WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 


Мифологема детства в русской прозе 20-40-х гг. xix века, ее своеобразие и развитие

На правах рукописи

Пустошкина Татьяна Владимировна

МИФОЛОГЕМА ДЕТСТВА В РУССКОЙ ПРОЗЕ 20-40-х гг. XIX века,

ЕЕ СВОЕОБРАЗИЕ И РАЗВИТИЕ

Специальность 10.01.01 – русская литература

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2011

Работа выполнена на кафедре литературы филологического факультета

Псковского государственного педагогического университета им. С.М.Кирова

НАУЧНЫЙ руководитель доктор филологических наук, профессор Капитанова Людмила Анатольевна
ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ доктор филологических наук, доцент Сапожков Сергей Вениаминович кандидат филологических наук, доцент Саламова Софья Алаудиновна
ВЕДУЩАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ Нижегородский государственный педагогический университет

Защита состоится "19" сентября 2011 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.02 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 119992, г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1, ауд. № 304.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского педагогического государственного университета по адресу: 119992, Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1.

Автореферат разослан "____" ____________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Волкова Е.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Настоящее диссертационное исследование посвящено осмыслению художественного образа детства в русской прозе 20-40-х гг. XIX столетия как явления социально-антропологической действительности европейской и русской культур, отражающего мировоззренческую доминанту человека, самоопределяющего свой ранний возрастной период в различных парадигмах знания о мире, в том числе и в мифе. Именно последнее обстоятельство задает ценностно-смысловое измерение детства и коррелирующих с ним понятий «начало», «рождение», «развитие», «любовь», «смерть», «старость», ибо феномен детства в культуре подвержен воздействию стереотипов его восприятия, восходящих, в самых общих чертах, к аксиологическим ориентирам, покоящимся на архетипных семантических моделях, таких как «золотой век человечества», «вечная молодость», «рай на земле», «первородный грех» и др. Таким образом, будучи «бессознательной идеологией»1, миф таит в себе определенный смысловой код – «смыслообраз культуры»2, или, в данном случае, концептуальную основу понятия детства, рефлексия которой представляется принципиальной при осмыслении художественного образа детства как такового.

Тем самым детство в реферируемой работе осмысливается прежде всего как определенное ценностно-смысловое образование культуры, отражающее восприятие человеком ранней истории собственной жизни и восходящее к такому глобальному понятию, как мономиф3 о детстве, сформированному на симбиозе разных представлений о ребенке. В свою очередь, исходя из уже существующих исследований детства как социально-антропологического феномена (Ф. Арьес, М. Мид, Л. Демоз А.Г. Кислов, И.С. Кон, Д.И. Мамычева, С.Н. Щеглова), в работе актуализируются две основные мировоззренческие установки на детство, свойственные архаическому и христианскому типу культур. Соположенным с последними в настоящем исследовании представлен романтический миф о детстве, сформированный в недрах немецкой неомифологии и позиционируемый исследователями как авторский миф. Отсюда мономиф о детстве рассматривается в диссертации в призме рефлексии трех его составляющих – архаической, христианской и романтической парадигм детства.

Как свидетельствует анализ дискурсов о детстве, тематизация детства в произведении сопрягается с индивидуальным художественным опытом освоения мифологического материала, закрепленного за понятием детства историко-культурной традицией. Исходя из этого ведущим в диссертационной работе, посвященной осмыслению художественной рефлексии образа детства в русской прозе 20-40-х гг. XIX века, выступает понятие мифологемы, в содержании которой непосредственно отражается наряду с существующими «коллективными представлениями» о детстве сугубо авторская проекция детства (сформированная на основе мифологической «легенды») и вследствие этого способствующая закономерному выявлению оригинального, самоценного творческого вклада русских писателей указанного периода в интерпретацию образа детства европейской культурой. Подобный подход в осмыслении детства как объекта художественного изображения обусловливает актуальность для современной филологической науки избранной темы исследования, и, прежде всего, обращение к рефлексии своеобразия и развития мифологемы детства в русской прозе 20-40-х гг. XIX века актуально в свете позиционирования этого периода в качестве квинтэссирующего меняющиеся в культурном сознании общества представления о детстве как явлении многозначном, способном выразить новые эстетические концепции человеческой личности.





Предметом исследования является осмысление мифологемы детства в русской прозе 20-40-х годов XIX века как отражения существующих в культурном сознании сложных и многозначных представлений об этом феномене, восходящих к архаическому, христианскому и романтическому мифам о детстве и продуцирующих последовательное формирование национального мифа о детстве.

Объект исследования составляют произведения русской литературы 20-40-х гг. XIX века («Портрет», «Старосветские помещики» Н.В. Гоголя, «Себастьян Бах», «Косморама», «Орлахская крестьянка» В.Ф. Одоевского, «Психея» Н.В. Кукольника, «Живописец», «Эмма» Н.А. Полевого, «Облако» К.С. Аксакова, «Лафертовская Маковница», «Черная курица, или Подземные жители» А. Погорельского, автобиографическая проза А.Т. Болотова, И.М. Долгорукова, «Кто виноват?», «Доктор Крупов» А.И. Герцена, «Обломов» И.А. Гончарова), а также произведения немецких романтиков («Генрих фон Офтердинген» Новалиса, «Странствия Франца Штернбальда», «Белокурый Экберт» Л. Тика, «Неизвестное дитя» Э.Т.А. Гофмана, стихотворение «Спасение» И. Эйхендорфа), позволяющие выявить индивидуальный характер мифологемы детства в русской прозе 20-40-х гг. XIX века. К анализу привлекаются «Медея» Еврипида, «Годы ученья Вильгельма Мейстера», «Новелла» И.В. Гёте, «Эмиль, или О Воспитании», «Юлия, или Новая Элоиза» Ж.-Ж. Руссо, «Простодушный» Вольтера, «Левана» Жан-Поля, «Полинька» А. Зонтаг, а также философско-эстетические трактаты И.Г. Гердера, Ф.О. Рунге, И. Гёрреса, Х. Стеффенса, К.Д. Фридриха, «Второе введение в наукоучение для читателей, уже имеющих философскую систему» И.Г. Фихте. В качестве материала, иллюстрирующего «русский миф о детстве», привлекаются «Детство», «Отрочество», «Юность» Л.Н. Толстого (1852), «Детские годы Багрова-внука» С.Т. Аксакова, «Московское семейство старого быта» П.А. Вяземского, тетралогия Н.Г. Гарина-Михайловского («Детство Темы», «Гимназисты», «Студенты», «Инженеры»), «Похороните меня за плинтусом» П. Санаева.

Цель диссертационного исследования заключается в выявлении и анализе своеобразия воплощения и развития представлений о детстве в русской прозе 20-40-х гг. XIX века, отражающих содержание архаического, христианского и романтического типов культурного сознания, а также в реконструировании на материале данной прозы русского мифа о детстве и осмыслении художественной специфики его национальной модели.

В соответствии с поставленными целями определяются задачи диссертационного исследования:

1. Осмыслить устойчивые концептуальные основания мономифа о детстве в аспекте трех культур – архаической, христианской и романтической.

2. Раскрыть сущностные характеристики понятия «романтический ребенок» и осмыслить романтический миф о детстве как артефакт западноевропейского историко-литературного процесса конца XVIII – начала XIX веков.

3. Выявить своеобразие романтической мифологемы детства в русской повести о творческой личности, связанное с переосмыслением романтической теории «эстетического гуманизма» и, соответственно, утверждением в качестве непременной предпосылки творчества нравственной чистоты творца. Соположить в этом аспекте несчастливую старость героев В.Ф. Одоевского («Себастьян Бах») и Н.В. Кукольника («Психея») со счастливой старостью героя-художника Н.В. Гоголя («Портрет»).

4. Осмыслить образ лжетворца Н.А.Полевого («Живописец»), семантика которого восходит к намеренной авторской установке лишить своего героя «романтического детства».

5. Определить семантическую характеристику образа девушки-ребенка, соположенную с авторским акцентированием ее «бесполости». Рассмотреть образ девушки-ребенка в аспекте мотива «спасительной любви» («Облако» К.С. Аксакова, «Косморама» В.Ф. Одоевского, «Эмма» Н.А. Полевого).

6. Представить «Облако» К.С. Аксакова как наиболее репрезентативный пример актуализации романтической мифологемы детства в русской прозе 20-40-х гг. XIX века.

7. Осмыслить функцию образа девушки-ребенка в аспекте ошибочности жизненной философии героя «Косморамы» В.Ф. Одоевского и «Эммы» Н.А. Полевого.

8. Выявить своеобразие образа девушки-“оборотня”, заключающееся в совмещении в героине двух типов сознания – современного просвещенного и древнего архаичного, отмеченного детской незамутненностью представлений о мире – на примере Маши А. Погорельского («Лафертовская маковница») и Энхен В.Ф. Одоевского («Орлахская крестьянка»).

9. Определить концептуальные основания русского мифа о детстве в призме осмысления трилогии «Детство», «Отрочество», «Юность» Л.Н.Толстого и «Детских годов Багрова-внука» С.Т. Аксакова.

10. Исследовать три извода «руссоистского элемента» в русской литературе 20-40-х гг. XIX века: первый – характерный для автобиографической прозы, второй – «герценовский», связанный с трансформацией руссоистской философии детства с позиций этики разумного эгоизма, третий – «гончаровский», соположенный с «руссоистской сублимацией» (М.М. Бахтин) темы детства, актуализирующей мифологему «ленивого ребенка».

11. Реконструировать мифологему «ленивого ребенка» в проекции образа Ильи Ильича Обломова, выявить своеобразие и функцию мифологемы «ленивого ребенка» как особого образования русской ментальности («Черная курица, или Подземные жители» А. Погорельского, трилогия Л.Н. Толстого, «Детские годы Багрова внука» С.Т. Аксакова, «Гимназисты» Н.Г. Гарина-Михайловского, «Похороните меня за плинтусом» П.Санаева)

Целью и задачами исследования определяется его структура. Диссертация состоит из Введения, Трёх глав, Заключения и Списка использованной литературы.

В первой главе выявляется содержание понятий, концепирующих «детство» в социально-антропологических интерпретациях трех типов культур – архаической, христианской и романтической, позволяющих представить мономиф о детстве в трех аналогичных изводах. Вместе с тем основное внимание в первой главе диссертационного исследования сосредоточено на впервые предпринятой попытке реконструкции романтического мифа о детстве, сопряженного с дефиницией «романтический ребенок», актуализированной в зарубежном литературоведении4 и определяющей содержательный каркас романтического мифа о детстве, интерпретированного на материале немецкой романтической прозы.

Содержательное основание второй главы составляет выявление актуализации романтической, христианской и архаической мифологем детства в русской романтической прозе 20-40-х гг. XIX века, а также осмысление их своеобразия как мифологических представлений о детстве, преломленных сквозь призму авторской художественной проекции. Структура главы подчинена двум характерным для немецкого романтического мифа о детстве изводам: мифологическому сюжету о возвращении человека в детство посредством раскрытия в себе творческого дара и высшего переживания любви.





Третья глава посвящена осмыслению процесса обогащения существующих в русском культурном сознании представлений о детстве (проанализированных во второй главе диссертации) новыми смыслами, характерными для национального дискурса детства. С этой целью в главе анализируются истоки русского мифа о детстве – «мифа о золотом счастливом детстве», – формируемого на основе устойчивого представления о невозможности вернуться в детство и одновременного признания за детством жизнетворящей силы, «скрепляющей» одно поколение семьи с другим, позволяющей не забывать себя настоящего и, как следствие, не терять свое личностное начало, а также сполна проявляющей особую, характерную для русской ментальности, взаимосвязь с материнским началом.

Актуализацию русского мифа о детстве справедливо связывают с 1850-ми гг. XIX века, а именно с семантикой детства в «Детских годах Багрова-внука» С.Т. Аксакова и в трилогии «Детство», «Отрочество», «Юность» Л.Н. Толстого. Значение этих произведений как основополагающих для русского мифа о детстве обусловливает обращение к их анализу. Вместе с тем в настоящей главе прослеживается возникновение в русской литературе предшествующего периода (20-40-е гг. XIX века) новых представлений о детстве, «питающих» толстовско-аксаковский миф. Актуализация последних осмысливается в призме усвоения русской культурой руссоистской философии детства в трех основных измерениях: характерном для автобиографической прозы о детстве (А.Т. Болотов), «герценовском», отмеченном позиционированием детства как основы личности, «гончаровским», с присущим ему совмещением идей Руссо и фольклорного образа «детства на печке», продуцирующим семантику детства, тесно связанного с материнским теплом и заботой. Подобная «сублимация» (М.М. Бахтин) руссоистской интерпретации детства И.А. Гончаровым обусловливает выпочковывание мифологемы «ленивого ребенка» как особого образования русского культурного сознания, первоначально представленного в «Черной курице» А. Погорельского.

В заключении подводятся общие итоги работы.

В свете вышесказанного определяется научная новизна предпринятого диссертационного исследования, в котором впервые выявляется своеобразие и развитие мифологемы детства в русской литературе 20-40-х гг. XIX века, позволяющей представить рассматриваемый период как значимый этап историко-литературного процесса, отражающий многообразие оригинальных художественных концепций детства, вкупе формирующих национальный образ детства в русской литературе.

Методологической базой диссертации послужили работы, в которых рассматриваются, во-первых, понятия «миф», «мифологема», «архетип», во-вторых, «детство» как социально-антропологический феномен, в-третьих, «детство» в системе романтических представлений о мире, в-четвертых, специфика художественного образа детства в русской литературе первой половины-середины XIX века.

В качестве методологического регулятива в работе выделяется понятие «мифологема», понимаемое как «основная или повторяющаяся время от времени тема мифа»5. Подобное сведение мифологемы к «теме мифа» позволяет увидеть в мифологеме роль некоего содержательно-и-формотворящего «семени», из которого произрастает и сквозь которое просвечивает идея и дух авторского творения. Тем самым в контексте художественного произведения мифологема предстает как двухуровневое образование: первый уровень составляет ее «доавторское» насыщение определенными культурологическими «подсмыслами», второй восходит к оригинальному образу, формируемому автором из ряда закрепленных культурно-литературной традицией значений.

Теоретической и историко-литературной основой работы являются труды ведущих зарубежных и отечественных ученых в области исследования мифологии (Дж. Фрезер, К.Г. Юнг, Э. Кассирер, М. Элиаде, Л. Леви-Брюль, К. Леви-Строс, Я.Э. Голосовкер, А.Ф. Лосев, А.Н. Афанасьев, А.А. Потебня, А.Н. Веселовский, В.Я. Пропп, О.М. Фрейденберг, Е.М. Мелетинский, В.Н. Топоров, Б.М. Гаспаров и др.), феномена “детство” в системе культурогенеза (Ф. Арьес, Л. Демоз, М. Мид, А.Г. Кислов, И.С. Кон, Д.И. Мамычева, С.Н. Щеглова) и романтических представлений о мире (А. Винклер, Х.-Х. Эверс, А.В. Михайлов, А.В. Карельский, А.С. Дмитриев), исследования специфики художественного образа детства в русской литературе первой половины-середины XIX века (Э. Уочтел, М.С. Костюхина, Е.А. Краснощекова, Е.Ю. Шестакова, М.А. Крылова, Е.Е. Кулакова, О.В. Ланская, Н.Г. Николаева, А.Г. Татьянина).

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Осмысление мифологемы детства и ее функционирования в русской прозе 20-40-х гг. XIX века соположено с восприятием детства как ценностно-смыслового образования, включенного в антропологические парадигмы трех типов культурного сознания, закрепленных в мифе (архаическом, христианском и романтическом) и по-разному трактующих роль и место детства в жизни человека. Вместе с тем актуализация архаической, христианской и романтической мифологем детства в русской литературе 20-40-х гг. XIX века свидетельствует о смещении мировоззренческих доминант в отношении понятия детства, обусловленном формированием индивидуализированных концепций человеческой личности в эстетике западноевропейского Просвещения и романтизма, усвоенных и в своеобычном ключе художественно отрефлексированных русской литературой первой половины XIX века.

2. Романтический миф о детстве возник в русле немецкой неомифологии и связан, прежде всего, с представлением о человеческой жизни как движении к абсолютному совершенству. Таким абсолютным совершенством, зачинающим и венчающим процесс развития, предстает детство, образ которого контаминирует с понятием «романтический ребенок», обладающим богатейшей семантикой. Последний связан с представлениями о духовной родине и «золотом веке» человечества, идеей гармоничной связи человека с мирозданием, с мыслью о ребенке как хранителе божественного зародыша всех искусств, с восприятием детской фантазии как романтического инструмента познания мира и человека, со способностью ребенка к высшему переживанию любви и позиционированием детства в качестве залога будущей счастливой жизни.

3. Своеобразие романтической мифологемы детства, нашедшей свое воплощение в романтических повестях В.Ф. Одоевского и Н.В. Кукольника, заключается в переосмыслении русскими писателями романтического мифа о детстве в аспекте совмещения романтических и христианских смыслов детства, подчиненного тенденции преодоления теории «эстетического гуманизма», наиболее полное выражение которой связано с актуализацией христианской мифологемы детства в «Портрете» Н.В. Гоголя. В свою очередь, функциональная нагрузка архаической, христианской и романтической мифологем детства в «Живописце» Н.А. Полевого позволяет осмыслить образ художника как человека, мучимого не только поиском творческого вдохновения, но и поиском смысла детства, в призме пересечения значений которого, восходящих к вышеназванным мифологемам, обнажается правда героя-художника о самом себе как лжетворце.

4. Наиболее точное воплощение романтический миф о детстве нашел в «Облаке» К.С. Аксакова, в котором главный герой посредством высшего переживания любви возвращается в детство. Вместе с тем романтическая мифологема детства К.С. Аксакова обогащена новым смыслом, связанным с образом девушки-ребенка, но, главное, сопутствующим ему мотивом «спасительной любви», оберегающей героя от ошибок и заблуждений. Идея спасения, сопровождающая романтический сюжет «возвращения в детство», присутствует также в «Космораме» В.Ф. Одоевского и «Эмме» Н.А. Полевого. Однако здесь образ девушки-ребенка высвечивает ошибочность жизненной позиции главных героев, отказавшихся от спасительной любви, иначе, возвращения в детство, и предопределивших тем самым собственное падение.

5. Особую интерпретацию в русской прозе 20-40-х гг. XIX века получает просветительское представление о ребенке как выразителе народной мудрости, восходящее к отождествлению ребенка с «первым человеком». В призме последнего своеобычную характеристику приобретают образы девушек в «Лафертовской Маковнице» А. Погорельского и «Орлахской крестьянке» В.Ф. Одоевского, совмещающие в себе два типа сознания. Первое соположено с сознанием современного просвещенного человека, второе представляет особый тип сознания с присущим ему интуитивным постижением мира, каковым, по И.Г. Гердеру, является народное – и родственное ему – детское сознание.

6. Эволюция мифологемы детства в русской литературе XIX века связана с возникновением национального мифа о детстве – «мифа о золотом, счастливом детстве», актуализация которого сопрягается с именами Л.Н. Толстого («Детство», «Отрочество», «Юность») и С.Т. Аксакова («Детские годы Багрова-внука»). Вместе с тем формирование русского мифа обусловлено постепенным усвоением и преобразованием руссоистских смыслов детства русской литературой предшествующего периода. В этом отношении значимыми являются следующие концепирующие признаки «руссоистского детства» в русской литературе: позиционирование детства как счастливого радостного периода в автобиографических произведениях (А.Т. Болотов), осмысление этого периода в качестве основы личности человека (А.И. Герцен), признание в ребенке существа «надмирного», способного стать судьей всему обществу (И.А. Гончаров).

7. Национальный дискурс в осмыслении феномена детства актуализируется в проекции мифологемы «ленивого ребенка» («Черная курица, или Подземные жители» А. Погорельский, «Обломов» И.А. Гончаров), семантика которого восходит к фольклорному образу «детства на печке», то есть детства, сопровождаемого теплом и бездействием, что позволяет выявить свойственную русской культуре тесную соотнесенность материнского и детского начал.

Научно-практическая значимость работы состоит в формировании представления о 20-40-х годах XIX века как времени выпочковывания национального образа детства в русской литературе в его многообразных художественных проекциях, составивших основание складывающегося в указанный период историко-литературного процесса русского мифа о детстве, а также в том, что ее результаты могут найти применение в процессе разработки общих и специальных курсов по русской литературе первой половины XIX века, по зарубежной литературе рубежа XVIII-XIX веков, в вузовской практике преподавания, в руководстве научно-исследовательской работой студентов, включая курсовые и квалификационные работы. Материалы и положения диссертации могут быть использованы в дальнейших исследованиях мифологемы детства в произведениях русской и зарубежной литературы.

Апробация диссертации. Результаты работы изложены в периодических изданиях, рекомендованных ВАК РФ (3 статьи), статьях и материалах докладов на международных, межвузовских и региональных научных конференциях в период с 2006 по 2011 гг. в Москве, Пскове, Твери. Основные и промежуточные результаты диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры литературы Псковского государственного педагогического университета, а также на внутривузовских научных конференциях в Псковском государственном педагогическом университете.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, формулируются его цели, задачи, положения, выносимые на защиту, определяются методологическая база, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе диссертации «Архаическая, христианская и романтическая составляющие мономифа о детстве» последний осмысляется в контексте различных культур с целью выявления и рефлексии концептуальной содержательной основы мифологемы детства в трех ее изводах – архаическом, христианском и романтическом.

Первый параграф первой главы «Мифологическая семантика детства в аспекте архаической и христианской культуры» посвящен рефлексии представлений о детстве в аспекте двух вышеназванных форм мировоззрения. В призме осмысления архаического мифа о детстве в настоящем разделе работы рассматриваются древнейшие представления о ребенке как существе, лишенном права социального признания в силу его континуальной отнесенности к потустороннему миру, что, в свою очередь, предопределяет отчужденность, вытесненность ребенка и детства в целом из культуры взрослых. Тем самым архаический миф о детстве сополагается с мыслью о незначительности этого периода в жизни человека, со стремлением последнего к скорейшему его преодолению. Подтверждением актуализации в произведении архаической мифологемы детства, восходящей к языческому мифу о детстве, в параграфе является анализ мотива детоубийства в трагедии «Медея» Еврипида и анализ повести А.Зонтаг «Полинька». В первом случае, особая коннотация явления детоубийства, восходящая к представлению об убийстве ребенка как о процессе возвращения его «первоначальные» сферы (туда, откуда он пришел), вносит соответствующие коррективы в понимание поступка Медеи, отчасти нивелируя его чудовищность. Это обстоятельство подводит к мысли о том, что для Еврипида важнее показать не женщину-преступницу и детоубийцу, но героиню, обладающую силой и волей, способную к утверждению своего права на достойное существование в семье, где, по Еврипиду, «муж тебе хозяин». Аналогичная рефлексия мифологической семантики «детства» приложима и к литературе для детей, возникшей в последние десятилетия XVIII века, где центральной становится распространенная в языческой культуре тема ущербности ребенка во «взрослом» мире. В детской литературе ребенок представал преимущественно неопытным и неразумным, нуждающимся в наставнике – взрослом, который стремился направить поведение ребенка в русло общепринятых норм и порядков, т.е. социализировать его. Отсюда, разворачивая ситуации, в которых генератором взросления выступает взрослый, авторы первых детских книг, «прекрасно знавшие, как мало гармонии в «изначальном» человеке»6, выражали уверенность в возможности прихода к желанной гармонии через воспитание, наставление, поучение. Так, в повести А. Зонтаг «Полинька» ситуация приобщения ребенка к взрослому социуму осуществляется через обращение матери к рассудку маленькой девочки, сродственное ритуальной ситуации инициации.

В качестве основополагающего в христианской интерпретации детства в параграфе позиционируется образ невинного дитя, побуждающий человека задуматься о Божьем замысле и возродиться вновь («обернуться ребенком»), преодолев духовные болезни и заблуждения. При этом отмечается, что наибольшее распространение христианская мифологема детства приобретает в романтической культуре. Ребенок ассоциировался у романтиков с гармоничным образом наивного человека, пребывающего, по словам Шеллинга, в единстве с Богом, ибо «только в младенческой неопределенности делается вполне разрешимой проблема этой удивительной – не неразличимости, но – слиянности божественной и человеческой природы»7. Проводимая Шеллингом идея о слиянности божественного и человеческого в младенце, восходящая к библейскому мифу о детстве, прослеживается в параграфе на основе анализа стихотворения Ф. Гёльдерлина «Когда я был дитя…» и отрывка из «Учеников в Саисе» Новалиса.

Во втором параграфе первой главы «Романтический миф о детстве как артефакт историко-литературного процесса конца XVIII начала XIX вв.» определяется смысловая доминанта немецкого романтического мифа о детстве. Концепирующую роль в последнем играет его герой – романтический ребенок (термин, широко распространенный в западном литературоведении), а также позиционирование детства романтического ребенка как начальной и замыкающей “точки” (по Новалису «второе, высшее детство») человеческого развития, что, в свою очередь, обусловливает возникновение романтического представления о человеческой жизни как движения по кругу – от детства к возвращению в него, символизирующему достижение совершенной гармонии, «прорыв» из сферы конечного в сферу бесконечного.

В качестве «романтических детей» в главе осмысливаются герои новеллы Э.Т.А. Гофмана «Неизвестное дитя» Феликс и Кристлиб, отличающиеся от других персонажей новеллы прежде всего тем, что их детское пространство не нарушено влиянием взрослого человека. Отсюда «неиспорченной» ничьим влиянием оказывается и так ценимая романтиками детская фантазия, для которой, по словам Ф.Шлегеля, «все в природе является одушевленным и одухотворенным», т.е. романтизированным. Поэтому дети значительно отличаются от «рационалистически мыслящих» взрослых, которые «воспринимают только одну, лишь ничтожно малую часть всеобъемлющего универсума – ту часть, которая связана с земным отрезком их бытия».8 Детям же, в силу их способности с помощью фантазии «оживлять» и «одухотворять» окружающий мир, оказывается доступна другая, невидимая жизнь, в которой человек оказывается в единстве с миром. Именно поэтому Феликсу и Кристлиб является Неизвестное дитя, ангельски-андрогинные черты которого возвышают его до посланца некоего изначального мира, задуманного Творцом для человека себе подобного, – духовной родины человечества, для современного человека «неведомой страны», присутствие которой столь явственно ощутили дети, играя с Неизвестным дитя и испытывая на себе «все чудеса его родины». Причем, маленьким героям Гофмана совсем не обязательно лететь вместе с ним на его Родину, перемещаться в другие миры и пространства. Они могут наслаждаться «чудесами» в своем лесу, что доказывает мысль об особом «знании» детей, согласно которому им на земле открывается «потусторонний», недоступный взрослому человеку мир. И прежде всего это открытие приходит к ребенку в его общении с природой, вследствие чего дитя зачастую позиционируется романтиками в центре натурфилософской картины мира, где фантазия ребенка, способная «оживлять» окружающее, становится необходимым условием таинственно-интуитивного проникновения в глубины мироздания.

Как показала дальнейшая рефлексия романтического мифа о детстве, основополагающим в нем является то, что мифологизируя «акт» развития человеческой жизни, романтики соотносят последнюю с движением по кругу – от детства к детству, иными словами, ими не исключается возможность возрождения во взрослом человеке «романтического ребенка» со всеми его чудесными способностями. При этом, движение ко «второму, высшему детству» (Новалис) соотносимо с философской идеей антропологического развития И.Г.Фихте, предполагающей два последовательных шага: во-первых, накопление «системы всего опыта» до момента, когда субъект способен перешагнуть рамки конечного знания, во-вторых, повторное исследование системы накопленного опыта с целью понять, «как она возникала». Осмысливая таким образом себя заново, субъект выступает, сопричастным возникновению сознания из Абсолюта, иначе, он становится соотносим с абсолютным «я», продуцирующим себя, а значит и все вокруг. Однако иенские романтики, моделируя на основе фихтевской теории интеллектуального самосозерцания романтическую философему, отрефлексировали некоторые положения философа. Так, у Новалиса интеллектуальное созерцание Фихте трансформируется в «магическое созерцание»9, предполагающее не просто мышление себя и осмысление этого действия, но акт чувствования себя и, соответственно, осмысление этого акта заново. Отсюда, если у Фихте первый этап самосозерцания – накопление опыта – был связан с условным забыванием детства (достижением зрелости сознания), то у Новалиса, наоборот, этот этап связан со своеобразным пестованием детского сознания. Именно на этапе развития человека, который в настоящей работе обозначен как кризисный этап, в романтическом мифе о детстве зачастую совершается выбор между детскостью и взрослостью, и, соответсвенно, определяется вся последующая жизнь героя. На завершающем же этапе развития, соответствующем, второму фихтевскому шагу «созерцания себя», преломление накопленного опыта приводит героя его либо к ощущению полной гармонии (возвращению в детство), либо к трагической развязке. Подобный мифологический круг романтического «прочтения» жизни человека, в которой детство позиционируется в качестве начальной и замыкающей «точки» человеческого развития, имеет место в «Неизвестном дитя» Э.Т.А. Гофмана, в «Генрихе фон Офтердингене» Новалиса, «Странствиях Франца Штернбальда» и «Белокуром Экберте» Л. Тика, позволивших выявить такие способы «прорыва» к детству, как обнаружение в себе творческого дара (Генрих фон Офтердинген) и высшее переживание любви (Франц Штернбальд), в конечном итоге составившие два извода немецкого романтического мифа о детстве и выступившие мифологической составляющей концепта «детство» в русской прозе.

Содержательным стержнем второй главы диссертации «Рефлексия романтического мифа о детстве в русской прозе 20-40-х гг. XIX века: в проекции образа творца и образа девушки-ребенка» является осмысление мифологемы детства в русской литературе 20-40-х гг. в двух вышеназванных изводах немецкого романтического мифа о детстве – детство как способ обнаружения творческого дара и высшего переживания любви, – соположенных с образом творца и образом девушки-ребенка.

В первом параграфе «Мифологема детства в русской повести о творческой личности 20-40-х гг. XIX века» исследуется cвоеобразие романтической мифологемы в аспекте тенденции преодоления русскими романтиками так называемой теории «эстетического гуманизма» и утверждения в качестве непременной предпосылки творчества нравственной чистоты творца. Это обстоятельство нашло выражение в противопоставлении «небесной» и «земной» сущностей человека искусства («Себастьян Бах» В.Ф. Одоевского, «Психея» Н.В. Кукольника), выраженном в ситуации столкновения в его судьбе «детства» и «старости»: когда в состоянии отрешенности от всего земного гений ощущает себя младенцем, в действительности же оказываясь несчастным стариком. На фоне редуцирования немецкой романтической литературой «старческой» ипостаси в жизни поэтов, художников, музыкантов возникновение стариков-гениев в произведениях В.Ф. Одоевского и Н.В. Кукольника позиционируется в настоящей главе как свидетельство переосмысления русскими писателями образа творца, влекущего за собой закономерное изменение мифологического контекста понятий «детство» и «старость» в направлении их христианизации. В аспекте рефлексии христианской мифологемы детства принципиальным оказывается гоголевский образ «счастливой старости» («Портрет»), соположенный с христианской идеей о возможности старика «обернуться ребенком».

В качестве наиболее репрезентативного примера актуализации романтической, христианской и архаической мифологем детства в русской повести о творческой личности в главе анализируется «Живописец» Н.А. Полевого, литературная «тактика» которого – «подражания и отрицания» – позволяет автору представить художника, с одной стороны, как богоизбранного человека, ощущающего присутствие в себе «романтического ребенка», с другой – нивелировать романтическую семантику детства, заменяя ее христианской и архаической, что позволяет осмыслить образ Аркадия как образ лжетворца.

Во втором параграфе второй главы «Мифологическая семантика детства в проекции образа девушки-ребенка в русской прозе 20-40-х гг. XIX века», сущностно связанном с идеей немецких романтиков о возвращении в детство посредством высшего переживания любви, представлен анализ мифологемы детства в ее сопряженности с образом девушки-ребенка, рефлексируемый в призме типов «девушки-спасительницы», возвращающей силой своей любви состояние детства возлюбленному, и «девушки-“оборотня”», попеременно обнаруживающей в себе детское и взрослое мировидение. Предельно точно мотив “спасительной любви” воссоздан в «Облаке» К.С. Аксакова. Здесь осуществляется восстановление через любовь божественного образа цельного человека, идентичного его детскому состоянию, поскольку образ девушки-облака актуализирует устойчивое романтическое представление о бесполой девушке как ребенке, в котором просвечивает ангельская сущность совершенного человека, как бы призывающая к воссоединению с собою и восстановлению таким образом изначально задуманной человеческой цельности, что, собственно, и происходит в результате вспыхнувшего любовного чувства героини к Лотарию.

В свою очередь у В.Ф. Одоевского («Косморама») и Н.А. Полевого («Эмма») образ девушки-ребенка высвечивает ошибочность жизненной позиции главных героев, отказавшихся от спасительной любви, а стало быть, от «возвращения в детство». При этом в «Космораме» отказ от детства сопровождается актуализацией христианского мифологического поля и трансформируется в ситуацию нравственного выбора между чистой детской любовью Софьи и порочной любовной страстью Элизы. Предпочтение Элизы Софье предопределяет «падение» героя, открывшего свою душу разрушительному воздействию человеческого греха. В «Эмме» конфликт сосредоточен на противопоставлении любовного чувства девушки, небесная природа которого выражена ее детскостью, заземленному представлению о любви князя С., не способного понять исключительного по своей силе и глубине чувства героини.

Особое место в русской романтической прозе исследуемого периода занимает образ девушки-“оборотня” («Лафертовская Маковница» А. Погорельского, «Орлахская крестьянка» В.Ф. Одоевского), ознаменованный особым даром совмещать в себе две ипостаси – детскую и взрослую. Первая соположена с сознанием современного просвещенного человека, вторая – это особый тип сознания, с присущим ему интуитивным постижением мира, каковым в представлении И.Г. Гердера является детское и народное (простое) сознание. Собственно, одновременное совмещение в героинях А. Погорельского и В.Ф. Одоевского этих разнородных мироощущений и дает основание позиционировать данный девичий образ как «оборотнический». При этом проявление в героине детского мировоззрения наиболее принципиально для раскрытия авторской позиции, суть которой заключается в утверждении народных жизненных и моральных приоритетов и ценностей. В этом отношении определяющим являлось сродство детского и народного сознаний, о чем неоднократно размышлял в своих трудах И.Г. Гердер. И именно обнаруживающий себя в героине детский взгляд на мир и человека выступал проводником народных истин, на которых, по мнению А.Погорельского и В.Ф. Одоевского, испокон веков держится мир людей.

В итоге, во второй главе диссертационного исследования устанавливается, что в русской романтической прозе 20-40-х гг. XIX века представления о детстве вбирают немецкий романтический миф о детстве и одновременно выходят за рамки мифа, углубляя его общечеловеческое начало, восходящее к христианским идеям нравственной чистоты творца, спасения человеческой души любовью, признания в ребенке божественной мудрости, склоняющей к верным жизненным решениям. Позиционирование детства как некоего нравственного «барометра», по которому человек сверяет всю свою жизнь, получило дальнейшее развитие и, главное, стало основанием формирования национальной модели «мифа о золотом, счастливом детстве» в русской литературе 20-40-х гг. XIX века, реконструируемой и осмысляемой в третьей главе диссертации.

Третья глава «Русский миф о детстве: мифологема ленивого ребенка» посвящена осмыслению того, каким образом представление о детстве как нравственном критерии укрепило свои «позиции» в русской литературе 20-40-х гг. XIX века, вылившись в конечном итоге в формирование в эти годы национального мифа о детстве.

В главе утверждается, что процесс мифологизации детства русской литературой, пресуществившей национальный “миф о золотом детстве” в трилогии Л.Н. Толстого (1851-1855) и «Детских годах Багрова-внука» С.Т. Аксакова (1858), связан с переосмыслением руссоистской философии детства в аспекте отрицания тезиса о возможности взрослого человека сохранить в себе естественность/детскость, что обусловливает восприятие детства как некоей удаленной во времени неизменной безусловной величины, общего закона человеческой жизни, которыми человек измеряет свое присутствие на земле. Отсюда именно в детстве (образце, по Л.Н. Толстому, «жития всем миром», когда ребенок, люди, Вселенная взаимно открыты, цементирующей силе семьи, скрепляющей ее поколения, – по С.Т. Аксакову), писателям видится основа человеческой личности, жизненный пример, на который нужно равняться, избегая тем самым ошибок и заблуждений взрослой жизни.

Вместе с тем, в главе показано, что подобный подход к восприятию детства начал складываться несколько ранее, а именно в литературе 20-40-х годов XIX века, тем самым выступившей своеобразным “плацдармом” для формирования образа детства в творчестве Л.Н. Толстого и С.Т. Аксакова. В этом отношении принципиальным оказывается наметившееся в романтической прозе 20-40-х гг. XIX века смещение мировоззренческих доминант в сторону акцептуализации христианской мифологической составляющей концепта «детство», а также усвоение русской литературой указанного периода руссоистских смыслов детства в аналогичном Л.Н. Толстому и С.Т. Аксакову ключе. Так, в автобиографической прозе 30-40-х гг. XIX века, вслед за Руссо, меняется оценочное отношение к детству: традиционный смех над ним замещается умилением и нежными чувствами, что проявляется в описываемой А.Т. Болотовым сцене собственного рождения. В свою очередь, позиционирование детства как основы человеческой личности, являющееся содержательным ядром толстовско-аксаковского мифа о детстве, находит свою аналогию в творчестве А.И. Герцена. У последнего руссоистская философия детства переосмыслена с позиции этики разумного эгоизма, что обусловливает «прочтение» эгоизма как сохранение в себе сущностной основы личности, формируемой в детстве. Последствия нетождественности человека себе-в-детстве становятся очевидными в проекции образов Бельтова и Мити Круциферского, «исказивших» себя и, как следствие, предопределивших свое личностное разрушение. Подтверждением этой мысли выступает так же то, как А.И. Герцен позиционирует мальчика Левку («Доктор Крупов»), не старающегося подстроиться под существующие условия и тем самым оказывающегося, несмотря на свое слабоумие, «оригинальной» личностью.

В аспекте осмысления своеобразия рецепции философии детства Руссо русской литературой в главе анализируется явление, названное М.М.Бахтиным “руссоистской философской сублимацией”10 и выраженное контаминацией двух коннатационно противоположных смыслов детства в проекции образа Обломова. Так, детскость Ильи Ильича, подобно детскости Эмиля, защищает его от разрушительного для личности, по мысли Ж.-Ж. Руссо («Эмиль, или О воспитании»), воздействия общественных пороков и страстей. Вместе с тем рефлексия архетипической ситуации «лежания на печке», соположенная с мифологемой «ленивого ребенка», способствует иной оценке детскости героя, а именно восприятию детства Обломова как неестественно затянувшегося периода человеческой жизни, обусловленного отсутствием закономерного отрыва от материнского начала и отсюда лишенного личностной основы. Одновременно мифологема «ленивого ребенка» позиционируется в главе как особое образование русской ментальности, подтверждением чему является ее осмысление в «Черной курице» А. Погорельского, трилогии Л.Н. Толстого, «Детских годах Багрова-внука» С.Т. Аксакова, «Гимназистах» Н.Г. Гарина-Михайловского и автобиографической повести П. Санаева «Похороните меня за плинтусом».

В заключении подводятся общие итоги исследования.

Осмысление своеобразия и развития мифологемы детства в русской прозе 20-40-х гг. XIX показало, что историко-литературный процесс этого времени характеризуется актуализацией сложно структурированного смыслового поля концепта «детство», обусловленного переосмыслением русскими писателями его роли и места в существующей картине мира, связанным с контаминацией мировоззренческих доминант, эксплицирующих «детство» в контексте трех типов культурного сознания, восходящих к архаическому, христианскому и романтическому мифам о детстве. Художественная рефлексия мифологемы детства позволила выявить своеобразие образа «детства» в русском культурном сознании рассматриваемого периода и одновременно позиционировать этот образ как начало и основание формирования национальной модели русского мифа о детстве. В связи с этим подчеркиваются те принципиальные моменты актуализации мифологемы детства в русской прозе 20-40-х гг. XIX века, в которых отражаются отличительные особенности восприятия детства русским культурным сознанием первой половины XIX века. К таковым принадлежит трансформация романтической мифологемы детства в проекции образа творца и образа девушки-ребенка, связанная с акцентированным в русской романтической прозе требованием нравственной чистоты героя, соотносимой с христианскими представлениями о неподверженности дитя греховным страстям, а также усвоение и преобразование русской литературой 20-40-х гг. XIX века руссоистской философии детства по трем направлениям: свойственному автобиографической прозе, привносящей настроение сожаления по поводу ушедших детских лет, “герценовскому”, отображающему последствия искажения человеком собственной природы, заложенной в детстве, и сигнализирующему тем самым об опасности потери внутренней связи героев с собой-в-детстве, и «гончаровскому», актуализирующему мифологему «ленивого ребенка», позволяющую отрефлексировать «неестественное» детство, подчиненное материнскому началу. В Заключении также намечаются перспективы исследования мифологемы детства в русской литературе, в частности выявление ее функциональности в эстетической концепции детства Ф.М. Достоевского.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Пустошкина Т.В. “Дитя больше, чем оно есть…” (мифологема детства в нравоучительной повести А.Погорельского “Черная курица, или Подзем-

ные жители) // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 9. Вып. 3. Ч.II. СПб.: Изд-во Санкт-петербург. ун-та, 2007. С. 62-67. (0.3 п. л.).

2. Пустошкина Т.В. Что значит “обратиться к ребенку”? (речевая модель поведения героев в повести В.Бурнашева “Белокурая коса”) // Вестник Ленинградского государственного университета имени А.С.Пушкина: Научный журнал. Сер. Филология. СПб: ЛГУ им. А.С.Пушкина, № 4 (Т. 1). 2009. С. 115-124. (0.5 п. л.).

3. Пустошкина Т.В. “Заоблачное” детство Константина Аксакова: воплощение немецкого мифа в судьбе и творчестве поэта // Вестник Челябинского государственного университета. Сер. Филология. Искусствоведение. Вып. 51. Челябинск: Изд-во Челябинского гос. ун-та, 2011. № 8 (223). С. 115-119. (0, 2 п. л.).

4. Пустошкина Т.В. (Шараева Т.В.) Структурная организация мифологемы детства в балладе Уильяма Вордсворта “Слабоумный мальчик” // Проблемы филологии и методики преподавания иностранных языков на рубеже веков. Вып. 6. – Псков: ПГПУ им. С.М.Кирова, 2006. – С. 214-224. (0.6 п. л.).

5. Пустошкина Т.В. Мифологема детства в призме структурно-семиотического анализа (на материале стихотворения У.Блейка “Маленький трубочист”) // Романтизм: грани и судьбы: Учен. зап. ТвГУ. Вып. 6. – Тверь: ТГУ, 2006. – С. 22-29. (0.4 п. л.).

6. Пустошкина Т.В. Гётевская рефлексия детства: на пути к “романтическому ребенку” // Вестник Псковского государственного педагогического университета. Сер. Социально-гуманитарные и психолого-педагогические науки. Вып. 1.– Псков: ПГПУ им. С.М.Кирова, 2007. – С.101-105. (0.2 п. л.).

7. Пустошкина Т.В. Между романтизмом и дидактикой. О том, как ребенок может помешать романтической любви в забытом романе И.С.Георгиевского “Евгения, или Письма к другу” // Вестник Псковского государственного педагогического университета. Сер. Социально-гуманитарные и психолого-педагогические науки. Вып. 7. – Псков: ПГПУ им. С.М.Кирова, 2009. – С.47-51. (0.2. п. л.).


1 Голосовкер Я.Э. Логика мифа. М., 1987. С.152.

2 Там же. С. 128.

3 Козлов А. Мономиф // Современное зарубежное литературоведение (страны западной Европы и США): концепции, школы, термины. М., 1996. С.249-250.

4 Winkler A. Das romantische Kind. Ein poetischer Typus von Goethe bis Thomas Mann // Heidelberger Beitrge zur deutschen Literatur. Frankfurt am Main.2000. Ewers Hans-Heino. Kindheit als poetische Daseinsform. Studien zur Entstehung der romantischen Kindheitsutopie im 18. Jahrhundert. Herder, Jean Paul, Novalis und Tieck. Mnchen, 1989. Weber-Kellermann I. Die Kindheit. Eine Kulturgeschichte. Frankfurt am Main, Leipzig, 1997.

5 Webster’s Third New Interpretational Dictionary. Chicago, Vol.II,1993. P.1497.

6 Костюхина М.С. Русская детская повесть 20-40-х годов XIX века и типология характеров. Дисс. … канд. филол. наук. СПб., 1994. С. 15.

7 Шеллинг Ф. Философия искусства. М., 1966. С.134.

8 Дмитриев А.С. Проблемы иенского романтизма. М.,1975. С.161.

9 См.: Габитова Р.М. Философия немецкого романтизма. М., 1978. С. 175.

10 Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. С.377, 381-383.



 


Похожие работы:

«Веселова Ольга Николаевна ТРАДИЦИИ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО В СИМВОЛИСТСКИХ РОМАНАХ Ф.К. СОЛОГУБА ТЯЖЕЛЫЕ СНЫ И МЕЛКИЙ БЕС Специальность 10.01.01 Русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел – 2011 Работа выполнена на кафедре русской литературы XХ-ХXI веков и истории зарубежной литературы филологического факультета ФГБОУ ВПО Орловский государственный университет Научный руководитель: Михеичева Екатерина Александровна,...»

«Кривцова Светлана Анатольевна Личность и творчество И.А. Бунина в оценке французской критики Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел – 2008 Работа выполнена на кафедре русской литературы XX-XXI веков и истории зарубежной литературы ГОУ ВПО Орловский государственный университет Научный руководитель : доктор филологических наук, профессор Михеичева Екатерина Александровна, Орловский...»

«Махотина Илона Юрьевна ЦЫГАНЕ И РУССКАЯ КУЛЬТУРА Литература и фольклор Специальность 10.01.01 — русская литература 10.01.09 — фольклористика Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель — д.ф.н., проф. М. В. Строганов Тверь 2011 Работа выполнена на кафедре истории русской литературы Тверского государственного университета Научный руководитель доктор филологических наук профессор...»

«МИХАЙЛОВА ИРИНА ПЕТРОВНА ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МИР ПОЭТА В.В. БОРОДАЕВСКОГО Специальность 10.01.01. – русская литература Автореферат диссертации на соискание научной степени кандидата филологических наук Орел 2010 Работа выполнена в ГОУ ВПО Курский государственный университет Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Криволапов Владимир Николаевич Официальные оппоненты: доктор филологических наук, старший научный сотрудник Любомудров Алексей Маркович кандидат...»

«Руднева Инна Сергеевна Искусство словесного портретирования в русской мемуарно-автобиографической литературе второй половины XVIII – первой трети XIX вв. Специальность 10.01.01 Русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук О рел, 2011 Работа выполнена в ГОУ ВПО Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского

«ШАХМАТОВА Татьяна Сергеевна ТРАДИЦИИ ВОДЕВИЛЯ И МЕЛОДРАМЫ В РУССКОЙ ДРАМАТУРГИИ XX – НАЧАЛА XXI ВЕКов 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Казань – 2009 Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент Бушканец Лия Ефимовна...»

«ИВАНАЙНЕН Ольга Викторовна АЗЪ ЛЕТОПИСЦА В ПОВЕСТИ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ, ЕГО ВАРИАНТЫ И СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ Специальность 10.01.01 Русская литература Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Орёл – 2010 Работа выполнена на кафедре истории русской литературы ХI – ХIХ вв. филологического факультета ГОУ ВПО Орловский государственный университет Научный руководитель: Шайкин Александр Александрович, доктор филологических наук, профессор Официальные...»

«Сафонова Татьяна Вадимовна Оппозиция жизнь/смерть в творчестве А.А. Фета Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел – 2008 Работа выполнена в ГОУ ВПО Курского государственного университета Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Криволапов Владимир Николаевич Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Ковалева Татьяна Витальевна кандидат филологических...»

«КУСАЕВА ЗАЛИНА КОНСТАНТИНОВНА ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОПЫТ К.Л. ХЕТАГУРОВА-ДРАМАТУРГА Специальность: 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации (осетинская литература) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Владикавказ 2008 Работа выполнена на кафедре русской литературы государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Северо-Осетинский государственный университет имени Коста Левановича Хетагурова...»

«СВАРЧЕВСКАЯ Татьяна Валерьевна ПРОБЛЕМА ЖЕНСКОЙ РЕАЛИЗАЦИИ В ТВОРЧЕСТВЕ А.Я. МАРЧЕНКО Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тверь – 2010 Работа выполнена на кафедре истории русской литературы Тверского государственного университета Научный руководитель: доктор филологических наук профессор Е.Н. Строганова Официальные оппоненты: доктор филологических наук профессор М.В. Михайлова кандидат...»

«Гайнанова Лилия Муллануровна ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ В ПРОЗЕ Г АЯЗА иСХАКИ 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации (татарская литература) автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук казань – 2010 Работа выполнена на кафедре татарской литературы Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет...»

«Ермоченко Тамара Константиновна ПОЭТИКА НОВОЙ ПЕТЕРБУРГСКОЙ ПРОЗЫ КОНЦА ХХ – НАЧАЛА ХХI ВЕКОВ Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел 2008 Работа выполнена в ГОУ ВПО Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Шаравин Андрей Владимирович Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор...»

«АНТОНОВ-ОВСЕЕНКО Антон Антонович РОЛЬ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ В ФОРМИРОВАНИИ ОБЩЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ В РОССИИ В 1917 Г. 10.01.10 – журналистика (филологические науки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Тверь – 2013 Работа выполнена на кафедре журналистики и новейшей русской литературы Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Тверской государственный университет Научный...»

«УЛЬБАШЕВА ФАТИМА ХУСЕИНОВНА КАЙСЫН КУЛИЕВ И ИБРАГИМ БАБАЕВ: Опыт сравнительно-сопоставительной характерист и ки 10.01.02 – литература народов Российской Федерации (кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик 2008 Работа выполнена в секторе балкарской литературы Института гуманитарных исследований Правительства Кабардино-Балкарской Республики и Кабардино-Балкарского научного...»

«УДК 882 (09) ББК 83.3 (2Рос=Рус) Т 16 ТАЛАЛАЕВА Ольга Геннадьевна РЕЛИГИОЗНО-БИБЛЕЙСКИЕ И ГОТИЧЕСКИЕ МОТИВЫ В ПРОЗЕ И.А. БУНИНА Специальность 10.01.01 – Русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тамбов – 2013 Работа выполнена на кафедре русской и зарубежной литературы Института филологии ФГБОУ ВПО Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор...»

«Терехова Елена Андреевна Произведения Н.С. Лескова для детей и проблема детского чтения в публицистике и критике писателя Специальность 10.01.01 — русская литература Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Орёл–2008 Работа выполнена на кафедре истории русской литературы XI — XIX веков ГОУ ВПО Орловский государственный университет Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент Петрова Людмила...»

«ЕРШОВ ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ РЕГИОНАЛЬНОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ В РОССИЙСКОЙ МЕДИАСИСТЕМЕ Специальность 10.01.10. журналистика Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора филологических наук Москва 2012 Работа выполнена на кафедре теории и экономики СМИ факультета журналистики Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова Научный консультант: доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и экономики СМИ МГУ имени М. В. Ломоносова...»

«ШИНАХОВА Елена Аскербиевна ЭВОЛЮЦИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ОБРАЗА В РОМАНЕ ГОРЦЫ А.Т. ШОРТАНОВА 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации (Литература народов Северного Кавказа) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик 2007 Диссертация выполнена в отделе кабардинской литературы Института гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН. Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Гутов Адам Мухамедович...»

«Курбанова Патимат Шарапутдиновна КОНЦЕПЦИЯ МИРА И ЧЕЛОВЕКА В ПОЭЗИИ БИЛАЛА ЛАЙПАНОВА 10.01.02 – литература народов Российской Федерации (кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик – 2009 Работа выполнена на кафедре литературы Карачаево-Черкесского государственного университета им. У.Д.Алиева Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Караева Зухра...»

«Вечканова Марина Ильинична Трансформация готической традиции в творчестве Джойс Кэрол Оутс (на материале малой прозы 1990-х – начала 2000-х годов) Специальность 10.01.03 – Литература народов стран зарубежья (англоязычные, немецкоязычные литературы) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Казань - 2011 Работа выполнена на кафедре русской и зарубежной литературы ФГБОУ ВПО Мордовский государственный университет имени Н. П. Огарева...»






 
2014 www.avtoreferat.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.