденберг. М.: Издательство «Лабиринт», 1997. С.64

29 Фрейденберг, О.М. Въезд в Иерусалим на осле (Из евангельской мифологии) [Текст]/ О.М. Фрейденберг // Фрейденберг, О.М. Миф и литература древности. Составление, подготовка текста, комментарии и послесловие Н.В. Брагинской, ответственный редактор Е. М. Мелетинский. М.: Издательство «Восточная литература», 1998. С.630

30Айтматов, Ч.Т. Пегий пёс, бегущий краем моря [Текст]/ Ч.Т. Айтматов // Айтматов, Ч.Т. Ранние журавли: Повести. М.: Издательство «Известия», 1979. С.6

31 Айтматов, Ч.Т. Там же. С.8

32 Айтматов, Ч.Т. Там же. С.34

33 Юнг, К.Г. Аналитическая психология: Теория и практика: Тавистокские лекции [Текст]/ К.Г. Юнг. СПб.: Издательский Дом «Азбука-классика», 2007. С. 78

34 Юнг, К.Г.Там же. С.61

35 Айтматов, Ч.Т. Тавро Кассандры: Роман. Повести [Текст]/ Ч.Т. Айтматов. СПб.: Издательский Дом «Азбука-классика», 2007.С.105

36 Айтматов, Ч.Т. Там же. С.167

37 Васильев, Б.Л. Не стреляйте в белых лебедей [Текст]/ Б.Л. Васильев // Васильев, Б.Л. Собрание сочинений в 8-ми томах. Т.2. Смоленск: Издательство «Траст-Имаком», «Русич», 1994. С.5

38 Демокрит в его фрагментах и свидетельствах древности/ Под редакцией и с комментариями Г.К. Баммеля [Текст]/ Демокрит… ОГИЗ: Государственное социально-экономическое издательство, 1935. С.150

39 Леонов, Л.М. Пирамида: Роман-наваждение в трёх частях [Текст]/ Л.М. Леонов. Книга 1. М.: Издательство «Голос», 1994. С.348

40 Астафьев, В.П. Царь-рыба: Повествование в рассказах [Текст]/ В.П. Астафьев. М.: Издательство «Эксмо», 2006. С.357

41 Астафьев, В.П. Там же. С. 259

42 Розанов, В.В. Люди лунного света (Метафизика христианства) [Текст]/ В.В. Розанов // Розанов В.В. Уединённое: Сборник. М.: Издательство «Эксмо», 2006. С.206

43 Залыгин, С.П. После бури: Роман [Текст]/ С.П. Залыгин. М.: Издательство «Современник», 1986. С.72



 


Похожие работы:

«Колесников Сергей Александрович МЕМУАРНО-БИОГРАФИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО В. Ф. ХОДАСЕВИЧА ( концепция личности русских писателей-модернистов рубежа XIX-XX веков ) Специальность 10.01.01 Русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Орел – 2012 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Орловский государственный университет Научный консультант: доктор филологических наук, доцент Черкасов Валерий Анатольевич Официальные оппоненты: Полонский...»

«Шитакова Наталия Ивановна В. НАБОКОВ И Г. ГАЗДАНОВ: ТВОРЧЕСКИЕ СВЯЗИ Специальность 10.01.01 Русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел – 2011 Работа выполнена в ГОУ ВПО Орловский государственный университет Научный руководитель : Драгунова Юлия Альбертовна, кандидат филологических наук, доцент Официальные оппоненты : Калениченко Ольга Николаевна, доктор филологических наук, доцент Меркурьева Наталья Алексеевна,...»

«ЗАНУКОЕВА ФАРИЗАТ ХАСАНОВНА ХУДОЖЕСТВЕННО-СТИЛЕВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В БАЛКАРСКОЙ ПРОЗЕ В АСПЕКТЕ РАЗВИТИЯ ФОЛЬКЛОРНЫХ ТРАДИЦИЙ 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации (кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик 2008 Работа выполнена в секторе балкарской литературы Института гуманитарных исследований Правительства КБР и Кабардино-Балкарского научного центра РАН. Научный...»

«ЕРШОВ ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ РЕГИОНАЛЬНОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ В РОССИЙСКОЙ МЕДИАСИСТЕМЕ Специальность 10.01.10. журналистика Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора филологических наук Москва 2012 Работа выполнена на кафедре теории и экономики СМИ факультета журналистики Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова Научный консультант: доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и экономики СМИ МГУ имени М. В. Ломоносова...»

«Зеленцова Светлана Владимировна ФУНКЦИИ ПЕЙЗАЖА В МАЛОЙ ПРОЗЕ И.А. БУНИНА (НА МАТЕРИАЛЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ 1892-1916 гг.) Специальность 10.01.01Русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел – 2013 Диссертация выполнена на кафедре русской литературы XX – XXI веков и истории зарубежной литературы ФГБОУ ВПО Орловский государственный университет Научный руководитель:доктор филологических наук, профессор Михеичева Екатерина...»

«Веселова Ольга Николаевна ТРАДИЦИИ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО В СИМВОЛИСТСКИХ РОМАНАХ Ф.К. СОЛОГУБА ТЯЖЕЛЫЕ СНЫ И МЕЛКИЙ БЕС Специальность 10.01.01 Русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел – 2011 Работа выполнена на кафедре русской литературы XХ-ХXI веков и истории зарубежной литературы филологического факультета ФГБОУ ВПО Орловский государственный университет Научный руководитель: Михеичева Екатерина Александровна,...»

«Билибина Инна Александровна ИСТОРИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ В ИНТЕРПРЕТАЦИИ Д.С. МЕРЕЖКОВСКОГО-ХУДОЖНИКА Специальность 10.01.01 Русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел – 2010 Работа выполнена на кафедре русской литературы ХХ – ХХI вв. и истории зарубежной литературы филологического факультета ГОУ ВПО Орловский государственный университет Научный руководитель: Михеичева Екатерина Александровна, доктор филологических наук,...»

«ПСХУ АЗА АБДУЛ-КЕРИМОВНА НАЦИОНАЛЬНЫЙ МИР И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОБРАЗЫ ЛИРИКИ МИКАЭЛЯ ЧИКАТУЕВА 10.01.02 – литература народов Российской Федерации (литература народов Северного Кавказа) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик - 2007 Диссертация выполнена на кафедре литературы Карачаево-Черкесского государственного университета им.У.Дж.Алиева. Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Бекизова Лейла Абубекировна...»

«ФЕДОРОВ Василий Викторович КУМУЛЯТИВНЫЙ ПРИНЦИП СЮЖЕТОСТРОЕНИЯ В НЕКЛАССИЧЕСКОЙ ПОЭТИКЕ Специальность 10.01.08 – Теория литературы. Текстология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тверь – 2011 Работа выполнена на кафедре теории массовых коммуникаций ГОУ ВПО Челябинский государственный университет. Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Марина Викторовна Загидуллина Официальные оппоненты: доктор филологических...»

«Щепилова ГалинаГермановна СИСТЕМНО-ФУНКЦИОНАЛЬНАЯТРАНСФОРМАЦИЯ РЕКЛАМЫ В СРЕДСТВАХМАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ Специальность 10.01.10–Журналистика АВТОРЕФЕРАТ диссертации насоискание ученой степени доктора филологическихнаук Москва – 2011 Работа выполнена накафедре теории и экономики СМИ факультетажурналистики Московскогогосударственного университета имени М. В.Ломоносова Научныйконсультант: докторфилологических наук, профессор Вартанова ЕленаЛеонидовна Официальныеоппоненты:...»

«Махотина Илона Юрьевна ЦЫГАНЕ И РУССКАЯ КУЛЬТУРА Литература и фольклор Специальность 10.01.01 — русская литература 10.01.09 — фольклористика Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель — д.ф.н., проф. М. В. Строганов Тверь 2011 Работа выполнена на кафедре истории русской литературы Тверского государственного университета Научный руководитель доктор филологических наук профессор...»

«ИКОННИКОВА Яна Владимировна СВОЕ И ЧУЖОЕ В ПРОЗЕ А.И.КУПРИНА: ПРОБЛЕМАТИКА И ПОЭТИКА Специальность 10.01.01 – Русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тамбов – 2013 Работа выполнена на кафедре русской и зарубежной литературы Института филологии ФГБОУ ВПО Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор ЖЕЛТОВА Наталия Юрьевна Официальные...»

«Ашихмина Елена Николаевна ГОРОД ОРЁЛ В ТВОРЧЕСКОЙ ЛАБОРАТОРИИ Н.С. ЛЕСКОВА Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орёл – 2010 Работа выполнена в ГОУ ВПО Орловский государственный...»

«ДВОЙНИШНИКОВА Татьяна Федоровна ЖЕНСКИЕ ОБРАЗЫ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИЗУЧЕНИЯ (на материале русского и англоязычного литературоведения 1970 - 2000-х гг.) Специальность 10.01.01 - русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Улан-Удэ – 2006 Работа выполнена на кафедре русской литературы ГОУ ВПО Бурятский государственный университет Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Затеева...»

«ИВАНАЙНЕН Ольга Викторовна АЗЪ ЛЕТОПИСЦА В ПОВЕСТИ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ, ЕГО ВАРИАНТЫ И СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ Специальность 10.01.01 Русская литература Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Орёл – 2010 Работа выполнена на кафедре истории русской литературы ХI – ХIХ вв. филологического факультета ГОУ ВПО Орловский государственный университет Научный руководитель: Шайкин Александр Александрович, доктор филологических наук, профессор Официальные...»

«ХАСАУОВА АМИНАТ МУХАРБЕКОВНА СТАНОВЛЕНИЕ ЖАНРОВЫХ ФОРМ И РАЗВИТИЕ КОНФЛИКТА В БАЛКАРСКОЙ ПРОЗЕ 1960-2000-Х ГОДОВ 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации (кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература) АВТОРЕФЕРАТ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик 2010 Работа выполнена в секторе балкарской литературы Кабардино-Балкарского Института гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН Научный руководитель: доктор...»

«УЛЬБАШЕВА ФАТИМА ХУСЕИНОВНА КАЙСЫН КУЛИЕВ И ИБРАГИМ БАБАЕВ: Опыт сравнительно-сопоставительной характерист и ки 10.01.02 – литература народов Российской Федерации (кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик 2008 Работа выполнена в секторе балкарской литературы Института гуманитарных исследований Правительства Кабардино-Балкарской Республики и Кабардино-Балкарского научного...»

«АНТОНОВ-ОВСЕЕНКО Антон Антонович РОЛЬ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ В ФОРМИРОВАНИИ ОБЩЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ В РОССИИ В 1917 Г. 10.01.10 – журналистика (филологические науки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Тверь – 2013 Работа выполнена на кафедре журналистики и новейшей русской литературы Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Тверской государственный университет Научный...»

«Черкасская Анастасия Александровна КУРТУАЗНЫЙ МАНЬЕРИЗМ: ОСОБЕННОСТИ РИФМЕННОГО ДИСКУРСА Специальность 10.01.01 Русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел 2013 Диссертация выполнена на кафедре русской литературы XХ-ХXI веков и истории зарубежной литературы ФГБОУ ВПО Орловский государственный университет Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Ковалев Петр Александрович Официальные оппоненты:...»

«Завершинская Елена Александровна СЛОВЕСНЫЙ И ТЕЛЕСНЫЙ ДИСКУРСЫ В РОМАНАХ Г. ФЛОБЕРА МАДАМ БОВАРИ И Л.Н. ТОЛСТОГО АННА КАРЕНИНА 10.01.08 – Теория литературы. Текстология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тверь 2011 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Новосибирский государственный педагогический университет Научный руководитель доктор...»






 
2014 www.avtoreferat.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.