WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 


Журналы еж и чиж в контексте советской детской печати 1920 – 1930-х гг.

На правах рукописи

СУЗДОРФ ЭЛЬВИРА АЛЕКСАНДРОВНА



ЖУРНАЛЫ «ЕЖ» И «ЧИЖ» В КОНТЕКСТЕ СОВЕТСКОЙ ДЕТСКОЙ ПЕЧАТИ 19201930-Х ГГ.

Специальность 10.01.10 – Журналистика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва, 2011

Работа выполнена на кафедре литературной критики Российского государственного гуманитарного университета


Научный руководитель:

Кандидат филологических наук, доцент Владимир Львович Гопман


Официальные оппоненты:

Доктор филологических наук, профессор Игорь Вадимович Кондаков

Кандидат филологических наук, Анна Владимировна Щербина


Ведущая организация:

Факультет русской филологии Московского государственного областного университета

Защита состоится 17 ноября 2011 г. в 16 часов на заседании диссертационного совета Д 212.198.12 в Российском государственном гуманитарном университете по адресу: 125267, Москва, Миусская пл., 6, ауд. 250.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского государственного гуманитарного университета

Автореферат разослан «16» октября 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета д. филол. н. Л.Ф. Кацис


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Данное диссертационное исследование посвящено детским журналам «Еж» и «Чиж» в контексте отечественной детской периодики 1920–1930-х гг.

Журналы «Еж» (1928–1935 гг.) и «Чиж» (1930–1941 гг.) выходили в Ленинграде и объединяли самых талантливых литераторов своего времени: С.Я. Маршака, Н.М. Олейникова, Н.А. Заболоцкого, Д.И. Хармса, А.И. Введенского, В.В. Бианки, М. Ильина (И.Я. Маршака), Б.С. Житкова и др. Также с журналами сотрудничали известные художники В.В. Лебедев, А.Ф. Пахомов, В.М. Конашевич.

Роль этих изданий в развитии детской периодики и литературы своего времени трудно переоценить: будучи ведущими детскими журналами 1930-х гг., «Еж» и «Чиж» заложили основы советской детской периодики и оказали существенное влияние на развитие детской литературы своего времени. «Еж», рассчитанный на читателя 10–14 лет, и «Чиж», ориентированный на детей 5–8 лет, составляли пару взаимодополняющих изданий, удовлетворявших потребности широкой детской аудитории.

Актуальность исследования определяется

– необходимостью пересмотра сложившихся в современной российской культуре концепций существования и развития отечественной журналистики и публицистики 1920–1930-х гг. Использование этих концепций до недавнего времени приводило к тому, что критерием оценки творчества поэтов, журналистов и публицистов, работавших в журналах «Еж» и «Чиж», служило лишь соответствие их работ идеологическим требованиям, предъявляемым к искусству.

– необходимостью использовать опыт работы редакций обоих журналов, который имеет важное значение как для изучения истории детской печати советского периода, так и для понимания развития детской периодики настоящего времени: изучение современной литературы и периодики для детей невозможно без учета того, что делалось в этой сфере в 1920–1930-х гг.

Данный опыт представляется особенно ценным и актуальным в постсоветском культурном пространстве: об этом свидетельствует постоянный интерес к этим журналам и их создателям, примером чего может служить стремление воссоздать журналы в настоящее время. Так, в Санкт-Петербурге с 2002 г. выходит детский журнал «Чиж и Еж», создатели которого считают себя наследниками традиций аутентичных журналов «Еж» и «Чиж»1.

Научная новизна исследования заключается в том, что комплексное изучение журналов «Еж» и «Чиж» проводится впервые в отечественной науке о журналистике.

Кроме того, в работе впервые рассматриваются вопросы, на которые долгое время было наложено табу, например, проблема участия журналов «Еж» и «Чиж» в советской пропаганде, а также их развития в историческом, культурном контексте.

Объект исследования – детские журналы «Еж» и «Чиж».





Предмет исследования – советская детская периодика 1920–1930-х гг. и ее участие в культурной и общественной жизни.

Цель работы – изучить журналы «Еж» и «Чиж», в том числе степень их вовлеченности в систему советской пропаганды, и определить место журналов в советской детской периодике конца 1920-х – 1930-х гг. Для достижения цели последовательно решаются следующие задачи:

– выявить основные тенденции развития детской печати в 1920-е – 1930-е гг.;

– рассмотреть историю журналов «Еж» и «Чиж» в 1928–1941 гг. в историко-культурном контексте, определить основные этапы их развития;

– проанализировать содержание журналов и, в том числе, их участие в советской пропаганде;

– описать способы и методы освещения на страницах журналов таких тем, как образы вождей, образы врагов (в данный сегмент входит также антиклерикальная пропаганда), отражение советской действительности и создание общей картины мира, частью которого являлся СССР;

– определить место журналов «Еж» и «Чиж» в системе советской пропаганды для детей в 1920–1930-е гг.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. «Еж» и «Чиж» существовали в сложный период истории советской детской печати. В 1920-е гг. вопросы детской литературы стояли необычайно остро, а критика была в основном идеологической, а не литературной. Детской печати отводилась роль инструмента воспитания и формирования личности не просто ребенка, но ребенка – жителя первого в мире государства рабочих и крестьян.

2. В 1919 г. в Ленинграде и Москве возникли журналы, с которых берет начало советская периодика для детей. При этом если издания, выходившие затем в Ленинграде, уделяли больше внимания художественному уровню публикуемых текстов (это восходило к журналу А.М. Горького «Северное сияние»), то московские издания, предтечей которых был журнал Л. Кормчего «Красные зори», ставили перед собой задачи скорее воспитательно-идеологического характера, что вело к снижению художественности.

3. Журналы «Еж» и «Чиж» были неразрывно связаны с развитием детской литературы и советской периодики 1920–1930-е гг. Эти журналы обращались к типичным для своего времени темам, отражали изменения в политике государства в отношении литературы вообще и литературы детской в частности. В то же время, «Еж» – и затем, хотя и в меньшей степени, «Чиж», – развивали собственные подходы и новаторские методы работы, которые сделали данные журналы эталоном детского издания своего времени.

4. Авторский состав «Ежа» и «Чижа» остается беспрецедентным в истории отечественной детской периодики: ни до, ни после этих журналов ни в одном издании не работало такого количества известных (а впоследствии – знаменитых) прозаиков, поэтов, художников. Все это обеспечило высокий уровень материалов в «Еже» и «Чиже».

5. Для многих сотрудников редакции журналы «Еж» и «Чиж» были единственной возможностью публиковаться, т.к. их произведения в то время по идеологическим причинам не печатали издания для взрослых. Журналы, подвергавшиеся многочисленным идеологическим нападкам критиков, и, в конце концов, закрытые, словно повторили судьбу своих создателей, произошедшие в их жизни трагические события: аресты, ссылки и расстрелы.

6. Общее время, в течение которого выходили «Еж» и «Чиж» (тринадцать с половиной лет) можно с определенной степенью условности разделить на несколько периодов, исходя, прежде всего, из особенностей содержания журналов и участия в их выпуске тех или иных авторов. Первый период – с начала 1928 г. до середины 1929 г., второй – до середины 1933 г., третий – до конца 1937 г., четвертый – 1938–1941 гг. Большинство изменений в содержании журналов было продиктовано внелитературными факторами: так как «Еж» в 1928 г. был принят критикой крайне негативно, то ради сохранения журнала пришлось сделать его более идеологически выдержанным. С начала 1930-х гг. начала меняться политика власти по отношению к детской литературе (как и ко всей советской культуре в целом: создание централизованного управления ею, усиление цензуры, начало политических репрессий), что сразу же отразилось на содержании «Чижа» и «Ежа», вскоре закрытого. Тем более изменилось содержание «Чижа» после разгрома редакции Детгиза в 1937 г.

7. В публикациях журналов «Еж» и «Чиж» нашли отражение как общие тенденции детской литературы того времени, так и темы, типичные для советской идеологической пропаганды. Так, с начала 1930-х гг. формирование культа Сталина (после ленинского культа) существенно отразилось на содержании журналов «Еж» и «Чиж». То же можно сказать и о

специфике изображения образа врага СССР: если в конце 1920-х – начале 1930-х гг. врагами были кулаки, капиталисты и религиозные деятели, то во второй половине 1930-х гг. их заменили на журнальных полосах шпионы, фашисты, диверсанты.

Хронологические рамки исследования – 1918–1941 гг. Этот период включает суммарное время существования журналов «Еж» и «Чиж» (1928– 1941 гг.) и предшествовавший ему период зарождения, и последующего становления советской детской литературы и периодики.

Методология – при проведении исследования использовался сравнительно-исторический метод исследования.

Источниковая база исследования. Основными источниками данного диссертационного исследования являются детские журналы «Еж» и «Чиж». Также в работе были использованы и другие источники, которые условно можно разделить на несколько групп.

Во-первых, это журналы для детей, в работе над которыми участвовали те же писатели, что создавали «Еж» и «Чиж»: «Воробей» (1923), переименованный в «Новый Робинзон» (1924–1925), «Красный галстук» (1926), «Костер» (1936–1941).

«Воробей» (с 1924 г. – «Новый Робинзон») издавался в Ленинграде по инициативе С.Я. Маршака и объединял группу писателей, продолживших работу в «Красном галстуке», а позже в «Еже» и «Чиже»: Б.С. Житкова, Е.Л. Шварца, В.В. Бианки, М. Ильина, Н.М. Олейникова и других авторов. Изучение этих изданий, которые можно считать предшественниками «Ежа» и «Чижа», необходимо для воссоздания полной истории этих журналов. В то же время, это позволяет понять истоки художественного и публицистического творчества тех советских детских писателей, кто сотрудничал в «Еже» и «Чиже».

Вторую группу источников представляют наиболее значимые послереволюционные периодические детские издания. Это в первую очередь журнал «Северное сияние», издававшийся в Ленинграде, и московский журнал «Красные Зори». Эти издания, выходившие в 1919 году, заложили фундамент детской советской периодики.





Также источниками данной работы следует считать московские издания «Барабан», «Пионер», «Мурзилка», составлявшие конкуренцию журналам «Еж» и «Чиж». Изучение этих изданий позволяет выявить особенности развития советской детской периодики в целом.

Третью группу источников составляют дневники, мемуары и переписка участников событий. Эта группа не так обширна, как можно было ожидать: многие авторы и сотрудники редакции погибли в 1930-е гг. в результате репрессий или умерли от болезней, не оставив мемуаров и воспоминаний. Исключением является Д.И. Хармс, который вел дневники с конца 1920-х гг. вплоть до ареста в 1941 году. Дневники были опубликованы В.И. Глоцером в журнале «Новый мир» в 1992 г., а в 2002 г. вышли отдельным изданием2. Д.И. Хармсу посвящены и воспоминания А.И. Порет3 – художницы, также работавшей в Детгизе.

Наиболее ценными для данного исследования явились дневники и письма Е.Л. Шварца, опубликованные в различных сборниках4. Е.Л. Шварц подробно описал отношения в редакции, общее состояние детской литературы и ее критики в 1920–1930-е гг. Также интересны воспоминания И.А. Рахтанова о «Еже» и «Чиже», опубликованные в сборнике «Рассказы по памяти»5. Однако следует отметить, что И.А. Рахтанов создал несколько идеалистический образ редакции «Ежа» и «Чижа» и практически не упоминал о проблемах в отношениях между сотрудниками журналов. Е.Л. Шварц, чьи дневники были опубликованы в постсоветское время, рассказал и о конфликтах между детскими писателями того времени (прежде всего имеется в виду конфликт внутри редакции между Маршаком и его друзьями и учениками – Житковым, Олейниковым и другими), и о жестокой, порой доходящей до абсурда, критике детской литературы 1920–1930-х гг.

Особую группу представляют сборники воспоминаний о Маршаке6, Шварце7, Чуковском8, Заболоцком9 и других авторах. Все они дают представление не только о личностях этих людей, но и о советской детской литературе в целом, культурной атмосфере и духе того времени.

Отдельную группу источников представляют публикации в журналах для взрослых. В конце 1920-х – начале 1930-х гг. в периодических изданиях (таких, как «Детская литература», «Литературная газета», «За коммунистическое воспитание» и др.) были опубликованы статьи Б. Шатилова10, М.И. Хохлова11, С. Марголиной12 и других авторов, посвященные исследуемым журналам. Эти работы не столько дают возможность изучить «Еж» и «Чиж», сколько отражают направления критики детской литературы того времени.

Анализ рецензий, обзоров, критических заметок о детских изданиях позволяет сделать выводы о крайне негативном восприятии «Ежа» и «Чижа» многими критиками-современниками на рубеже 1920–1930-х гг., а также проследить, как изменялась в государственная политика в области литературы в 1930-е гг.

И, наконец, последнюю группу источников представляют нормативные акты, отражавшие политику государства в области литературы и искусства и опубликованные в отдельных сборниках13.

Степень научной разработки темы невысока: в настоящее время работ, непосредственно посвященных «Ежу» и «Чижу», совсем немного: это статья М.И. Алексеевой ««Еж» и «Чиж»»14 и диссертация Л.Н. Беленькой «Роль журналов «Еж» и «Чиж» в становлении художественной публицистики для детей» 15.

В свой статье о журналах (2002) М.И. Алексеева говорит о важной роли этих изданий в истории детской печати; в данной работе впервые поднимается тема трагической судьбы сотрудников «Ежа» и «Чижа» – ранее этот вопрос в силу идеологических причин обходился стороной исследователями как детской литературы вообще, так и данных изданий в частности. Автор акцентирует внимание на том, что «Еж» и «Чиж» до сих пор остаются недостаточно изученными и подчеркивает необходимость проведения тщательного комплексного исследования этих изданий16.

Диссертация Л.И. Беленькой (1984) посвящена становлению детской публицистики, что имеет прямое отношение к советской пропаганде. Предмет исследования автора – основные направления развития детской художественной публицистики в 1920–1930-е гг. Написанная еще в советское время, эта работа посвящена исследованию содержания журналов «Еж» и «Чиж» с целью определить публицистичность, формировавшую определенное мировоззрение у ребенка-читателя. В то же время история данных изданий, а также проблема зависимости от государственной идеологии в этой работе по понятным причинам не рассматриваются.

Непосредственно истории критики детской литературы в СССР в 1920–1930-е гг. посвящены работы О.Е. Путиловой17 – на сегодняшний день единственные на данную тему.

Существует ряд работ, посвященных истории советской детской периодики и опубликованных в доперестроечное время. Эти работы в настоящее время представляются не совсем актуальными в силу их идеологичности, хотя они и содержат важный фактический материал. Прежде всего, это некоторые публикации М.И. Алексеевой18, посвященные, в основном, детским журналам 1920-х гг., а также Л.Н. Колесовой19, М.И. Холмова20.

Пристального внимания заслуживает статья О.И. Параничевой21 о детской периодике 1930-х гг., в которой автор исследует идеологический поворот, произошедший в середине 1930-х гг. и приводит статистические данные, касающиеся содержания детских журналов того времени.

Развитию советской детской литературы посвящены работы А.В. Фатеева, в которых автор изучает детскую литературу эпохи сталинизма (1930 – 1950-е гг.) 22

О цензуре в советской литературе для детей писали западные слависты А.С. МакЛеод23 и Дж.Э. Инггс24. В то время как статья А.С. МакЛеода «Цензура и детская литература» является скорее обзорной, Дж. Инггс в своей работе «Цензура и переводная детская литература в Советском Союзе на примере повести «Волшебник Страны Оз» и образа Гудвина» останавливается на пересказе А.М. Волковым произведений Л.Ф. Баума.

Иллюстрации в книгах для детей исследовал Е.С. Штейнер в работе «Авангард и построение нового человека. История советской детской книги 1920-х годов»25. Данное исследование не сводится только к изучению изобразительного искусства, но является практически единственной работой, в которой с позиций современности осмысляются основные направления детской литературы данного периода в ее соотнесенности с книжной графикой.

Среди работ западных славистов, непосредственно посвященных русскоязычной литературе для детей интересующего нас периода, можно выделить книгу Ф. О'Делл26, посвященную непосредственно развитию детской литературы в СССР. Среди использованных в работе источников автор называет московские детские журналы «Пионер» и «Мурзилка», однако обходит вниманием ленинградские «Еж» и «Чиж».

Обзорные статьи о детской литературе 1920–1930-х гг. принадлежат перу американских славистов русского происхождения Л. Рудовой27 и М. Балиной28. Также под их редакцией в Нью-Йорке в 2008 г. был выпущен сборник материалов на английском языке «Русская детская литература и культура»29, который содержит несколько полезных для данного исследования статей: например, работу А. Типпнер, посвященную творчеству Е.Л. Шварца30 и работу Е. Добренко «Школьная сказка в детской литературе соцреализма»31.

Отдельную группу изданий представляют биографии сотрудников редакции «Ежа» и «Чижа»: авторы, как правило, посвящают одну-две главы жизнеописания работе писателя в детской литературе. Особенно интересны работы, посвященные Д.И. Хармсу: так, В.И. Шубинский32 уделяет особое внимание его профессиональной деятельности и изучает журналы «Еж» и «Чиж» через призму личности Хармса и его отношений с остальными членами редакции; ценна в этом смысле и работа А.А. Кобринского33.

О творчестве Н.А. Заболоцкого писали А.В. Македонов34 и сын писателя Н.Н. Заболоцкий35. Работа Никиты Заблоцкого, посвященная жизни отца, представляет особый интерес и проливает свет на многие особенности творчества и быта поэта, его взгляды на детскую литературу и отношения с коллегами. Также о творчестве Заболоцкого писали Д. Гольдштейн36 и С. Пратт37, однако вопросы сотрудничества поэта в детских изданиях в их работах практически не затрагиваются.

О жизни и творчестве С.Я. Маршака писали многие38 как у нас, так и на западе, но особо можно выделить работу М.М. Гейзера «Маршак».39 Автор, лично знавший Маршака, вероятно, несколько идеализирует поэта. Так, например, описывая его отношения с Житковым и другими коллегами – детскими писателями – автор явно преуменьшает масштаб противоречий между Маршаком и его друзьями и учениками.

Важными представляются и статьи, сборники, монографии, рассказывающие об остальных сотрудниках редакции: Н.М. Олейникове40, Е.Л. Шварце41, Н.В. Гернет 42, Б.С. Житкове43, В.В. Бианки44 и др.

Особо можно выделить работы, посвященные исследованию культурной жизни и общественного сознания в СССР в 1920–1930-е гг. Прежде всего это работы Е.Г. Елиной45 и Ж.Ф. Коноваловой46. Е.Г. Елина в своей монографии изучает взаимоотношения литературной критики и массового сознания в 1920–1930-е гг., а Ж.Ф. Коновалова исследует советскую мифологию: возникновение, истоки и развитие советских мифов.

Для третьей части настоящего исследования особенно ценными оказались работы, затрагивающие конкретные категории и символы советского массового сознания – такие, как образы вождей, врагов, образ СССР в целом.

Развитию и становлению образа В.И. Ленина посвящено несколько работ47, но особенно стоит выделить книгу американского слависта Нины Тумаркин48. Автор подробно исследовала возникновение Ленинского культа в СССР: проследила его истоки, выделила основные особенности и характерные черты. Особое внимание Н. Тумаркин уделила смене культа Ленина на культ Сталина (это произошло на рубеже 1920–1930-х гг.), что, безусловно, отразилось и на освещении темы вождей в периодике и литературе.

Проблемы формирования и развития образа врага в СССР затрагиваются в работах Х. Гюнтера49 и Л.Д. Гудкова50

. Существенно, что Л.Д. Гудков в статье «Идеологема «врага»: «враги» как массовый синдром и механизм социокультурной интеграции» дает дефиницию понятия «враг», а также предлагает различные принципы классификации врагов.

Научно-практическое значение работы. Результаты исследования могут быть использованы при подготовке курсов и спецкурсов по истории детской литературы и периодики, а также по истории советской пропаганды в печати 1920–1930-х гг.

Апробация исследования – работа обсуждалась на заседаниях кафедры литературной критики факультета журналистики РГГУ, и ее основные положения нашли отражение в ряде публикаций.

Структура работы: диссертация состоит из трех глав, введения, заключения, списка источников и литературы.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении определены актуальность и новизна работы, объект, предмет и хронологические рамки исследования, его цели и задачи, а также рассмотрена литература по теме.

Первая глава «Детская литература и периодика в 1920-е 1930-е гг.» посвящена как общей характеристике детской печати в 19201930-е гг. в целом, так и рассмотрению отдельных тенденций детской литературы и некоторым значимым детским изданиям того времени, в числе которых предшественники журналов «Еж» и «Чиж» – «Воробей» и «Новый Робинзон».

В 1920-е гг. детской литературе и периодике отводилась ведущая роль в формировании у ребенка нового мировоззрения, что провоцировало множество дискуссий, мнения участников которых были диаметрально противоположными. Наиболее актуальными представлялись вопросы о возможности использования дореволюционного наследия в детской литературе, о переиздании классиков, о допустимости для детской литературы обращения к волшебной сказке.

В защиту сказок и наследия прошлого выступали А.М. Горький и С.Я Маршак, но все-таки к концу 1920-х гг. сказка как жанр была практически удалена из детской печати. Исчерпывающе характеризует этот период такое явление, как термин «чуковщина», быстро ставшего нарицательным. Как писал в 1930 г. один из критиков, ««чуковщина» – это, во-первых, антиобщественность, упорное игнорирование современной тематики, это, во-вторых, антипедагогичность, широкое использование приемов, травматически действующих на детей; и, в-третьих, формальное закостенение, отказ от поисков таких форм, которые бы соответствовали новому содержанию»51. Многие детские писатели подвергались нападкам критиков и обвинялись в «буржуазности» и «устарелости мышления».

Как отметила в работе «Сквозь звезды к терниям» М.О. Чудакова, «первые послереволюционные годы застали отечественную литературу в состоянии довольно динамичном. С начала века стронулись с привычных мест, подвергнуты были сомнению те ценности, которые лежали в основе творчества, воздействовали на взаимоотношения автора с героем. Литература 20-х годов интенсивно перетряхивала репертуар этих тем и ценностей, и постепенно на сите оставалось все меньше и меньше»52.

Среди немногочисленных тем детской литературы того времени, регламентированных номенклатурой, можно выделить следующие: тема революции и гражданской войны; интернациональная тема; темы беспризорников и пионеров; а также необычайно популярная индустриальная тема. Иными словами, наиболее значимыми считались темы новой советской реальности и аспекты, отличавшие ее от реальности дореволюционной России.

Естественно, основным тенденциям развития детской литературы соответствовали и тенденции развития детской периодики. У истоков советской детской периодики находится журнал «Северное сияние», выходивший в Ленинграде в 1919 г. Редколлегию возглавлял А.М. Горький, который, по мнению большинства исследователей, открыл новую эпоху в истории детской литературы и выступал вдохновителем и наставником детских писателей своего времени, а также основоположником критики детской и юношеской литературы53. Подбор кадров, создание сплоченного коллектива авторов, для которых детская книга была бы делом жизни, стало первоочередной задачей для новой детской литературы.

В Москве в 1919 г. начал выходить журнал «Красные зори», возглавлял который Л. Кормчий. Сравнивая эти два издания, можно утверждать, что журнал «Северное сияние» существенно выигрывал: публикации в нем отличались более высоким художественным качеством, а авторы были явно более профессиональными. Агитационные материалы в «Северном сиянии» подавались с большим тактом, чего нельзя сказать об аналогичных материалах в «Красных зорях», где, например, были опубликованы такие строки:

«С моей крестьянской лирою

Свободно я брожу, –

В народе агитирую

И песнью ворожу»54.

Из-за сложностей материального характера оба издания просуществовали недолго, но начало новой детской периодике было положено: в 1923 г. в Ленинграде начал выходить «Воробей», позже переименованный в «Новый Робинзон», а в Москве – «Барабан» и, примерно через год, «Пионер».

«Воробей», созданный по инициативе С. Маршака, продолжал традиции «Северного сияния» Горького и предназначался для детей 8–12 лет. Журнал объединял группу писателей, продолживших работу в «Красном галстуке», а несколькими годами позже в «Еже» и «Чиже»: Б.С. Житкова, Е.Л. Шварца, В.В. Бианки, М. Ильина, Н.М. Олейникова и других авторов. Многие из них начали писать для детей именно в «Воробье» под руководством Маршака – например, Житков, Бианки, Шварц, Ильин. Таким образом, «Новый Робинзон» заложил основы творческого сотрудничества, в полной мере реализованного в «Еже» и «Чиже».

Подводя итог, можно сказать, что 1920-е гг. были важным и противоречивым периодом в истории советской детской печати. В критике существовали диаметрально противоположные мнения о том, какие книги необходимо читать советскому ребенку.

Можно выделить две линии развития детской периодики в 1920-е гг.: московскую, которая брала начало в «Красных зорях» Л. Кормчего, и ленинградскую, которая опиралась на «Северное сияние» Горького. Ленинградские детские журналы отличались более высоким художественным уровнем по сравнению с московскими. Последние были к тому же более агитационными, многие материалы из «Красных зорь», «Барабана» и «Пионера» носили примитивно-агитационный характер, чего практически не было в журналах «Новый Робинзон» или «Пионер».

Вторая глава «Журналы «Еж» и «Чиж»: история изданий» посвящена развитию этих изданий в период 1928–1941 гг. Задача данной главы – показать сложную взаимосвязь между качеством и содержанием журналов, изменениями в советской идеологии, судьбами авторов и течениями в критике детской литературы того времени.

На протяжении 1928 г. «Еж» выходил один раз в месяц тиражом 35–40 тыс. экз., с февраля 1929 г. – 55–65 тыс. экз. Ответственным редактором был Н.М. Олейников. Постоянными членами редколлегии были художник В.В. Лебедев, С.Я. Маршак, Е.Л. Шварц, Н.А. Заболоцкий, в журнале регулярно печатались Б.С. Житков, В.В. Бианки, М.М. Пришвин, а также Д.И. Хармс и А.И. Введенский.

До середины 1929 г. в «Еже» ведущим был литературно-художественный раздел, где печатались рассказы, повести, и стихи. По многочисленным воспоминаниям участников событий, в этот период редакция была своего рода творческой лабораторией, где царила необычайно теплая атмосфера.

Однако критика встретила новый журнал негативно: так, например, в

журнале «Октябрь» была опубликована статья Б. Шатилова, в которой автор писал: «Маршак и Чуковский по-прежнему пребывают за гранью наших дней и чирикают на «вечные» темы. Проснитесь, гр. Маршак! Кошачьего уюта уже нет. «Задушевное слово» уже давно не издается, трафаретные хореи уже всем опостылели <...> Прислушайтесь к ритму пионерских шагов и поймите, что они требуют от поэтов новых маршевых ритмов, новых интонаций и нового языка!»55

Под действием критики «Еж» с середины 1929 г. стал открываться агитационными материалами и уделять больше внимания статьям и рисункам подчеркнуто политического содержания. Однако популярность журнала росла: с 1930 г. «Еж» стал выходить два раза в месяц, затем в виде приложения к нему появился новый журнал – «Чиж», ориентированный на читателей 5–8 лет.

В начале 1930-х гг. «Еж» и «Чиж» публиковали максимальное за свою историю количество материалов агитационного характера, что, безусловно, должно было несколько оградить журналы от агрессивной критики. В 1931 г. как в «Чиже», так и в «Еже» стало печататься все больше материалов, посвященных новостям пятилеток, достижениям сельского хозяйства, слету пионеров и т.п. Развитие получили традиционные для «взрослой» периодики новостные жанры – сообщения, заметки, отчеты, пришедшие на смену жанрам литературно-художественным. В «Чиже», читателю которого были менее интересны «взрослые» новости, часто публиковали и рисунки на социальные темы, то время как веселых и занимательных стихов, рассказов, игр становилось все меньше и меньше.

Эти изменения привели к тому, что тираж «Ежа» во второй половине 1931 г. существенно уменьшился – со 100 тыс. до 70 тыс. экз., а журнал стал часто выходить сдвоенными номерами. Вероятно, это было связано с потерей части подписчиков, что затрудняло дальнейшее развитие журнала.

События, произошедшие в конце 1931 г., потрясли весь детский отдел ГИЗа и нанесли серьезный урон редакции «Ежа» и «Чижа». Десятого декабря по подозрению в контрреволюционной деятельности были арестованы сотрудники Детгиза Д.И. Хармс, А.И. Введенский и И.Л. Андроников. Введенский и Хармс были на три года лишены права проживания крупных городах, после чего были освобождены, а затем сосланы в Курск. Но уже в ноябре 1932 г. они получили разрешение вернуться в Ленинград и были восстановлены во всех гражданских и писательских правах; реабилитированы участники этого дела были в 1989 г.56

Арест нескольких членов редакции сказался на качестве и количестве публикаций в «Еже» и «Чиже». В 1932 г. тираж журналов снизился более чем вдвое: к концу года до 32.750 и до 22.750 экз. соответственно. «Еж» выходил объединенными в одну книжку номерами (объем книжки при этом оставался прежним: 25–30 страниц). В этот год вышло всего 15 книжек вместо заявленных 24-х.

В 1933 г. «Еж» снова стал ежемесячным, а не двухнедельным журналом. В первой половине 1933 г. и «Еж», и «Чиж» уделяли достаточно много внимания политике. Однако с середины этого года тематическое содержание журналов претерпело существенные изменения.

Во-первых, начиная с 1934 г. идеологические материалы были сведены к минимуму и часто имели форму исторических очерков. Они были продуманы, взвешены, и подавались так, чтобы угодить не столько читателю, сколько критике.

Во-вторых, среди нововведений можно отметить обращение к переводной прозе и народным сказкам, а также прекращение навязчивой «лобовой» антиклерикальной пропаганды. В 1934–1935 гг. в «Еже» из номера в номер печатались произведения Ф. Рабле, адаптированные для детей Н.А. Заболоцким: «Повесть об удивительной жизни великого Гаргантюа, отца Пантагрюэля» (№№ 2–8, 1934) и «Повесть о подвигах великого Пантагрюэля, сына Гаргантюа» (№ 9, 1934 – № 10, 1935).

«Чиж», выходивший до середины 1941 г., во второй половине 1930-х гг. стал похож на «Воробей» начала 1920-х гг. В журнале печаталось много художественных текстов, писем читателей, стихов и сказок. Политическая пропаганда нередко появлялась на страницах «Чижа», но отличалась схематичностью и шаблонностью, часто подобные публикации были стилизованы под народные стихи, песни, сказки.

Изучив историю журналов «Еж» и «Чиж», можно сделать вывод о том, что журналы объединяли самых талантливых авторов своего времени, многие из которых не имели возможности публиковать свои произведения для взрослых. Для них «Еж» и «Чиж» стали и единственной возможностью самовыражения и единственным источником дохода. Журналы словно повторяли судьбу своих создателей и отражали произошедшие в их жизни трагические перемены: разлад внутри редакции, аресты, ссылки и расстрелы в полной мере отразились и на содержании, и на последующей судьбе журналов «Еж» и «Чиж».

Также эти журналы были неразрывно связаны и с развитием детской литературы в целом. «Еж» и «Чиж» обращались к типичным для своего времени темам и чутко реагировали на изменения в политике государства в отношении литературы вообще и детской в частности. Очевидно, что сотрудники редакций обоих журналов стремились сделать эти издания максимально интересными для ребенка, с одной стороны, и привести их в соответствии е с требованиями времени с другой.

В третьей главе «Журналы «Еж» и «Чиж» в системе советской идеологии и пропаганды» наиболее полно представленные в материалах журналов «Еж» и «Чиж» темы, регламентированные государством: образы вождей и образы врагов, а также тема жизни в СССР и за границей. Описание, систематизация и анализ различных материалов, опубликованных в «Еже» и «Чиже», позволяет, во-первых, составить представление о процессах в культурной жизни страны, оказавших влияние на формирование советской мифологии; во-вторых, изучить конкретный опыт лучших детских писателей в создании идеалистической и утопичной картины мира; в-третьих, определить место и роль данных изданий в системе пропаганды в детской периодике и литературе, а также оценить степень вовлеченности этих изданий в процессы, происходившие в культурной и общественной жизни.

Образ В.И. Ленина – основной среди вождей и один из главных в советской мифологии. Распространению культа Ленина после его смерти среди детей придавалось все большее значение: как отмечает славист Н. Тумаркин, истории о детстве Ленина должны были дать советской детворе совершенный образец: энергичного, прилежного мальчика Володи, который никогда не забывал о своем долге перед народом, а идеализированный Ильич – названный по отчеству, чтобы сделать его ближе и доступнее, служил олицетворением режима в образе улыбчивого добряка, который спасал Россию и любил детей. Ожидалось, что дети, воспитанные ленинианой, вырастут лояльными советскими гражданами, а их юношеская любовь в зрелости обратится в преданность Советской власти57.

Исходя из материалов журналов «Еж» и «Чиж», можно выделить несколько основных «ипостасей» В.И. Ленина – часто повторявшихся мотивов, составляющих пеструю и эклектичную мозаику его образа. В диссертационном исследовании рассматриваются следующие воплощения вождя: милый и живого мальчик, трогательный и задумчивый подросток; простой, искренний и скромный, почти святой, человек; добрый друг детей, с удовольствием игравший с ними; пророк и блестящий оратор; герой-революционер; гениальный мыслитель; трагически погибший герой; бессмертный вождь.

Изучив соответствующие материалы журналов «Еж» и «Чиж», можно говорить о том, что образы гениального Ленина-пророка и бессмертного Ленина наиболее часто использовались в конце 1920-х – начале 1930-х гг. Однако к середине 1930-х главным вождем стал изображаться И.В. Сталин, и Ленин в это время словно отступал на второй план и преподносился читателю как добрый друг детей и просто хороший человек.

Образ врага также не был статичным, и менялся в соответствии с изменениями в идеологии: если в конце 1920-х – начале 1930-х, то есть в период коллективизации, внимание было направлено преимущественно на внутренних врагов, таких как кулаки и попы, то во второй половине 1930-х их сменили внешние враги, чаще всего изображавшиеся как шпионы, диверсанты или фашисты.

Что касается описания жизни в СССР, то чаще всего тема счастливой советской страны развивалась через контрастное описание страданий жителей других стран, либо же жителей старой, дореволюционной России. Этот прием позволял избежать нарочитости и нереалистичности, неизбежной для агитационной литературы того времени.

Стоит отметить, что «Еж» и «Чиж» выгодно отличались от других детских изданий того времени относительно мягкой подачей идеологических материалов, а также разнообразием жанров и художественных форм, что говорит об искренней заботе авторов о своих читателях.

Таким образом, эти издания выполняли несколько функций: помимо обязательной для журналов того времени задачи идеологического воспитания, они также информировали, обучали, развивали мышление, развлекали читателя. Такой путь развития был единственно возможным в данный исторический период, и в журналах нашли отражение как общие тенденции детской литературы того времени, так и основные требования советской идеологии.

Заключение содержит итоги исследования.


Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:


1. Суздорф Э.А. Образы Ленина и Сталина на страницах журналов «Еж» и«Чиж» (конец 1920-х – 1930-е гг.) / Э.А. Суздорф // Вестник РГГУ. Сер. Журналистика. Литературная критика. – 2011. – № 6. – С. 81–103.

2. Суздорф Э.А. Рецензия на книгу: Фатеев А.В. Сталинизм и детская литература в политике номенклатуры СССР (1930 – 1950-е годы). М.: МАКСПРЕСС, 2007. / Э.А. Суздорф // Вестник РГГУ. Сер. Журналистика. Литературная критика. – 2011. – № 6. – С. 249–252.

3. Суздорф Э.А. Образ врага в детских периодических издания 1920 –

1930-х гг. (на примере журналов «Еж» и «Чиж») / Э.А. Суздорф. РГГУ. – М., 2011. – 15 с. Рукопись деп. в ИНИОН РАН № 60993.















Подписано в печать.

Формат 60х84/16

Бумага офсетная. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 1 Тираж 110 Экз. Заказ

Типография ООО "Ай-клуб" (Печатный салон МДМ)

119146, г. Москва, Комсомольский пр-кт, д.28

Тел. 8-495-782-88-39


1 В гостях у журнала «Детская литература» редакция петербургского журнала ЧЁ // Дет. лит. 2002. № 1-2. С. 22.

2 Хармс Д.И. Записные книжки. Дневник (в 2 кн.). СПб, 2002.

3 Порет А. Воспоминания о Хармсе // Панорама искусств. Вып.3. М., 1980.С. 345-359.

4 Шварц Е.Л. Живу беспокойно... Из дневников. Л., 1990; Шварц Е.Л. Житие сказочника. Из автобиографической прозы. Письма. Воспоминания. М., 1991; Шварц Е.Л. Позвонки минувших дней. М., 2008.

5 Рахтанов И.А. Рассказы по памяти. Л., 1966.

6 Я думал, чувствовал, я жил. Воспоминания о Маршаке. М., 1971.

7 Мы знали Евгения Шварца: воспоминания. М., Л., 1966.

8 Чуковская Л.К. Памяти детства: мой отец – Корней Чуковский. М., 2007.

9 Воспоминания о Заболоцком. М., 1977.

10 Шатилов Б. «Еж» // Октябрь. 1929. №12. С.184–189.

11 Хохлов М.И. Заметки о детских журналах. «Еж» // Лит. газета. 1935. 25 июля; Хохлов М.И. Заметки о детских журналах. «Чиж» // Лит. газета. 1935. 9 августа.

12 Марголина С. Детский журнал будет («Искорка», «Еж») // За коммунистическое воспитание. 1930. № 15–16. С.130–131; Марголина С. Конфетки и ежики (о детском журнале) // Книга и революция. 1930. № 28. С.19–22.

13 См. например: Власть и художественная интеллигенция. Документы ЦК РКП(б) –ВКП(б) – ОТПУ – НКВД о культурной политике. 1917-1953. М., 2002; КПСС о средствах массовой информации и пропаганды: Сборник. М., 1987.

14 Алексеева М.И. «Еж» и «Чиж» // Вестник МГУ. Серия 10 «Журналистика». 2002. № 2. С. 60-81.

15 Беленькая Л.Н. Роль журналов «Еж» и «Чиж» в становлении художественной публицистики для детей. Дисс. на…канд. филол. наук. М., 1984.

16 Алексеева М.И. «Еж» и «Чиж» // Вестник Мос. гос. ун-та. Сер. 10 «Журналистика». С. 60–81.

17 Путилова Е.О. История критики советской детской литературы 1929–1936. Л., 1975. Путилова Е.О. Очерки по истории критики детской литературы 1917–1941. М.,1982.

18 Алексеева М.И. Из истории детской журналистики // Журналистика и литература. М., 1972. С.149-156; Алексеева М.И. Наши первые журналы для детей.// Дет. лит.1967. №1. С.13–15; Алексеева М.И. О публицистике детских журналов второй половины 1920-х. // Вестник Мос. гос. ун-та. Сер. 10 «Журналистика».1979. №2. С.11-18; Алексеева М.И. Советские детские журналы 1920-х годов как тип издания М., 1982.

19 Колесова Л.Н. В начале пути: из истории детских журналов.// Дет.лит. 1968. № С.19-22; Колесова Л.Н. Пионерские журналы в истории советской детской литературы 20-х-30-х годов. Дисс. на…канд. филол. наук. Петрозаводск, 1965; Колесова Л.Н. У истоков детской публицистики // О литературе для детей. Л., 1972. Вып. 16. С. 101-122.

20 Холмов М.И. Становление современной журналистики для детей. М., 1983.

21 Параничева О.И. Детские журналы: взгляд в 1930-е // Обсерватория культуры. 2006. № 2. С.118-122.

22 Фатеев А.В. Сталинизм и детская литература. М., 2005; Фатеев А.В. Сталинизм и детская литература в политике номенклатуры СССР (1930-е –1950-е годы). М., 2007.

23 MacLeod, A.S. Censorship and Children’s Literature // Children's literature: critical concepts in literary and cultural studies / Ed. by Peter Hunt. Vol.3. L. and N. Y., 2006. P. 120-132.

24 Inggs J.A. Censorship and translated children’s literature in the Soviet Union: The example of the Wizard of Oz and Goodwin // Target: International Journal on Translation Studies.2011.Vol. 23. Iss. 1. Р.77-91.

25 Штейнер Е.С. Авангард и построение нового человека. История советской детской книги 1920-х годов. М., 2002.

26 O'Dell F.A. Socialisation Through Children's Literature: The Soviet Example. Cambridge, 1978.

27 Rudova L. Russian children’s literature in the Soviet Union in the years 1920-1930 // Slavic Review. 2009. SUM. Vol.68. P. 446-447.

28 Balina M. Creativity throught Restaint: the Beginnings of Soviet Children’s Literature // Russian children's literature and culture / Edited by M. Balina and L. Rudova. N. Y., 2008. P. 1-19; Balina M. Troubled Lives: The Legacy of Childhood in Soviet Literature // The Slavic and East European Journal. 2005. Summer.Vol.49. Р.249-265.

29 Russian children's literature and culture / Edited by M. Balina and L. Rudova. N. Y., 2008.

30 Tippner A. Evgenii Shvarts’s Fairy Tale Dramas: Theater, Power and Naked Truth // Russian children's literature and culture / Еdited by M. Balina and L. Rudova. N. Y., 2008. P. 307-325.

31 Dobrenko E. The School Tale in Children’s Literature of Socialist Realism // Russian children's literature and culture / Еdited by M. Balina and L. Rudova. N. Y., 2008. P. 43-67.

32 Шубинский В.И. Даниил Хармс. Жизнь человека на ветру. СПб, 2008.

33 Кобринский А.А. Даниил Хармс. М., 2008.

34 Македонов А.В. Н. Заболоцкий. Жизнь. Творчество. Метаморфозы. Л., 1987.

35 Заболоцкий Н.Н. Жизнь Н.А. Заболоцкого. СПб., 2003.

36 Goldstein D. Nikolai Zabolotsky: Play for mortal stakes. Evanston, 2000.

37Pratt S. Nikolai Zabolotsky: Enigma and cultural paradigm. Cambridge, 1993.

38 См., например: Hellman B. Samuil Marshak: Today and Yesterday // Russian children's literature and culture / Еdited by M. Balina and L. Rudova. N.Y., 2008. P. 217-240. Андроников И.A. Веду рассказ о Маршаке. Лит.газ. 1979. 27 июня; Галанов Б.Е. С.Я.Маршак. Очерк жизни и творчества. М.,1965; Михайлов Н. Мастер. Записки о творчестве С.Я.Маршака. М., 1979.

39 Гейзер М.М. Маршак. М., 2006.

40 Гинзбург Л.Я. Н. Олейников // Олейников Н. Пучина страстей. Л., 1989; Полякова С.В. Олейников и об Олейникове и др. работы по русской литературе. СПб., 1997.

41 Биневич Е.М. Евгений Шварц. Хроника жизни. СПб., 2008; Рахтанов И.А. Был это человек яркого таланта... // Дет. лит. 1968. №4. С. 26-29.

42 Рауш-Гернет Э.М. Нина Гернет – человек и сказочник. СПб., 2007.

43 Жизнь и творчество Б.С. Житкова. М., 1955;

44 Жизнь и творчество В. Бианки. Л., 1967.

45 Елина Е.Г. Литературная критика и общественное сознание в России 1920-х годов. Саратов, 1994.

46 Коновалова Ж.Ф. Миф в советской истории и культуре. СПб., 1998.

47 Бессмертный образ вождя: Очерки. Пермь, 1984; Вечно живой: образ В.И.Ленина в худож. лит. Сборник / Сост. М.М. Смирнов. Л., 1980; Потапов Н.А. Живее всех живых: Образ В.И.Ленина в советской драматургии. М.,1980; Шефов А.Н. Образ В.И. Ленина в советском изобразительном искусстве. Л., 1980.

48 Тумаркин Н. Ленин жив! Культ Ленина в советской России. СПб., 1997.

49 Гюнтер Х. Архетипы советской культуры // Соцреалистический канон. СПб, 2000.С.743-784.

50 Гудков Л.Д. Идеологема «врага»: «враги» как массовый синдром и механизм социокультурной интеграции // Образ врага. М., 2005. С 7-79.

51 Ханин Д. Основные вопросы детской литературы // Звезда. 1930. № 3. С.198.

52 Чудакова М. Сквозь звезды к терниям // Новый мир. 1990. №4. С.246.

53 См. Например: Алексеева М.И. Советские детские журналы 1920-хгодов как тип издания. С.19; Чернявская Я.А. Советская детская литература. С.16-28.

54 Богомолов Б. Красный наказ // Красные зори. 1919. № 2. С. 8-9.

55 Шатилов Б. «Еж» // Октябрь. 1929. №12. С.188.

56 Биневич Е.М. Евгений Шварц. Хроника Жизни. С. 218.

57 Тумаркин Н. Ленин жив! Культ Ленина в Советской России. СПб., 1997. С.203.



 


Похожие работы:

«Руднева Инна Сергеевна Искусство словесного портретирования в русской мемуарно-автобиографической литературе второй половины XVIII – первой трети XIX вв. Специальность 10.01.01 Русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук О рел, 2011 Работа выполнена в ГОУ ВПО Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского

«ЕФРЕМОВА Анна Борисовна ПОЭТИКО-АКСИОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ДРАМАТУРГИИ В.Е. МАКСИМОВА Специальность 10.01.01 – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Тамбов - 2013 Работа выполнена на кафедре русской филологии ФГБОУ ВПО Тамбовский государственный технический университет Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор ПОПОВА Ирина Михайловна Официальные оппоненты: УРЮПИН Игорь Сергеевич доктор...»

«Ермоченко Тамара Константиновна ПОЭТИКА НОВОЙ ПЕТЕРБУРГСКОЙ ПРОЗЫ КОНЦА ХХ – НАЧАЛА ХХI ВЕКОВ Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел 2008 Работа выполнена в ГОУ ВПО Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Шаравин Андрей Владимирович Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор...»

«УЛЬЯНИЧ Геннадий Анатольевич МЕЛОЛИЧЕСКИЙ ДИСКУРС КАК ИНФОРМАЦИОННЫЙ МЕДИУМ ПРОТОЖАНРА ДУХОВНОЙ ПРОПОВЕДИ 10.01.10 – журналистика (филологические науки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тверь - 2013 Работа выполнена в рамках совместного научного проекта кафедры связи с общественностью ФГБОУ ВПО Тверской государственный университет и кафедры теории языка и межкультурной коммуникации ФГБОУ ВПО Тверская государственная...»

«ЕРШОВ ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ РЕГИОНАЛЬНОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ В РОССИЙСКОЙ МЕДИАСИСТЕМЕ Специальность 10.01.10. журналистика Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора филологических наук Москва 2012 Работа выполнена на кафедре теории и экономики СМИ факультета журналистики Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова Научный консультант: доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и экономики СМИ МГУ имени М. В. Ломоносова...»

«Шитакова Наталия Ивановна В. НАБОКОВ И Г. ГАЗДАНОВ: ТВОРЧЕСКИЕ СВЯЗИ Специальность 10.01.01 Русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел – 2011 Работа выполнена в ГОУ ВПО Орловский государственный университет Научный руководитель : Драгунова Юлия Альбертовна, кандидат филологических наук, доцент Официальные оппоненты : Калениченко Ольга Николаевна, доктор филологических наук, доцент Меркурьева Наталья Алексеевна,...»

«Завершинская Елена Александровна СЛОВЕСНЫЙ И ТЕЛЕСНЫЙ ДИСКУРСЫ В РОМАНАХ Г. ФЛОБЕРА МАДАМ БОВАРИ И Л.Н. ТОЛСТОГО АННА КАРЕНИНА 10.01.08 – Теория литературы. Текстология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тверь 2011 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Новосибирский государственный педагогический университет Научный руководитель доктор...»

«Никищенкова Галина Викторовна Послания и поучения Феодосия Печерского. Пр о блемы поэтики Специальность 10.01.01 Русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел – 20 1 0 Работа выполнена на кафедре истории русской литературы XI-XIX вв. филологического факультета ГОУ ВПО Орловский государственный университет Научный руководитель: доктор филологических наук,...»

«Веселова Ольга Николаевна ТРАДИЦИИ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО В СИМВОЛИСТСКИХ РОМАНАХ Ф.К. СОЛОГУБА ТЯЖЕЛЫЕ СНЫ И МЕЛКИЙ БЕС Специальность 10.01.01 Русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел – 2011 Работа выполнена на кафедре русской литературы XХ-ХXI веков и истории зарубежной литературы филологического факультета ФГБОУ ВПО Орловский государственный университет Научный руководитель: Михеичева Екатерина Александровна,...»

«Татаркулов Кази-Магомед Назбиевич ТРАДИЦИИ ДУХОВНОЙ ПОЭЗИИ ВОСТОКА В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ СИСТЕМЕ ИСМАИЛА СЕМЕНОВА Специальность 10.01.02. – Литература народов Российской Федерации (литература народов Северного Кавказа) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик – 2006 Работа выполнена на кафедре литературы Карачаево-Черкесского государственного университета Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Бекизова Лейла...»

«Татаренкова Любовь Вячеславовна Афанасий Фет и Аполлон Григорьев. Личностное и творческое взаимодействие. Специальность 10.01.01. – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел 2010 Работа выполнена в ГОУ ВПО Курский государственный университет Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Криволапов Владимир Николаевич Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Строганов Михаил...»

«КАЛАБЕКОВА НУРЖАН АНСАРОВНА ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КОНЦЕПЦИЯ МИРА И ЧЕЛОВЕКА В КАБАРДИНСКОЙ И БАЛКАРСКОЙ ПОЭЗИИ 1960-90-х ГОДОВ (К.Кулиев, А.Кешоков) 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации (кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик 2009 Работа выполнена на кафедре русской литературы Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова. Научный...»

«Терехова Елена Андреевна Произведения Н.С. Лескова для детей и проблема детского чтения в публицистике и критике писателя Специальность 10.01.01 — русская литература Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Орёл–2008 Работа выполнена на кафедре истории русской литературы XI — XIX веков ГОУ ВПО Орловский государственный университет Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент Петрова Людмила...»

«Рейнгольд Антон Сергеевич ВОСПРИЯТИЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ В ВОЕННЫХ ДНЕВНИКАХ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ И ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИХ ИСТОЧНИКОВ Специальность 10.01.03  – литература народов стран зарубежья (английская) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва – 2011 Работа выполнена на кафедре теории и практики перевода Института филологии и истории Российского государственного гуманитарного университета Научный руководитель:...»

«Чебан Ольга Ивановна Европейские художественные традиции и творчество Д.Лондона (1910-1916 гг.) Специальность 10.01.03. – литература народов стран зарубежья (литература Европы) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел-2008 Общая характеристика работы Развитие и становление литературы США, формирование ее самобытности было обусловлено не только усвоением и обогащением национальных традиций, но и опорой на опыт европейских...»

«ИКОННИКОВА Яна Владимировна СВОЕ И ЧУЖОЕ В ПРОЗЕ А.И.КУПРИНА: ПРОБЛЕМАТИКА И ПОЭТИКА Специальность 10.01.01 – Русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тамбов – 2013 Работа выполнена на кафедре русской и зарубежной литературы Института филологии ФГБОУ ВПО Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор ЖЕЛТОВА Наталия Юрьевна Официальные...»

«УНЕЖЕВА Марита Кушбиевна ЭВОЛЮЦИЯ ЖАНРА РАССКАЗА В КАБАРДИНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ 10.01.02. – Литература народов Российской Федерации (Литература народов Северного Кавказа) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик 2007 Диссертация выполнена на кафедре русской литературы Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова. Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Мусукаева Анджелла Хамитовна...»

«Сафонова Татьяна Вадимовна Оппозиция жизнь/смерть в творчестве А.А. Фета Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел – 2008 Работа выполнена в ГОУ ВПО Курского государственного университета Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Криволапов Владимир Николаевич Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Ковалева Татьяна Витальевна кандидат филологических...»

«ХАСАУОВА АМИНАТ МУХАРБЕКОВНА СТАНОВЛЕНИЕ ЖАНРОВЫХ ФОРМ И РАЗВИТИЕ КОНФЛИКТА В БАЛКАРСКОЙ ПРОЗЕ 1960-2000-Х ГОДОВ 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации (кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература) АВТОРЕФЕРАТ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик 2010 Работа выполнена в секторе балкарской литературы Кабардино-Балкарского Института гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН Научный руководитель: доктор...»

«ПСХУ АЗА АБДУЛ-КЕРИМОВНА НАЦИОНАЛЬНЫЙ МИР И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОБРАЗЫ ЛИРИКИ МИКАЭЛЯ ЧИКАТУЕВА 10.01.02 – литература народов Российской Федерации (литература народов Северного Кавказа) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик - 2007 Диссертация выполнена на кафедре литературы Карачаево-Черкесского государственного университета им.У.Дж.Алиева. Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Бекизова Лейла Абубекировна...»






 
2014 www.avtoreferat.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.