WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 


Личность и творчество и.а. бунина в оценке французской критики

На правах рукописи

Кривцова Светлана Анатольевна

Личность и творчество И.А. Бунина в оценке

французской критики

Специальность 10.01.01 русская литература

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Орел 2008

Работа выполнена на кафедре русской литературы XX-XXI веков

и истории зарубежной литературы

ГОУ ВПО «Орловский государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Михеичева Екатерина Александровна,

Орловский государственный университет

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Дефье Олег Викторович,

Московский педагогический

государственный университет

кандидат филологических наук

Бондарева Наталия Алексеевна,

Орловский государственный

институт экономики и торговли

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Рязанский государственный университет им. С.А. Есенина»

Защита состоится « 22 » мая 2008 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.183.02 ГОУ ВПО «Орловский государственный университет» по адресу: 302026, Орел, ул. Комсомольская, 41.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Орловского государственного университета.

Автореферат разослан « 11 » апреля 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент А.А. Бельская

Общая характеристика работы

Творчество И.А. Бунина периода эмиграции до недавнего времени в силу известных исторических обстоятельств оставалось малоизученным «пластом» русской литературы и в то же время особенно привлекательным для читателей, критиков, литературоведов, которых не могла не интересовать судьба первого Нобелевского лауреата среди русских писателей. Еще в меньшей степени известной была реакция эмигрантской и французской критики на появление созданных в этот период значительных произведений И.А. Бунина, таких, как «Окаянные дни», «Жизнь Арсеньева», «Темные аллеи», «Митина любовь», и на его дооктябрьское творчество. Публикация в 1980-е – 2000-е годы воспоминаний о Бунине – В.Н. Муромцевой-Буниной, Г. Кузнецовой, М. Бахраха, Т. Муравьевой-Логиновой и др., статей о нем писателей - эмигрантов первой «волны» - Г. Адамовича, В. Ходасевича, Ф. Степуна, П. Струве, В. Вейдле, П. Бицилли, обращение к откликам и исследованиям французских писателей и критиков, современников Бунина - А. Жида, Ф. Мориака, Р. Роллана, А. де Ренье; выход в свет новых научных трудов о Бунине как российских - А. Бабореко, Д. Николаева, О. Сливицкой, О. Михайлова, О. Коростелева, Т. Двинятиной, О. Бердниковой, так и зарубежных – Ю. Мальцева, Т. Николеску, С. Крыжицкого, К. Ошар, Г. Симонова, Р. Герра, исследователей, архивистов, коллекционеров, приоткрыл «завесу» над ранее запретной темой.

В настоящее время не существует научного труда, в котором были бы широко представлены и обобщены оценки личности и творчества Бунина во Франции. Поскольку именно с Францией связаны более тридцати лет жизни Бунина, и именно во Франции он, покинув Россию, продолжал писать о ней, создавать шедевры, позволившие ему претендовать на Нобелевскую премию и получить ее, восполнить этот пробел в воссоздании картины жизни и творчества Бунина нам представляется необходимым.

Актуальность исследования состоит в осмыслении инонациональной рецепции творчества И.А. Бунина в межкультурном диалоге, в насущной потребности российской литературоведческой науки, для которой творчество писателей - эмигрантов в целом, и «первой волны» в том числе, остается одной из малоизученных и перспективных проблем.

Научная новизна диссертации определяется следующим:

а) для создания более полной картины развития русской литературы первой половины ХХ века исследуется «образ другой страны», внедренный в иноязычное поле писателями - эмигрантами;

б) И.А. Бунин, сохранивший приверженность классической традиции, наиболее полно воссоздавший образ утраченной родины, первым из русских писателей получивший Нобелевскую премию, представлен как «медиатор поколения» писателей - эмигрантов;

в) в работе впервые вводится в научный оборот, подвергается систематизации и типологизации новый материал (из российских архивов – РГБ, ИМЛИ, ОГЛМТ – в переводе автора), касающийся осмысления французской критикой творчества И.А. Бунина.

Цель работы: рассмотреть весь «комплекс» оценок, которые получило творчество И.А. Бунина во французской (включая эмигрантскую) критике, а также степень воздействия на писателя двух культур – русской и французской.

Для достижения цели необходимо решение следующих задач:

  • Рассмотреть влияние факта эмиграции на творчество русских писателей, Бунина в том числе, «поля власти» - на «поле литературы»;
  • Представить творчество И.А. Бунина как неотъемлемую часть литературы «русского зарубежья»;
  • Рассмотреть поэтапно восприятие бунинского творчества во Франции, обосновать это восприятие инонациональной спецификой критического подхода;
  • Определить комплекс основных характеристик личности и творчества И.А. Бунина во французской критике;
  • Определить сферу воздействия французской культуры на творчество русского писателя.

Объектом исследования стали монографии, статьи, очерки, воспоминания, интервью, корреспонденции французских писателей, критиков, литературоведов, в которых дается оценка произведений И.А. Бунина, формируется представление о личности писателя. В отдельных случаях, когда возникает необходимость воссоздания более обстоятельной характеристики творчества И.А. Бунина в иноязычной критике, привлекаются источники на других языках.





Предметом рассмотрения в диссертации стала проблема формирования имиджа русского писателя в инонациональном поле и функционирования в нем русскоязычных произведений.

Материалом исследования явился обширный материал франкоязычных и русскоязычных (изданных во Франции) критических работ, посвященных творчеству И.А. Бунина, фактам его биографии, творчеству других писателей русского зарубежья. Автор широко привлекает архивный материал, а также предлагает собственный перевод французских источников, ранее не публиковавшихся на русском языке.

Основными методами исследования стали: биографический, функциональный, историко-литературный, сравнительно-типологический. Использование данных методов позволяет создать целостную картину восприятия личности и творчества И.А. Бунина во Франции.

Теоретическо-методологическую базу диссертации составили научные труды в области теории художественного текста (А. Потебня, Ю. Лотман, Б. Томашевский, Ш. Ледре, К. Ошар), функционирования литературы (И. Тэн, Г. Плеханов, А. Скафтымов, Д. Лихачев), сравнительно - исторического литературоведения (А. Веселовский, В. Жирмунский, Р. Барт), герменевтики (П. Рикёр, М. Бахтин, П. Бурдье).

На защиту выносятся следующие положения:

  • Писатели-эмигранты «первой волны» свою миссию видели в том, чтобы вдали от родины сохранить русскую культуру. И.А. Бунин оказался в числе тех, кто наиболее плодотворно способствовал решению этой задачи.
  • Жизнь Бунина на долгие годы оказалась связанной с иноязычной культурой, и «поле власти» не могло не оказать на него влияния. Но и в этих условиях Бунин оказался верен ранее сформировавшимся принципам жизни и творчества, и «адресатом» его произведений, в первую очередь, оставался русский читатель.
  • Французской критикой Бунин был воспринят как наиболее яркий представитель «чужой» культуры, с которой, вследствие происшедших исторических событий, неизбежно должен был сблизиться французский читатель и критик.
  • Отношение к творчеству Бунина во Франции менялось в разные исторические периоды: от незначительного интереса к нему в 20-е годы - до вспышки внимания в 30-е годы - к новой «волне» интереса в 90-е годы, результатом чего стали серьезные научные исследования его творчества.
  • Личность и творчество И.А. Бунина стали объектом внимания многих известных французских писателей, критиков, литературоведов. Восприятие творчества Бунина иноязычной аудиторией определяется спецификой подхода к нему: образ «осознанного другого» проходит проверку сформировавшимися в данной языковой группе художественными представлениями и принципами.

Структуру диссертации определяют ее цель и задачи. Работа состоит из Введения, двух глав, Заключения, Списка литературы и Приложения, которое составляют неизвестные ранее российскому читателю статьи о Бунине на французском языке. Общий объем работы составляет 220 страниц. Список литературы включает 190 наименований.

Теоретическая значимость работы состоит в уточнении представлений о рецепции, о «диалогичности» литературного процесса, о соотношении оригинального текста и перевода.

Практическая значимость работы. Положения и выводы диссертации могут быть привлечены для дальнейшего исследования произведений И.А. Бунина и критического осмысления его творчества на родине и за рубежом, а также найти применение в практике вузовского преподавания: при подготовке лекционных курсов по истории русской литературы, литературы русского зарубежья, спецсеминаров и спецкурсов, посвященных творчеству И.А. Бунина.

Апробация результатов работы проводилась на аспирантском объединении и заседаниях кафедры русской литературы XX – XXI веков и истории зарубежной литературы Орловского государственного университета в ходе обсуждения материалов и результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования были представлены в докладах на международных научных конференциях в Орле: «Литература XX – XXI веков: история и поэтика» (2002), «Центральная Россия и литература русского зарубежья» (2003), «Творчество писателей-орловцев в истории мировой литературы» (2004), «Творческое наследие И.А. Бунина: традиции и новаторство» (2005), «Славянских чтениях» (2005); в Воронеже в 2004 г. - на международной научной конференции «Мир идей и взаимодействие культур в литературе нового времени». Основные положения диссертационного исследования отражены в 6 публикациях.

Основное содержание работы.

Во Введении, помимо актуальности, новизны и других параметров, определяющих качественный уровень диссертации, дано теоретическое обоснование рассматриваемых проблем.

Поскольку «произведение искусства является одновременно моделью двух объектов – явления действительности и личности автора…»,1 вопрос о соотношении данных «объектов» является актуальным и не имеет однозначного решения. Согласно теории одних исследователей (И. Тэн), не следует забывать, что «всякая литература неизменна лишь в более или менее широких пределах исторической эпохи и понятна для слоев населения определенного социального и культурного уровня».2

Разновидностью данной концепции следует считать сравнительно - исторический метод в литературоведении, сторонники которого (А. Веселовский, В. Жирмунский) утверждают, что «новые» мотивы - это существовавшие ранее у других народов, в иные времена мотивы, данные в новой интерпретации, и «поэтический прогресс состоит в том, что в прежние образы внесено более человечных мотивов, более понятной нам психологии, более современной рефлексии».3

Формалисты признают самостоятельное развитие литературы, вытекающее лишь из «имманентных», свойственных самой литературе возможностей, тем самым, отрицая действенное влияние на литературный процесс «предметно-словесной организации». Однако и в этом случае неизбежно учитывается объективно существующее явление – адресат. Поскольку искусство имеет знаково-коммуникативную функцию, художник доносит свою моделирующую систему до сознания аудитории (Ю. Лотман), и адресат не просто пассивно воспринимает творение художника, но активно воздействует на процесс создания произведения искусства. Как считает немецкий исследователь Вольфганг Изер, настоящее понимание текста приходит только в процессе его конкретизации. Литературное произведение появляется, когда происходит совмещение текста и воображения читателя, и это «всегда имеет место в действительности».

Идею активного адресата, не только индивидуально воспринимающего текст, но и воздействующего на автора, отстаивает родоначальник психологической школы А.А. Потебня. По мнению ученого, «читатель может лучше самого поэта постигать идею его произведения. Сущность, сила такого произведения не в том, что разумел под ним автор, а в том, как оно действует на читателя, следовательно, в неисчерпаемом возможном его содержания».4

Разработкой теории и принципов истолкования текстов занимается относительно молодая наука герменевтика, в настоящее время являющаяся методологической основой гуманитарного знания. Отношение письма к слову и слова к событию и его смыслу лежит в основе герменевтической проблемы.

Однако само это отношение возникает не иначе, как в цепи интерпретаций, которые и образуют историю герменевтики. (П. Рикёр) М. Бахтин основой художественного творчества и гуманитарных наук считал диалогичность: высказывания автора (тексты) направлены на другое полноправное сознание, в рамках которого «имеет место активность вопрошающая, провоцирующая, отвечающая, соглашающаяся, возражающая». Движение данного текста от исходной точки назад - «прошлые контексты», вперед – «предвосхищение будущего контекста» - М. Бахтин характеризовал как «этапы диалогического движения понимания.5 В диалоге преодолевается «чуждость чужого», между его участниками устанавливается согласие.

В последнее время за рубежом все более популярной становится нетрадиционная герменевтика, так называемая «герменевтика - 2», которая направлена на выяснение подоплеки явного смысла, на разоблачение «ложного сознания», «срывание масок». В данном случае интерпретации перестают обладать диалогической активностью, утрачивают тенденцию к обретению согласия, «разъяснение» носит крайне субъективный характер.

Ярким примером «разоблачающей герменевтики» является теория французского исследователя П. Бурдье. Главную задачу П. Бурдье видит в том, чтобы «подтолкнуть читателя к разрыву с рутиной ординарного мышления и восприятия».6

Первым шагом к подобному «разрыву» Бурдье считает утверждение полной зависимости «литературного поля» от «поля социального».

«Литературное поле» представляет собой поле сил, воздействующее на всех вступающих в него «агентов» («интеллектуалов», «творцов») по-разному, и занимает подчиненную позицию по отношению к «полю власти», которое представляет собой «пространство силовых отношений между агентами и институциями, обладающими капиталом».

Характеризуя творческий процесс, автор использует такие термины, как «культурная продукция», «поле культурного производства», «рыночная словесность» и другие, подтверждающие, на наш взгляд, принадлежность к монологической ветви герменевтики, не нуждающейся как в диалоге, так и в обретении знания. Нам представляется, что теория Бурдье чужда по самой своей сути русской литературе, в которой на основных этапах ее развития доминировало индивидуальное, творческое начало, и это правило распространяется на русское зарубежье, в том числе на Бунина, который сумел уйти от большевистского «поля власти», да и зарубежным писателем не стал ни в какой мере, не понял и не принял их «систему координат».

Авангард читающей публики, в первую очередь вступающей в диалог с авторами, являют собой критики, представляющие «литературу о литературе». Их деятельность является весьма существенным компонентом функционирования литературы. Критика – «организатор художественно - творческого процесса, влияющий на все его звенья и на характер взаимодействия между ними», ее задача - оценивать литературное произведение, опираясь на глубокие знания законов литературного развития, учитывая индивидуальность писателя, обосновывая свои суждения. Литературная критика выполняет функции творческого посредника между автором и читателем. Она способна стимулировать и направлять читательскую деятельность. Оценивая конкретные произведения, критика имеет и обобщающее значение, так как рассматривает литературный процесс современности, формирует художественно – эстетические вкусы. Пример тому – деятельность таких известных критиков, как В.Г. Белинский, Н.Г. Чернышевский, Д.И. Писарев, Н.А. Добролюбов.





В свете существующей проблемы «теоретического и исторического рассмотрения» литературного произведения необходимо определиться в трактовке таких понятий, как литературоведение и критика, между которыми есть и моменты сближений, и моменты отталкиваний. В науке о литературе на этот счет нет единого мнения. Так, Р. Барт считает, что «…критика не есть наука. Наука изучает смыслы, критика их производит… она занимает промежуточное положение между наукой и чтением».7 В то же время один из видных теоретиков искусства начала века, Д.С. Мережковский, выделял три разновидности критики: научную критику, «у которой есть пределы», объективную художественную критику, «которая также ограниченна», и критику «субъективную, психологическую, неисчерпаемую, беспредельную по существу своему, как сама жизнь», когда каждый дает объяснение великих писателей «в своем духе, в своем свете». Первые две названные автором категории критики можно отнести, скорее всего, в разряд литературоведения, третью (субъективную) в разряд критики.

Этот и другие варианты деления свидетельствуют о том, что литературоведение и критика тесно связаны между собой, дополняют одна другую. Литературоведение, как и литературная критика, также занимается разбором и оценкой художественных произведений. Сегодня значение и притягательная сила литературы определяется тем, что «вся наша деятельность пронизана актами интерпретации: мы живем посредством истолкования, привнесения смысла в действительность», и в этом плане литературоведение и критика выполняют общие задачи.

Объединяет литературоведение и критику необходимость обращения к конкретным текстам, анализ их; ориентировка на читателя. Литературоведы, как и критики, – «живые люди, члены общества, участники исторической жизни своих народов», следовательно, они не могут не выражать в научных трудах собственных взглядов, идейных и эстетических пристрастий. Критики, как и литературоведы, не могут не учитывать исторический и культурный контекст, своеобразие авторского мировидения, не следовать отдельным принципам и приемам анализа текста. В их задачу входит также рассмотрение литературного процесса современности, формирование теоретической программы развития литературы.

В то же время между этими двумя способами «разъяснения» литературных явлений существуют и различия. Опираясь на анализ произведений, литературная критика оказывается напрямую причастной научному знанию. Но бытует также критика-эссеистика, не претендующая на аналитичность и доказательность, «являющая собой опыты субъективного, по преимуществу эмоционального освоения произведения».8 Главная задача литературоведения - выяснять и показывать объективные особенности и закономерности исторического развития художественной литературы народов мира. Подход к анализу конкретных текстов, к его интерпретации осуществляется в литературоведении с учетом этих закономерностей. Диапазон литературоведения гораздо шире, чем диапазон критики. Как пишет Д.С. Лихачев, литературоведение - это «целый куст различных наук», составными частями которого являются источниковедение, текстология, библиография, музееведение, история и теория литературы. Каждая из составляющих имеет свои аспекты и разделы. Лихачев предостерегает от смешения задач исследователя с популяризаторскими задачами, что приводит к наукообразности.9

Затронутые теоретические вопросы имеют прямое отношение к теме нашего исследования – осмыслению восприятия личности и творчества И.А. Бунина во Франции. Именно в творчестве этого писателя нашла наиболее полное выражение главная историческая миссия, которую выполняла русская эмиграция, – «сохранение культуры для будущей России». С другой стороны, «образу чужого», неизбежно формирующемуся в недрах инонациональной культуры, наиболее соответствовал этот не поддающийся влиянию «поля власти», предпочитающий «создавать свою, не иностранную и не советскую литературу, практически литературу несуществующего государства»10 русский писатель, чьи «изумительно зоркие глаза бескомпромиссно враждебны всяким точкам зрения».11 Бунин, который «никогда ни во что не рядился ни внешне, ни внутренне», и в эмиграции оставался самим собой: русским писателем, вынужденным временно сменить место жительства. Ведь национальность литературы, как очень точно определил В.Ф. Ходасевич, «создается ее языком и духом, а не территорией, на которой протекает ее жизнь, и не бытом, в ней отраженным».12

В первой главе «Французские «страницы» жизни и творчества И.А. Бунина» - рассматриваются основные черты личности Бунина, специфика его творчества, обусловившие особенности вхождения писателя в инонациональное пространство. Ситуация с Буниным представлена как типичная для «первой волны» русской эмиграции и в то же время как весьма своеобразная – в силу ярко выраженной его индивидуальности.

В § 1 - «Жизнь и творчество И.А. Бунина в первые годы эмиграции» - рассматриваются факты жизни и творчества первого десятилетия пребывания писателя во Франции, принципы формирования его взаимоотношений с литературной средой новой родины и с русской эмиграцией, с одной стороны; реакция французского общества на явление русской эмиграции в целом и на творчество Бунина в частности – с другой.

После революции и гражданской войны за пределами России оказалось множество видных писателей и критиков. Среди них были и те, кто писал о жизни и творчестве И.А. Бунина: В. Ходасевич, Г. Адамович, В. Вейдле, П. Бицилли, А. Левинсон и др. В эмиграции заявили о себе Ю. Терапиано, Ю. Мандельштам и др. Заслуживают внимания и критические работы З. Гиппиус, Д. Мережковского, М. Алданова, Ф. Степуна и др.

Главным содержанием литературно - критического процесса в эмиграции были споры о кризисе культуры, о двух ветвях русской литературы XX века, о причинах этого разделения, о традициях и о поколении, идущем на смену Серебряному веку. Почти каждый эмигрантский критик предлагал свои пути преодоления кризиса. Сохранение достижений культуры для будущей России большинством эмигрантов стало осознаваться как главная миссия после того, как они оказались вне родины. Параллельно ставилась задача ознакомления Запада с русской культурой. Это знакомство проходило в самых разных формах: научные статьи, опубликованные в иностранной печати на разных европейских языках, переводы, преподавательская деятельность.

В 1920-1922 годах И.А. Бунин уделяет первостепенное внимание публицистике, его статьи регулярно появляются на станицах газет «Последние новости», «Общее дело», «Свободные мысли» и других. Писатель ведет дневник, выступает в эмигрантских газетах с открытыми письмами, публицистическими заметками, отвечает на политические анкеты. Дневниковые записи, сделанные в Москве и Одессе, перерастают в самое значительное произведение этого времени – «Окаянные дни». Бунин печатает статьи: «О Горьком», «Суп из человеческих пальцев», «Красный гимн», «Пресловутая свинья», «Многогранность», «Несколько слов английскому писателю», цикл «Записная книжка» и др., вступает в яростную полемику со всеми, кто хоть в какой-то степени пытается оправдать происходящее в России, - Горьким, Уэллсом, Ролланом и др.

В 1927 году И. Бунин и К. Бальмонт вступили в продолжительную дискуссию в печати с Р. Ролланом относительно свободы слова в Советском Союзе. Роллан выступил с приветствием по поводу 10-й годовщины Октябрьской революции, в котором лестно писал о достижениях в послеоктябрьской России. Бальмонта, который был знаком с Ролланом, это возмутило, и он обратился к нему через газету «Avenir» («Будущее») с открытым письмом, выражая свое негодование и обличая большевистский режим. Редакция газеты предложила Бунину присоединиться к письму-обращению Бальмонта.

Обращение к Р. Роллану за подписью Бальмонта и Бунина было напечатано в «Avenir» 12 января 1928г.: «Le Martyre des crivains russes. A Romain Rolland. Un appel dsespr de Costantin Balmont et Ivan Bounine» («Мученичество русских писателей. Ромену Роллану. Отчаянный призыв Константина Бальмонта и Ивана Бунина»). В этом обращении они упрекали французского писателя в том, что его примиренческая позиция усиливает шансы большевизма на признание в мире и ставит под сомнение миссию русской эмиграции.13

В 1921-1923 годах Бунин создает новые художественные произведения, публикует то, что было написано до революции. В «Общем Деле» печатаются подборка стихотворений под общим заглавием «Листопад», рассказ «Старуха». В журнале «Русский эмигрант» к пятидесятилетию писателя выходят стихи «Миньона» и «Зимний вечер», рассказ «Готами». В «Руле» печатаются циклы стихотворений «Восток», «Далекое», «Святки». В «Общем Деле» и других изданиях публикуются рассказы, сказки, созданные Буниным в эмиграции, – «Далекое», «Безумный художник», «Косцы», «Преображение», «Несрочная весна» и др. В 1924–1925 годах была напечатана «Митина любовь», выходят сборники рассказов «Роза Иерихона», «Солнечный удар», «Божье древо».

Когда в эмигрантской прессе начинают появляться статьи о творчестве И.А. Бунина, становится очевидным особое отношение к нему критиков: слово его воспринималось как откровение. О Бунине писали все крупнейшие критики русского зарубежья, обращаясь к его к творчеству многократно; из статей «вырастали» сборники, монографии. Личность и творчество И.А. Бунина вызывали глубокий интерес многих французских писателей и критиков. Высокую оценку его произведениям дали Рене Гиль, Анри де Ренье, Ромен Роллан, Клод Фаррер, Андре Жид, Франсуа Мориак, Шарль Ледре, Фернан Райе, Ги де Луркад, Жан Гиро, Жером и Жан Таро и др.

Современники Бунина единодушно отмечали, что именно в изгнании художник создал лучшие свои произведения. В творчестве Бунина ярко отражены традиции русской литературы и поэтической системы, сложившейся в России. Бунин - реалист, которому свойственны следование традиции и свобода творчества, образная память, знание народного языка, изумительная изобразительность, словесная чувствительность. В то же время Бунин – художник Серебряного века, и он внес в литературу новые, непривычные темы и звучания, создал ни с чем не сравнимый стиль, до сих пор поражающий своей необычностью.

В § 2 - «И.А. Бунин и французская литература. К проблеме осмысления образа «другого» - рассматриваются вопросы соотнесенности русской и французской литератур, типологические связи Бунина с французскими писателями, наиболее близкими ему по духу творчества – Гюставом Флобером, Ги де Мопассаном, Марселем Прустом.

Говоря о литературных традициях прозы Бунина, многие исследователи называют имена русских классиков: Л. Толстого, И. Тургенева, реже – Н. Гоголя, из современников – А. Чехова, упоминают о Ф. Достоевском, почти не затрагивая связей Бунина, прожившего в эмиграции более тридцати лет, считавшего Францию своей «второй родиной», с французской литературой.

В 1886 году была напечатана книга фрацузского литературоведа Мельхиора де Вогюэ «Русский роман», составленная из четырех критических очерков, опубликованных ранее в журнале «Rvue des Deux Mondes» («Журнал Двух Миров»): «Тургенев» (1873), «Толстой» (1884), «Достоевский» (1885), «Гоголь» (1885), в книгу также вошла статья «О реализме в русской литературе» (1886). В своей книге известный французский критик, рассматривая творчество русских классиков, делает особый акцент на роли произведения искусства и писателя в России. По мнению Э.-М. де Вогюэ, для француза литература – это приятное времяпровождение. Для русского же человека литература – не баловство. Она для него насущный хлеб духовный. Западные писатели уже не живут так – «в такой степени и в таком контакте» с той жизнью, которую они изображают. Русская литература – «часть общества»; писатель не «рисует», не «развлекает» общество – он принадлежит обществу: дистанции между ними нет. В русской литературе Вогюэ находит искомый идеал, который утратила литература французская. Самыми существенными качествами русского романа Вогюэ считает моральную ценность, стремление «постигнуть тайну мироздания», философски осмыслить мир. В этом он видит существенное преимущество русских писателей перед французскими, намеренно ограничивающими свой горизонт пределами видимого мира. Вогюэ противопоставляет гуманизм и высокую духовность русской литературы бездуховности западноевропейских литератур. Особенностью российского реализма критик считает служение русской литературы общественному долгу, ее высокую духовность и огромную нравственную силу. Вогюэ выделяет два типа реализма: русский, «одухотворенный глубокой человечностью» и западноевропейский (Флобер, натуралисты), «лишенный веры, волнения и милосердия».14

Исследователи не раз обращались к проблеме соотнесенности русской и французской литератур. В частности, Е.Н. Купреянова в статье 1976 года исследует «социальный смысл нравственной философии романов» «Мадам Бовари» Г. Флобера и романов Л. Толстого «Семейное счастье» и «Анна Каренина». Основной упор в статье Е.Н. Купреяновой сделан на существование «национальной типологии» реализма во Франции и в России. Подтверждая убедительными примерами демонстративное использование Толстым флоберовского любовного сюжета, целого ряда отдельных эпизодов, мотивов, деталей, исследователь настаивает на их принципиальном отличии. Если Флобер сосредоточен на «себялюбии» любовной страсти, и в итоге вынужден признать, что «несоответствие низменной реальности высоким устремлениям человеческого духа» приводит к разрушению личности, то Толстой из жизненно достоверной ситуации извлекает «совершенно иной нравственно философский и социальный корень». «Примат духовного начала над телесным», жизни «для души» над жизнью «для брюха» - рождает совершенно другую, чем у Флобера, оптимистическую философию жизни.15

И.А. Бунин, для которого и Флобер, и Толстой были несомненными авторитетами в жизни и в творчестве, соглашается с Флобером в значимости для человека любовного «мига жизни» («Темные аллеи», «Жизнь Арсеньева» и др.), а с Толстым его объединяет, прежде всего, «мысль о причастности человека к такому трансцендентному содержанию, которое закрыто для разумного познания и вообще выходит за пределы конечного мира».16

Г. Адамович отмечал, что Бунин, проведя долгие годы во Франции, рассказал об этом «благословенном уголке земли» так, как мало кто из французов.

Как известно, в последние годы жизни Бунин неоднократно выступал в особом жанре: пересказа-переработки французских источников. Таковы, например, его очерки: «Камилл Демулен», «Человек, который умер от страха», «Суета сует» и др. Последний очерк, к примеру, представляет собой пересказ главы из книги французского историка Жоржа Ленотра «Революционный Париж. Старые дома, старые бумаги» («Paris rvolutionnaire. Vieilles maisons, vieux papiers»).

Цикл «Провансальские пересказы» представляет собой переводы, иногда сокращенные переложения или, напротив, расширенные пересказы отрывков из книги французского поэта Фредерика Мистраля «Истоки моей жизни. Воспоминания и рассказы», впервые вышедшей в Париже в 1929 году. В основе книги Мистраля – народные легенды, сказки-анекдоты. «Провансальские пересказы» имеют самостоятельную художественную ценность и представляют переводческое мастерство Бунина.

Г. Адамович писал о Бунине, что из французских писателей он особенно ценил Флобера и Мопассана, «пробовал читал Пруста и очень им восхищался». А. Бахрах подтверждал, что Бунин был «ярым поклонником Флобера».

Сам Бунин признавал авторитет Флобера, говорил о глубоком таланте, изучал его творчество.

Не оставили без внимания интерес Бунина к Флоберу и критики. Связь Бунина с Флобером видится им, прежде всего, в близости некоторых моментов биографий, в сходстве духовных интересов, в философской проблематике, в психологическом характере творчества, в проявлениях творческого метода (сходство сюжетов, способов раскрытия характеров, пейзажа, трактовок роли портрета, света, значимости детали…).

В октябре 1925г. в «Comoedia» вышла статья А. Левинсона (Andr Levinson) «Un grand prosateur: Bounine» («Великий прозаик: Бунин»), в которой критик сравнивает рассказ Бунина «Митина любовь» с романом Флобера «Воспитание чувств» («L’ducation sentimentale»): «Это зловещее «воспитание чувств» рассказывается в стиле, который я осмелюсь сравнить со стилем другого «Воспитания чувств», французского… Великие русские – кроме Пушкина – все многословны. Бунин же вводит утонченный лаконизм».17

В трактовке любовного чувства Бунин наиболее близок Ги де Мопассану, к пониманию которого он пришел опять-таки через Флобера. «Дар жизненности» (Г. Адамович), которым, по мнению русских почитателей его творчества, обладал Мопассан, привлек Бунина. Однако при сравнении Бунина с Мопассаном видна и глубокая разница в отношении к женщине. У Мопассана отсутствует в отношениях героев та страстность и готовность на любые жертвы ради любви, которые так характерны для бунинских героев. Нет у Мопассана и идеи катастрофичности любви, которая заключена почти в каждом рассказе Бунина («Кавказ», «Митина любовь», «Генрих» и др.). Само отношение Мопассана к женщине, то насмешливое, то сострадательное, часто легкомысленно-шутливое, не идет ни в какое сравнение с бунинским взглядом на женщину как на существо таинственное, приносящее мужчине одновременно и счастье, и страдание. Разница между писателями и в средствах художественного воплощения чувств. Бунин, оставаясь художником реалистического толка, все чаще пользуется, по словам М. Крепса, «средствами модернистской литературы, а если говорить более точно, средствами импрессионистическими».

Доказательством сходства и различий русского и французского писателей в трактовке темы любви и образа женщины является сопоставительный анализ их произведений – «Пышки», очерка «На воде» Мопассана и рассказов Бунина «Митина любовь», «Бернар».

Особое место принадлежит Бунину в борьбе и взаимодействии художественно-эстетических направлений XX века. Бунин, оставшись верным наследию русской классики, тем не менее, чутко воспринимал новые веяния XX века, и это восприятие шло по пути внешнего отторжения модного и одновременного внутреннего принятия того, что было ему близко и что, рано или поздно, должно было найти отражение в его творчестве.18

Особенно ярко эта тенденция выразилась на отношении Бунина к Прусту. Пруст для Бунина – синоним «современного писателя», а «все современные писатели были для него, как Пруст». Но если Бунин внешне выражал свою нелюбовь к Прусту, то критики часто сравнивали с ним Бунина.

По мнению исследователей, техника создания воспоминаний, путешествие мыслью в прошлое, воспроизведение утраченного времени под влиянием случайного ощущения, случайного психологического или чувственного импульса сближают Бунина с М. Прустом.

В предисловии к новому изданию «Жизни Арсеньева», вышедшему в Париже в 1999 году, современный французский исследователь Жак Катто также сравнивает воссоздание прошлого у Бунина с поиском утраченного времени у Пруста. По словам Ж. Катто, у них есть определенное сходство: содержательность, богатство запахов, звуков и красок, воссозданная память. Но есть и глубокие отличия. Французский исследователь отмечает, что Бунин «…не распутывает тонкий и увлекательный клубок движения памяти. Его картины рождаются законченными, начиная со звука, цвета, букета запахов, великолепно созданных в вечном настоящем со своим непосредственным резонансом и погруженным в раздумье продолжением...».19

В § 3 – «Нобелевская премия как подтверждение значимости вклада И.А.Бунина в мировую литературу (по материалам французской прессы)» - рассматриваются предпосылки, итоги и сам факт присуждения Бунину Нобелевской премии.

Присуждение в 1933 году литературной премии Нобеля - крупное событие в творческой жизни Бунина, свидетельствовавшее о признании его таланта западным обществом. Знаменательно это вручение и для России: И.А. Бунин стал первым русским писателем, удостоившимся этой чести.

Закономерно, что современники видели в Бунине наиболее достойного претендента на Нобелевскую премию в русской литературе. Восхищение и уважение к личности и творчеству И. Бунина высказывали многие французские писатели и критики. Вопрос о том, кому же будет присуждена ближайшая Нобелевская премия по литературе, широко обсуждался на страницах французской прессы. Главными претендентами на награду выступали М. Горький и Д. Мережковский, назывались также имена М. Шолохова, А. Куприна и других писателей, живущих в России и находящихся в эмиграции. Высказывались и предложения о совместной кандидатуре – Бунина, Куприна, Мережковского; Бунина и Горького и др.

В том, что на протяжении многих лет, несмотря на неоднократное выдвижение кандидатуры Бунина на Нобелевскую премию, предпочтение оказывалось другим номинантам, сказывалась недостаточная информированность о бунинском творчестве в кругах Шведской Академии наук. Значительную роль в присуждении Бунину Нобелевской премии сыграла переводческая деятельность Сигурда Агрелла.

Присуждение Бунину Нобелевской премии вызвало глубокий интерес к русскому писателю. Нобелевские дни русского лауреата в Стокгольме подробно освещались в парижских газетах «Эхо Парижа», «Последние новости», «Сегодня», «Новое русское слово» и других.

Факт присуждения И.А. Бунину Нобелевской премии не оставил без внимания ни один печатный орган Франции, независимо от политической ориентации его авторов. Все французские газеты и журналы определили свою позицию в отношении решения Шведской Академии. Малоизвестные документальные и архивные материалы, связанные с присуждением И.А. Бунину Нобелевской премии, приводимые в диссертации в Приложении и представленные в переводе по ходу исследования, помогают раскрыть сложную картину неоднозначного отношения французской критики к этому культурному событию.

Глава 2 «Специфика восприятия творчества И.А. Бунина французскими писателями, исследователями, критиками» - посвящена рассмотрению эволюции отношения к Бунину и его творчеству во Франции после присуждения ему Нобелевской премии, выяснению обстоятельств, способствовавших этой эволюции.

В § 1 - «Личность и творчество И.А. Бунина в монографии Шарля Ледре (Charles Ledr) и французской критике 30-х годов» рассматриваются основные отклики, которые появились в печати в 30-50-е годы XX века. Опираясь на архивный материал, мы вносим ряд уточнений и поправок относительно предлагаемых источников.

И.А. Бунин - один из трех русских романистов, которым посвятил свою книгу французский критик Шарль Ледре - «Trois romanciers russes: I. Bounine, A. Kouprine, M. Aldanov» («Три русских романиста: И. Бунин, А. Куприн, М. Алданов»). Глава, посвященная творчеству И.А. Бунина, переведена нами на русский язык.

В книге «И.А. Бунин: pro et contra» содержится библиография, включающая в себя литературу о жизни и творчестве И. Бунина за 1892 – 1999 годы. Книга Ш. Ледре в данном библиографическом указателе ошибочно помещена среди изданий за 1930 год.20 Действительно, единственный экземпляр этой книги на французском языке, хранящийся в Российской государственной библиотеке, не имеет указания на год издания. Не указан год ее издания и в откликах во французской прессе, которые вызвало появление работы Ш. Ледре. Однако, тщательно изучив данную монографию, можно сделать вывод, что книга Ш. Ледре вышла не ранее 1934 года. Обратимся к переводу, сделанному нами, и отметим несколько фраз, позволяющих подтвердить этот факт.

Предисловие к своей книге автор начинает с небольшой цитаты, взятой из «Пиковой Дамы» А.С. Пушкина: «А разве есть русские романы?» – дерзко спрашивает старая графиня Анна Федоровна у своего внука, который ей предлагает для чтения книги. Ледре обращает наше внимание на то, что эти строки были написаны в 1833г. К этому времени Гоголь еще не опубликовал «Мертвые души». Толстой «едва родился». Итак, отмечает французский критик, лишь полвека спустя (в 1886г.) Эжен–Мельхиор де Вогюэ сможет посвятить всю свою книгу русскому роману. «А в прошлом году, - продолжает Ледре, – ровно через сто лет после появления «Пиковой дамы» (то есть в 1933 году) - именно один из романистов, с которыми мы познакомимся далее, получил Нобелевскую премию по литературе. Какой острый апофеоз!» - восклицает автор.

Ш. Ледре акцентирует внимание на том, что произведения Бунина позволяют читателям глубоко проникнуть в его прошлое и открыть главные черты его характера. Такова «Жизнь Арсеньева», «прием глубокой изворотливой автобиографии, первый том которой появился вот уже 4 года тому назад», - отмечает автор.21

Ледре приводит список опубликованных во Франции произведений Бунина, указывая год их издания: «Жизнь Арсеньева» -1930.

Таким образом, вышеперечисленные факты подтверждают наличие ошибки в библиографических сведениях о книге французского автора и указывают на истинную дату ее написания.

Необходимо отметить, что ни одна из ранее изданных работ французских критиков о Бунине ни по своему содержанию, ни по количеству откликов не идет в сравнение с книгой Шарля Ледре. В отличие от предшественников, цель Ледре видит не в сообщении поверхностных наблюдений о русском писателе, а в основательном исследовании личности и творчества И.А. Бунина. Опуская все незначительное, французский критик останавливается на том, что кажется ему непривычным, оригинальным и достойным глубокого изучения. Свой убедительный анализ произведений Бунина – романа «Жизнь Арсеньева», повестей «Деревня», «Митина любовь», «Дело корнета Елагина», «Суходол», рассказов «Цикады», «Божье древо», «Господин из Сан-Франциско», «Солнечный удар», «Ида» и др. - Ледре сопровождает экскурсом в русскую литературу, демонстрируя прекрасное знание творчества писателей ХIХ века – И. Тургенева, Л. Толстого, А. Чехова, Д. Григоровича, и современных, как советских писателей – М. Горького, А. Толстого, Ф. Панферова, М. Шолохова, так и эмигрантов – А. Куприна, М. Алданова. Весь критический очерк пронизан глубокой симпатией автора к русской литературе, к творчеству Бунина в особенности.

Исследование Ш. Ледре постоянно перекликается с упомянутым в § 2 главы I «Русским романом» Э.-М. де Вогюэ. Как бы продолжая размышления Вогюэ, Ледре отмечает, что, поскольку русская деревня отличается от деревни французской - так же, как и русский характер, - отношения между человеком и природой здесь совсем не те, что у французских писателей. «Вы приведете убедительные доводы, - говорит он, - что в «Митиной любви» разница незначительна, и что какой-нибудь француз мог бы, как и бунинский Митя, увидеть в приметах зарождающейся весны облик той, которую он любит». Ледре отмечает, что у Мити это толкование весенних примет приобретает окраску трогательного мистицизма, достаточно чуждого западному человеку. Бунинская фраза подтверждает предположение французского критика: «Утреннее солнце блистало ее молодостью, свежесть сада была ее свежестью, все то веселое, игривое, что было в трезвоне колоколов, тоже играло красотой, изяществом ее образа».22

Другой пример: достаточно пробежать глазами «Деревню», чтобы увидеть там во многих местах строгое соответствие между суровостью мужиков и этими «сумеречными днями, холодными осенними ливнями», которые являются характерными приметами «Дурновки». «Необузданная и грубая радость русского крестьянина - как верна эта фраза по отношению к невыносимому зною разбушевавшегося солнца! С другой стороны, как нескончаемые противоречия славянского характера хорошо объясняются этой чудесной, то веселой, то грустной природой с ее цветущими садами, восхитительным летом, огромными степями, бескрайними реками, меланхоличными снегами! Все это Бунин воспел в своих ярких и чувственных стихах, описал в своих новеллах и романах», - отмечает французский критик.

Особый акцент Ледре делает на то, что русский писатель использовал многое из своей жизни в книгах, вышедших из-под его пера. Чтобы понять суть Бунина, следует обратиться к «Жизни Арсеньева» и «извлечь образ писателя со страниц, где он описал своего двойника». Действительно, Бунин позаботился о том, чтобы разъяснить нам и свое происхождение, и свои стремления, и свою жизнь. Автобиографизм, считает критик, - одна из составляющих прозы Бунина, и именно это свойство помогает ему воспроизводить то, что было много лет назад.

Основные положения главы о Бунине в книге Ледре, на наш взгляд, сводятся к следующему:

И. Бунин – типично русский художник, выразитель славянского характера, самых секретных его глубин. В созданных им художественных образах отразились типичные национальные черты:

а) покорность, смирение, христианский стоицизм;

б) почтение к «святым», «божьим людям»;

в) малая привязанность к мирским благам, объясняющая и странную легкость, с которой большевикам удалось прийти к власти, и необыкновенную смелость, доказательством которой является феномен русской эмиграции;

г) склонность к противоречию, к «смешанным чувствам»: одновременно к счастью и страданию, к радости и страху. У И.А. Бунина противоположные чувства не предполагают выбора: они сосуществуют, влияют друг на друга и, кроме того, представляют собой два полюса, между которыми колеблется духовная жизнь славянина.

Бунин принадлежит к тем художникам, которые находят невыносимыми тяжесть бытия и вещей, и, тем не менее, терпят это настолько долго, насколько им позволено свыше. Им многократно описаны чувства, которые внушает неотвратимый конец. У автора «Деревни» чувствуется тревога за человеческую судьбу, в которой так много зависит от роковой предопределенности и от социальных сдвигов, - полагает Ледре.

Творчество И. Бунина часто оставляет в душе тягостное впечатление. Но даже те, кто рассматривает Бунина как «холодного» поэта и жесткого романиста, не могут оспаривать великолепие его языка и высокий уровень художественного исполнения. Бунин глубоко проникает в жизнь с ее сложностями и загадками, но тайна бытия так и остается неразгаданной. Критик подробно исследует метафизическую составляющую художественного сознания Бунина.

Как отмечает Ледре, автор «Деревни» не заботится о том, чтобы удивить и вызвать любопытство тех, кто его читает, описанием драматических событий, развлекательных сцен. В большинстве новелл Бунина «ничего не происходит» - ничего, что возбуждает воображение или торопит дочитать до непредсказуемой развязки. Бунин уделяет намного больше внимания описанию природы и глубоких чувств своих героев. В произведениях И. Бунина природа всегда находится в соответствии с жизнью человека, с его печалями и радостями.

Критик подчеркивает, что стиль И.А. Бунина – благородный и выдержанный, но эти качества не мешают писателю углубляться в быт, использовать разговорную речь. В рассказах о народной жизни язык писателя простой, взятый из реальной жизни. Когда же Бунин говорит об истоках рода Арсеньевых, он использует старинные, редко употребляемые слова, соответствующие серьезности разговора о былом величии дворянства.

Книга Ш. Ледре, в свою очередь, вызвала широкий резонанс во французской критике, в частности, подробный ее анализ дан в статьях Ги де Луркада23 и Жана Гиро.24

В § 2 – «И.А. Бунин и французские писатели-современники» - рассматриваются творческие взаимодействия Бунина с двумя другими лауреатами Нобелевской премии - А. Жидом и Ф. Мориаком. Принцип, положенный в основу анализа данных взаимоотношений, тот же, что и во втором параграфе первой главы, где рассматриваются связи Бунина с Г. Флобером, Ги де Мопассаном.

Касаясь взаимоотношений И.А. Бунина и А. Жида (1869-1951), исследователи отмечают, что первая их встреча состоялась в начале 20-х годов XX века.

В дальнейшем пути двух будущих лауреатов Нобелевской премии долго не пересекались. Бунин избегал иностранцев. Как свидетельствуют многие современники, Бунин не владел в достаточной мере французским языком, и это затрудняло его общение с французскими коллегами по литературному «цеху» (сведения об этом находим у В. Зензинова, А. Даманской, А. Седых, А. Бабореко, А. Бахраха и др.)

Осенью 1941 года Жид несколько раз встречался с Буниным и произвел на русского писателя «очень приятное впечатление». А. Жида Бунин также впечатляет. «Он великолепен!» - записывает французский писатель в своем дневнике, хотя и признается, что у него с Буниным «нет общих богов». Основание к такому выводу дают взгляды писателей на русскую классику. А. Жид пишет: «Его обожествление Толстого меня терзает так же, как и его презрительное отношение к Достоевскому, Щедрину, Сологубу». Сам Жид признавал, что они «не соглашаются ни в чем», что у них «очень разные литературные вкусы», но в то же время французский писатель ценил «неколебимость» Бунина, так как «в искусстве великие творцы должны быть каждый сам по себе, каждый самостоятельной личностью». Подлинной, глубокой дружбы между ними не было; но Жид относился к Бунину с большой симпатией и в трудные минуты, когда Бунин испытывал серьезные материальные затруднения, старался ему помочь.

Как свидетельствуют многие публикации в прессе, к 23 октября 1950г. четверо французских писателей создали «Комитет по празднованию восьмидесятилетнего юбилея писателя Ивана Бунина» («Comit pour clbrer le quatrevingtime anniversaire de l’crivain Ivan Bounine»). В него вошли: Роже Мартен дю Гар, Франсуа Мориак, Андре Моруа и Андре Жид, который был его председателем. Бунин получил множество поздравительных писем и телеграмм: юбилей был отмечен статьями в русской и французской прессе. Так, на первой странице газеты «Фигаро» А. Жид опубликовал замечательное письмо в адрес юбиляра, которое, по словам французского критика М. ле Гевеля, ясно показывает, как великие души могут понимать друг друга. Это письмо, написанное очень элегантно и остроумно, свидетельствует о глубокой симпатии Жида к русскому писателю: «Дорогой Иван Бунин, я опережаю вас лишь на один год в жизни; это значит, что мы с вами практически одного возраста - вы меня опережаете на 15 лет славы; ведь именно в 1933г., если не ошибаюсь, Швеция присудила вам Нобелевскую премию. Этой же высокой награды был удостоен во Франции Роже Мартен дю Гар, а потом, намного позже, и я сам. Достаточно ли этого звания, чтобы обратиться к вам сегодня от имени Франции и, на пороге вашего восемьдесят первого года, по-товарищески обнять вас? Нет, для этого нужно было еще, чтобы вы выбрали Францию своим убежищем для своего долгого изгнания...».25

Последние слова поздравительного письма делают намек на новеллу Бунина «Сверчок», написанную им на Капри в 1911г. Этот факт является свидетельством того, что Жид был не только дружески расположен к Бунину, но и читал его произведения в последние годы своей жизни. В новелле речь идет об ужасной смерти одного несчастного, отец которого, сам еле живой от холода, нес на спине своего взрослого сына, пытаясь его спасти. Впоследствии, выслушав рассказ отца об этом случае, кухарка спросила: «Дивное дело! Не пойму я того, как ты сам-то в такую страсть не замерз?» «Не до того было, матушка», - ответил он рассеянно.26 В переводе на французский язык эта фраза звучит несколько иначе, а именно: «У меня были другие дела». Обращаясь к Бунину, А. Жид вспоминает эти слова героя новеллы: «Дорогой Иван Бунин, Франция может гордиться тем, что принимает вас в изгнании. Так пусть же оно, во мраке, окружающем нас со всех сторон, подарит вам лучик надежды, пусть даст повод улыбнуться и никогда не отчаиваться: у вас есть другие дела!».

Несмотря на все расхождения во взглядах, что-то всё же притягивало писателей друг к другу. Возможно, предполагает М. ле Гевель, - их обоюдная неспособность впадать в иллюзии и лгать.

16 октября 1950 года другой известный французский писатель, Франсуа Мориак (1885-1970), также являющийся членом «Комитета по празднованию 80-летнего юбилея И. Бунина», прислал поздравительное письмо Бунину: «Мой дорогой и знаменитый Собрат. Как известно, ваши друзья собираются скоро праздновать ваше восьмидесятилетие. По этому случаю я хочу выразить и свое восхищение, которое я испытываю от вашего творчества, и симпатию, которую мне внушает ваша личность и столь жестокая судьба, какой была ваша...».

Время показало, что круг тем, художественный метод и мотивы мориаковских романов сыграли свою роль в духовной жизни Европы. В предисловии к переводу его романа «Волчица» («Прародительница») Бунин дает яркую характеристику писателю и его роману, показывает глубокое знание творчества писателя. Мориак был назван Буниным «одним из самых замечательных – и едва ли не самым замечательным из современных французских писателей».

Одной из важных особенностей романов Мориака остается их дневниковый характер. Приступая к изданию полного собрания своих сочинений, он, по его собственному признанию, сделал открытие, что все его романы образуют как бы одну книгу, поскольку герои под разными именами переходят из одного произведения в другое. Мориак пишет о том, что он переживает сам в определенный период, находя в воображении или в жизни образы и сюжеты, соответствующие его переживанию или умонастроению. Как было сказано ранее, автобиографизм – одна из особенностей творчества Бунина, его повести и рассказы тоже в какой-то степени носят дневниковый характер.

Место Мориака в литературе XX века определяется его вниманием к личности, его тонким и тщательным анализом внутренней жизни человека, - и это, прежде всего, сближает его с Буниным.

Таким образом, Бунин, трудно сходившийся с людьми, остающийся верным свом сомнениям и пристрастиям, охотно вступающий в спор с теми, кто этих пристрастий не разделяет, нашел во Франции и отметил знакомством, достаточно тесными контактами наиболее близких себе по духу писателей, таких, как А. Жид и Ф. Мориак.

В § 3 - «И.А. Бунин в современной Франции» - рассматриваются точки зрения на творчество Бунина современных критиков, прослеживаются традиции и выявляется то новое, что привнес в иноязычное буниноведение рубеж ХХ-ХХI веков.

В современной Франции Ивана Алексеевича Бунина помнят и изучают его творчество. Французский исследователь Р. де Понфийи в своей книге «Путеводитель для русских во Франции» (Париж, 1990г.) уделил Нобелевскому лауреату особое место. В ней собраны сведения для экскурсии по бунинским местам. На юге Франции, в старинном городе Грассе, где Бунин жил с 1923 по 1945 год и создавал свои основные произведения и где на вилле «Бельведер» 9 ноября 1933 года был оповещен о присуждении ему Нобелевской премии, в 1973 году была установлена стела. 27-29 ноября 1973 года, в связи с 50-летием приезда Бунина в Грасс, с 40-летием Нобелевской премии и с 20-й годовщиной со дня кончины писателя, были проведены «Дни Бунина в Грассе», открыты мемориальные доски - на дорожке, ведущей к вилле «Бельведер», и вблизи входа на виллу «Жаннэт», где Бунины провели военные годы (1939-1945).

До 1990 годов во Франции не было защищено ни одной диссертации по творчеству И.А. Бунина. Положение изменилось, когда встретились два почитателя Бунина и его творчества: Гавриил Симонов и Клер Ошар. Г. Симонов является основателем международной «Ассоциации друзей Ивана Бунина», организатором и участником международных бунинских конференций, автором множества публикаций, посвященных творчеству русского классика ХХ века.

В 1995 году «Ассоциация друзей Ивана Бунина» организовала Международную научную конференцию, посвященную 125-летию со дня рождения Бунина, в работе которой приняли участие исследователи и любители его творчества из России, Германии, Италии, Франции. Конференция проходила в Париже и в Грассе. 4 июля 2000г. в Грассе, недалеко от виллы «Бельведер», был открыт бюст И.А. Бунина. В 2003 году семьей председателя «Ассоциации друзей Ивана Бунина» Г. Симонова была выкуплена вилла «Бельведер». Новые ее владельцы надеются осуществить свою многолетнюю мечту о создании музея И. Бунина.

«Ассоциация друзей Ивана Бунина» проводит огромную работу по пропаганде творчества Бунина во Франции. Учредители ассоциации неоднократно устраивали поездки на родину Бунина, в Россию; экскурсанты посетили Воронеж, Елец, Орел, Москву и другие места. В 2003г. состоялась встреча Симонова с членами российской ассоциации «Бунинское наследие». Тем самым было закреплено международное сотрудничество двух гуманитарных организаций.

В 1993г. в Сорбонне член «Ассоциации друзей Ивана Бунина» К. Ошар защитила докторскую диссертацию на тему: «Проза И.А. Бунина (1920-1953): реконструкция творчества». В нашем исследовании подробно рассматривается в трактовке К. Ошар произведение И.А. Бунина «Дело корнета Елагина», позволяющее, по ее мнению, судить о целях и границах, которые Бунин устанавливает в своем творчестве в период изгнания.

«Дело корнета Елагина», «произведение двусмысленное, зачастую плохо понимаемое критиками, и, как следствие, стоящее особняком», определяется К. Ошар как «искусная «стилизация» декадентского романа, находящаяся между «бульварным романом» и «глубоко художественным произведением». Что впечатляет в «Деле корнета Елагина», с точки зрения Ошар, так это «атмосфера», стиль, а не история с ее персонажами.27

К. Ошар продолжает принимать активное участие в работе «Ассоциации друзей Ивана Бунина». Она активно занимается переводческой деятельностью. Так, в 1999 году во Франции вышло новое издание «Жизни Арсеньева» в переводе и с примечаниями К. Ошар. В предисловии к этому изданию французский исследователь Ж. Катто называет новый перевод восхитительным. По мнению Ж. Катто, К. Ошар удалось максимально сохранить «двойное напряжение манеры письма И. Бунина: прозрачность и сложность, лаконичность и лиризм, силу и пышность, сияние солнца и бархат тени».28

В сентябре 2003г. в России принимали еще одного гостя из Франции. Ренэ Герра, известный коллекционер и знаток наследия русских эмигрантов, выступил с лекциями перед студентами и преподавателями Воронежского, Орловского, Елецкого университетов, состоялись презентации его книги «Они унесли с собой Россию…». В книгу вошли материалы о жизни и творчестве в эмиграции русских писателей, художников, философов, литературоведов, собранные Р. Герра за долгие годы. Не ограничиваясь ролью собирателя и хранителя наследия России, оставшегося за границей, Ренэ Герра продолжает пропагандировать во Франции творчество русских писателей-изгнанников. Особое место в коллекции Герра занимает бунинский архив.

В Заключении подводятся итоги исследования. На основании рассмотренных в диссертации проблем можно сделать вывод:

- русская эмиграция была фактом не только российской, но и мировой истории. Во Франции, где обосновалось большинство эмигрантов первой «волны», отношение к ним менялось - по мере осознания их творческого потенциала и той роли, которую они продолжали играть в развитии русской культуры;

- вхождение русской творческой интеллигенции в новое «поле власти» было длительным и сложным. «Медиатором поколения» для французов был Бунин, так как в его творчестве наиболее полно выразилась славянская душа;

- Бунин вступил в личные и творческие контакты с наиболее близкими ему по духу писателями, начиная с Флобера, Мопассана, Пруста, с которыми «перекликался» в творчестве, до современников – А. Жида, Ф. Мориака, Р. Роллана, которые высоко оценивали творчество русского писателя. Результатом этой высокой оценки было присуждение Бунину Нобелевской премии;

- начиная с 20-х годов до настоящего времени творчество Бунина является объектом пристального внимания французской критики. Ш. Ледре, Р. Гиль, Ги де Луркад, Ж. Гиро и другие критики 20-40-х годов глубоко проникли в художественный мир писателя, на уровне дооктябрьской российской и эмигрантской критики сумели оценить идейное и художественное своеобразие таких произведений писателя, как «Деревня», «Суходол», «Господин из Сан - Франциско», «Чаша жизни», «Митина любовь», «Дело корнета Елагина», «Темные аллеи», «Жизнь Арсеньева»;

- опыт своих предшественников по усвоению бунинского наследия успешно продолжили исследователи, критики, пропагандисты творчества русского писателя рубежа ХХ-ХХI веков – Г. Симонов, К. Ошар, Ж. Катто, Р. Герра и другие.

Список работ автора по теме диссертации:

  1. Кривцова С.А. Французская критика 30-х годов о Бунине-художнике / С.А. Кривцова // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: филология, журналистика. - 2006. - № 2. С. 91-95. (издание из перечня ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, аккредитованных ВАК).
  2. Кривцова С.А. «Дело корнета Елагина»: от черного реализма к пародии. (Творчество Бунина в оценке Клер Ошар) / С.А. Кривцова // Литература XX-XXI веков: история и поэтика. Исследования. Наблюдения. Публикации./ Орловский государственный университет. – Орел, 2002. – С.71-76.
  3. Кривцова С.А. Ностальгия по святому у Бунина / С.А. Кривцова // Центральная Россия и литература русского зарубежья (1917-1939). Исследования и публикации: Материалы международной научной конференции, посвященной 70-летию присуждения И.А. Бунину Нобелевской премии. Орловский государственный университет. – Орел, 2003. – С.144-149.
  4. Кривцова С.А. Творчество И.А. Бунина в оценке Ренэ Герра / С.А. Кривцова // Творчество писателей-орловцев в истории мировой литературы: материалы международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения К.Д. Муратовой. – Орел, 2004. – С. 47-50.
  5. Кривцова С.А. Иван Бунин и Андре Жид / С.А. Кривцова // Славянский сборник: Материалы Славянских чтений: «Проблемы гуманизма в историко-философском, духовно-нравственном и художественном опыте России». Вып. 4. – Орел, 2005. – С. 199-207.
  6. Кривцова С.А. Иван Бунин и Марсель Пруст / С.А. Кривцова // Творческое наследие И.А. Бунина: традиции и новаторство. Материалы международной научной конференции, посвященной 135-летию со дня рождения И.А. Бунина. – Орел, 2005. – С. 171-175.

1 Лотман Ю.М. и тартуско-московская симеотическая школа / Ю.М. Лотман. - М., 1994. - С. 51.

2 Томашевский Б.В. Теория литературы. Поэтика / Б.В. Томашевский. - М.: Аспект-Пресс, 2002. - С. 23-24.

3 Веселовский А.Н. Историческая поэтика / А.Н. Веселовский. - М.: Высшая школа, 1989. - С. 39-40.

4 Потебня А.А. Теоретическая поэтика / А.А. Потебня. - М., 1990. - С. 23.

5 Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества / М.М. Бахтин. - М., 1986. - С. 384.

6 Бурдье П. Поле литературы / П. Бурдье // Новое литературное обозрение - 2000. - № 45. - С. 22.

7 Барт Р. Критика и истина / Р. Барт // Барт Р. Избранные работы. - М., 1989. - С. 361.

8 Хализев В.Е. Теория литературы / В.Е. Хализев. - М., 1999. - С. 120.

9 Лихачев Д.С. Литература – реальность – литература / Д.С. Лихачев. - Л., 1984. - С. 249.

10 Коростелев О. Пафос свободы / О. Коростелев // Критика русского зарубежья: В 2 ч. Ч.1. - М., 2002. - С. 7, 9.

11 Степун Ф.А. И.А. Бунин и русская литература / Ф.А. Степун // Критика русского зарубежья: В 2 ч. Ч.1. - М., 2002. - С. 268.

12 Ходасевич В.Ф. Литература в изгнании / В.Ф. Ходасевич // Критика русского зарубежья: В 2 ч. Ч.1. - М., 2002. - С. 340.

13 Письма К.Д. Бальмонта И.А. Бунину / С двух берегов. Русская литература XX века в России и за рубежом. - М.: ИМЛИ РАН, 2002. – С. 76.

14 Vog E.-M. de. Le roman russe / E.-M. de Vog. – Paris, 1886. – P. 340-341.

15 Купреянова Е.Н. Социальный смысл нравственной философии романов «Мадам Бовари» и «Анна Каренина» / Е.Н. Купреянова // Русская литература. – 1976. - № 1. - С. 41-53.

16 Курляндская Г.Б. Раздумья: И. Тургенев, А. Фет, Н. Лесков, И. Бунин, Л. Андреев / Г.Б. Курляндская. – Орел: ПФ «Картуш», 2007. - С. 254-255.

17 Levinson A. Un grand prosateur: Bounine /А. Levinson // Comoedia. 3 oct /1925, №10. - ИМЛИ, ф.3, оп.4, ед.хр.10.

18 Бердникова О.А. Бунинская концепция художника / О.А. Бердникова // Bounine revisit, d. Claire Hauchard, Paris, Institut d’Etudes slaves, coll. «Cahiers de l’migration russe». № 4, 1997. – С.53.

19 Catteau J. Prface / J.Catteau / Bounine Ivan. La vie d’Arsniev. – Paris, 1999. – C.4.

20 Двинятина Т.М., Лапидус А.Я. / Т.М. Двинятина, А.Я Лапидус / И.А. Бунин. Литература о жизни и творчестве. Материалы к библиографии (1892 – 1999) / Бунин И.А.: pro et contra / Сост. Б.В. Аверина и др. – СПб.: РХСИ, 2001. - С. 868.

21 Ledr Charles. Trois romanciers russes: I. Bounine, A. Kouprine, M. Aldanov. Paris: Nouvelles editions latines, Paris. - P. 9, 22.

22 Бунин И.А. Митина любовь / И.А. Бунин // Бунин И.А. Собрание сочинений. В 6 т. Т.4. – М.: Художественная литература, 1988. – С. 362.

23 Lourcade Guy de. Trois romanciers russes /G. de Lourcade // «Hvre-clair», 6 fvrier 1935. – ИМЛИ, ф.3. оп.4, ед.хр.20.

24 Guiraud Jean. Jules Ledras l’Ame russe. Charles Ledr: Trois romanciers russes: Ivan Bounine, Alexandre Kouprine, Marc Aldanov / Jean Guiraud // La croix, 27 octobre 1935. – ИМЛИ, ф.3, оп. 4, ед.хр. 4.

25 Guvel M. le. Lettre d’Andr Gide Ivan Bounine / Bounine revisit, d. Claire Hauchard, Paris, Institut d’Etudes slaves, coll. «Cahiers de l’migration russe». № 4, 1997. – P. 153.

26 Бунин И.А. Сверчок / И.А. Бунин // Бунин И.А. Собрание сочинений. В 6 т. Т.3. – М.: Художественная литература, 1988. – С. 225.

27 Hauchard C. L’affaire du cornette Elaguine: du ralisme noir la parodie / С. Hauchard // Bounine revisit, d. Claire Hauchard, Paris, Institut d’Etudes slaves, coll. «Cahiers de l’migration russe». № 4, 1997. – P. 76.

28 Catteau J. Prface / J. Catteau // Bounine Ivan. La vie d’Arsniev. – Paris, 1999. – P. 4-5.



 


Похожие работы:

«Завершинская Елена Александровна СЛОВЕСНЫЙ И ТЕЛЕСНЫЙ ДИСКУРСЫ В РОМАНАХ Г. ФЛОБЕРА МАДАМ БОВАРИ И Л.Н. ТОЛСТОГО АННА КАРЕНИНА 10.01.08 – Теория литературы. Текстология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тверь 2011 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Новосибирский государственный педагогический университет Научный руководитель доктор...»

«БОНДАРЕНКО ЕЛЕНА НИКОЛАЕВНА НАТУРФИЛОСОФСКАЯ ПРОЗА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ ВЕКА: КО Н ЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ Специальность 10.01.01 – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орёл – 2010 Работа выполнена в ГОУ ВПО Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского Научный руководитель : доктор филологических наук, профессор,...»

«ШИНАХОВА Елена Аскербиевна ЭВОЛЮЦИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ОБРАЗА В РОМАНЕ ГОРЦЫ А.Т. ШОРТАНОВА 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации (Литература народов Северного Кавказа) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик 2007 Диссертация выполнена в отделе кабардинской литературы Института гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН. Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Гутов Адам Мухамедович...»

«Татарова Рамета Хамидбиевна НАЦИОНАЛЬНО-ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЖАНРА РОМАНА В КАБАРДИНСКОЙ ПРОЗЕ 10.01.02 – литература народов Российской Федерации (кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик 2008 Работа выполнена на кафедре русской литературы Кабардино-Балкар­ского государственного университета им. Х.М. Бербекова Научный руководитель : доктор филологических наук,...»

«Шитакова Наталия Ивановна В. НАБОКОВ И Г. ГАЗДАНОВ: ТВОРЧЕСКИЕ СВЯЗИ Специальность 10.01.01 Русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел – 2011 Работа выполнена в ГОУ ВПО Орловский государственный университет Научный руководитель : Драгунова Юлия Альбертовна, кандидат филологических наук, доцент Официальные оппоненты : Калениченко Ольга Николаевна, доктор филологических наук, доцент Меркурьева Наталья Алексеевна,...»

«СВАРЧЕВСКАЯ Татьяна Валерьевна ПРОБЛЕМА ЖЕНСКОЙ РЕАЛИЗАЦИИ В ТВОРЧЕСТВЕ А.Я. МАРЧЕНКО Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тверь – 2010 Работа выполнена на кафедре истории русской литературы Тверского государственного университета Научный руководитель: доктор филологических наук профессор Е.Н. Строганова Официальные оппоненты: доктор филологических наук профессор М.В. Михайлова кандидат...»

«ФЕДОРОВ Василий Викторович КУМУЛЯТИВНЫЙ ПРИНЦИП СЮЖЕТОСТРОЕНИЯ В НЕКЛАССИЧЕСКОЙ ПОЭТИКЕ Специальность 10.01.08 – Теория литературы. Текстология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тверь – 2011 Работа выполнена на кафедре теории массовых коммуникаций ГОУ ВПО Челябинский государственный университет. Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Марина Викторовна Загидуллина Официальные оппоненты: доктор филологических...»

«Махотина Илона Юрьевна ЦЫГАНЕ И РУССКАЯ КУЛЬТУРА Литература и фольклор Специальность 10.01.01 — русская литература 10.01.09 — фольклористика Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель — д.ф.н., проф. М. В. Строганов Тверь 2011 Работа выполнена на кафедре истории русской литературы Тверского государственного университета Научный руководитель доктор филологических наук профессор...»

«Груша Светлана Александровна рУССКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР В МАЛОЙ ПРОЗЕ ф.А. АБРАМОВА Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук ТВЕРЬ – 2011 Работа выполнена на кафедре филологических основ издательского дела и документоведения Тверского государственного университета. Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Редькин Валерий Александрович Официальные оппоненты: доктор...»

«ЕРШОВ ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ РЕГИОНАЛЬНОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ В РОССИЙСКОЙ МЕДИАСИСТЕМЕ Специальность 10.01.10. журналистика Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора филологических наук Москва 2012 Работа выполнена на кафедре теории и экономики СМИ факультета журналистики Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова Научный консультант: доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и экономики СМИ МГУ имени М. В. Ломоносова...»

«УЛЬБАШЕВА ФАТИМА ХУСЕИНОВНА КАЙСЫН КУЛИЕВ И ИБРАГИМ БАБАЕВ: Опыт сравнительно-сопоставительной характерист и ки 10.01.02 – литература народов Российской Федерации (кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик 2008 Работа выполнена в секторе балкарской литературы Института гуманитарных исследований Правительства Кабардино-Балкарской Республики и Кабардино-Балкарского научного...»

«ДЖАНХОТОВА ЗАУРИЗАТ ХАСАНОВНА СИСТЕМА АРХЕТИПИЧЕСКИХ ОБРАЗОВ В БАЛКАРСКОЙ ПОЭЗИИ 30-50-х ГОДОВ ХХ ВЕКА (на материале произведений К. Кулиева) 10.01.02 – литература народов Российской Федерации (кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик – 2009 Работа выполнена на кафедре литературы и фольклора народов Северного Кавказа Кабардино-Балкарского государственного университета им....»

«Хасанова Галима Фазлетдиновна Военная проза конца 1950-х – середины 1980-х гг. в контексте литературных традиций Специальность 10.01.01. – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел 2009 Работа выполнена на кафедре русской литературы ХХ века ГОУ ВПО Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского Научный руководитель : доктор филологических наук, профессор Шаравин Андрей Владимирович...»

«ХАРИТОНОВ Олег Анатольевич КОМПОЗИЦИОННЫЙ ПОЛИФОНИЗМ: ГЕНЕЗИС И СТРУКТУРНЫЕ МОДИФИКАЦИИ (НА МАТЕРИАЛЕ РОМАННОЙ ПРОЗЫ XIX-XX ВЕКОВ) Специальность 10.01.08 – Теория литературы; Текстология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тверь – 2009 Работа выполнена на кафедре русской классической литературы и теоретического литературоведения Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Елецкий...»

«ПСХУ АЗА АБДУЛ-КЕРИМОВНА НАЦИОНАЛЬНЫЙ МИР И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОБРАЗЫ ЛИРИКИ МИКАЭЛЯ ЧИКАТУЕВА 10.01.02 – литература народов Российской Федерации (литература народов Северного Кавказа) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик - 2007 Диссертация выполнена на кафедре литературы Карачаево-Черкесского государственного университета им.У.Дж.Алиева. Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Бекизова Лейла Абубекировна...»

«ТИБОТКИНА Наталья Александровна МОТИВНАЯ СТРУКТУРА ЛИРИКИ САШИ ЧЕРНОГО Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тверь 2010 Работа выполнена на кафедре журналистики и новейшей русской литературы ГОУ ВПО Тверской государственный университет Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Брызгалова Елена Николаевна Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор...»

«АНТОНОВ-ОВСЕЕНКО Антон Антонович РОЛЬ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ В ФОРМИРОВАНИИ ОБЩЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ В РОССИИ В 1917 Г. 10.01.10 – журналистика (филологические науки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Тверь – 2013 Работа выполнена на кафедре журналистики и новейшей русской литературы Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Тверской государственный университет Научный...»

«Ермоченко Тамара Константиновна ПОЭТИКА НОВОЙ ПЕТЕРБУРГСКОЙ ПРОЗЫ КОНЦА ХХ – НАЧАЛА ХХI ВЕКОВ Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел 2008 Работа выполнена в ГОУ ВПО Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Шаравин Андрей Владимирович Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор...»

«ЕФРЕМОВА Анна Борисовна ПОЭТИКО-АКСИОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ДРАМАТУРГИИ В.Е. МАКСИМОВА Специальность 10.01.01 – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Тамбов - 2013 Работа выполнена на кафедре русской филологии ФГБОУ ВПО Тамбовский государственный технический университет Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор ПОПОВА Ирина Михайловна Официальные оппоненты: УРЮПИН Игорь Сергеевич доктор...»

«Татаркулов Кази-Магомед Назбиевич ТРАДИЦИИ ДУХОВНОЙ ПОЭЗИИ ВОСТОКА В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ СИСТЕМЕ ИСМАИЛА СЕМЕНОВА Специальность 10.01.02. – Литература народов Российской Федерации (литература народов Северного Кавказа) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик – 2006 Работа выполнена на кафедре литературы Карачаево-Черкесского государственного университета Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Бекизова Лейла...»






 
2014 www.avtoreferat.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.