WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 


Художественное пространство и время в прозе г аяза исхаки

На правах рукописи




Гайнанова Лилия Муллануровна

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ

В ПРОЗЕ ГАЯЗА иСХАКИ


10.01.02 – Литература народов Российской Федерации

(татарская литература)

автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

казань – 2010

Работа выполнена на кафедре татарской литературы Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Саяпова Альбина Мазгаровна
Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Кадыров Октябрь Халикович
доктор филологических наук, доцент Рамеев Зуфар Зайниевич
Ведущая организация: ГОУ ВПО «Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина»

Защита диссертации состоится «28» мая 2010 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.078.03 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ГОУ ВПО «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет» по адресу: 420021 г.Казань, ул.Та­тар­стана, 2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет».

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ГОУ ВПО «Татарский государственный гуманитарно-педагогический универ­ситет» «28» апреля 2010 г.

Режим доступа: http://tggpu.ru

Автореферат разослан «28» апреля 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

профессор Р.Г.Мухаметдинова

общая характеристика работы

Кардинальным направлением литературоведческой науки является тен­денция рассмотрения понятий художественного времени и пространства в творчестве отдельных авторов. Пространство и время как универсальные категории человеческого мышления имеют огромное значение в совре­менном литературоведении, являются характеристиками реального и худо­жест­венного миров, способом восприятия и отражения действительности. Художественное пространство и время наиболее ёмко характеризуют мироощущение, поведение людей определённой эпохи, служат конструк­тивными принципами построения литературного произведения, а также «языком» его понимания. В литературоведении данные понятия являются одними из важнейших характеристик произведения как худо­жественной модели мира автора.

Реферируемая работа входит в ряд исследований по изучению творчества татарского писателя и драматурга Г.Исхаки. В исследовании предпри­нимается попытка выявления свойственных прозе автора типов художественного пространства и времени.

Главным фактором, обусловливающим актуальность данного иссле­дования, является отсутствие литературоведческих трудов по изучению художественного пространства и времени в творчестве автора. В связи с этим, значимым для татарской литературы представляется иссле­дование художественных произведений Г.Исхаки с точки зрения про­странст­венно-временных характеристик. Учитывая актуальность проблемы интерпретации художественного творчества Г.Исхаки, в работе впервые предпринята попытка системного исследования художественного времени и пространства в прозе писателя, позволяющая по-новому осмыслить художественный мир автора.

Творчество Гаяза Исхаки является одной из весьма интересных и оригинальных страниц в истории татарской литературы, поэтому оно привлекало и продолжает привлекать пристальное внимание ученых-ли­тера­туроведов, лингвистов, историков. Произведения Г.Исхаки определяют направление для всей татарской литературы этого периода, а изучение наследия писателя является богатым материалом для раскрытия концеп­туальных проблем татарской литературы рубежа XIX–XX веков.

Исследование творчества писателя начинается в первые два десятилетия ХХ века и находит отражение в литературно-критических статьях Г.Тукая, С.Рамеева, Ф.Амирхана, Г.Камала и мн. др. По словам Г.Ибрагимова1, первым в татарской поэзии является Г.Тукай, в прозе – Г.Исхаки. Изучение произведений автора было прервано по причине эмиграции Г.Исхаки за рубеж и запрета его творчества на территории СССР. В конце 80-х годов ХХ века происходит реабилитация имени и творчества Г.Исхаки. С этого момента начинается новый этап в развитии исхаковедения, когда появ­ляются работы И.З.Нуруллина, Х.Ш.Махмутова, Л.Р.Гайнановой, М.Х.Ха­са­нова, определяющих Г.Исхаки как великого татарского писателя.





С 90-х годов ХХ столетия его творчество привлекает устойчивый интерес исследователей-литературоведов. Большой вклад в изучение насле­дия Г.Исхаки внесли татарские литературоведы И.З.Нуруллин, Х.Ш.Мах­мутов, М.Х.Хасанов, Ф.М.Мусин, Х.Ю.Миннегулов, Р.К.Ганиева, Ю.Г.Ниг­ма­туллина, Ф.М.Хатыпов, М.Д.Сахапов, О.Х.Кадыров, Ф.Г.Галимуллин, Д.Ф.Загидуллина, А.Г.Ахмадуллин, В.Р.Аминева, А.О.Кадырова и другие, рассматривающие различные стороны творчества Г.Исхаки. Большинство исследователей сходятся во мнении, что основной проблемой произведений автора бы­ло национальное самоопределение народа.

Современное татарское литературоведение имеет ряд исследований, раскрывающих такие аспекты художественного творчества Г.Исхаки, как идейно-нравственное содержание и поэтика произведений, особенности образной системы, проблемы языка, композиции, жанра. Тем не менее, несмотря на обширность литературоведческих работ по творчеству Г.Исхаки, неизученной остаётся пространственно-временная организация его произведений. Традиционно творчество писателя анализировалось без учёта специфики художественного времени-пространства, что значительно ограничивало возможности интерпретации его прозы и не позволяло проникнуть в глубинную смысловую структуру произведений.

Начало исследования художественного времени и пространства в татар­ском литературоведении и, в частности, в прозе Г.Исхаки было положено Ю.Г.Нигматуллиной, Д.Ф.Загидуллиной, А.М.Саяповой, В.Р.Аминевой, М.И.Ибрагимовым, А.Д.Батталовой. Так, Ю.Г.Нигматуллина выделяет в романе «Нищенка» (1901–1908) «социально-исторический хронотоп»2, отражающий реальную историческую действительность. Исследователь Д.Ф.Загидуллина говорит об особом типе героя в татарской литературе начала ХХ века, находящегося в ситуации «порога», «перехода»3. Лите­ратуровед А.М.Саяпова выделяет в произведении «Жизнь ли это?» (1909) доминантный хронотоп «щели», который определяет все остальные хроно­топы (дома, дороги, встречи, хождения и т.д.). По мнению исследователя, через хронотоп «щель» высвечивается ментальность татарской нации, которая понимается как национальный тип мышления4. С точки зрения литературоведа В.Р.Аминевой, категория хронотопа организует внутреннее культурное пространство и время каждой нации и выявляет особенности мировосприятия того или иного народа5. Исследователь на примере твор­чества татарских и русских писателей приходит к выводу о значимости художественного времени и пространства в авторском выражении нацио­нального своеобразия.

Однако вышеназванные работы лишь намечают проблему изучения пространственно-временных характеристик в прозе Г.Исхаки. Основы­вающиеся на реальности, художественное время и пространство в прозе автора имеют принципиальное значение в связи с социокультурными преобразованиями действительности рубежа веков. Как известно, на рубеже XX столетия татарская литература получает интенсивное развитие благодаря усиленному интересу к русской и западноевропейской литературе и философии. Тяга к русской и европейской культуре была не просто модным увлечением, а жизненно необходимой потребностью для татар­ского народа, стремящегося осознать себя, свою историю и культуру как часть общеевропейской культуры и цивилизации6. В татарской лите­ратуре начала XX века происходят существенные изменения: наметилась новая культурологическая ориентация – от Востока к Западу, что означает появ­ление новых жанров, усиление интереса к русской и западно­европейской литературе и философии. Значительно ослабевает влияние мусульманской культуры. Для татарского народа уникальной была ситуация рубежа веков, когда произошло нарушение, ломка традиционной системы мышления. Меняется взгляд на человека и его место в мире, происходит расширение художественного пространства и времени. Данное социо­культурное явление в творчестве Г.Исхаки находит свое воплощение через трансформацию хронотопа «дом», который становится символом данной исторической эпохи. Современные татарские литературоведы В.Р.Аминева7, А.Д.Батта­лова8 приходят к выводу, что в начале ХХ века в татарской литературе пространственный образ «дом» с одной стороны является сим­волом традиционных, патриархальных устоев, защищённости, а с другой стороны символизирует замкнутость, консерватизм, несвободу героев. Как правило, в произведениях таких писателей как Ф.Амирхан, Ш.Камал, Г.Ибрагимов образ дома символизирует «старый мир», границы которого пытается преодолеть главный герой. Так, в повести «Хаят» Ф.Амирхана замкнутое пространство дома становится силой, которая противостоит свободолю­бивой героине. В рассказе «Татарка» Ф.Амирхана изображён образ дома-могилы, который символизирует будущность татарского народа, оторван­ного от мировой культуры. В драматическом произведении Г.Камала «Первый театр» воплощением «старого мира» является Хамза бай, который пытается удержать детей в пространстве дома. В романе Г.Ибрагимова «Глубокие корни» образ дома противопоставлен коммуне. Таким образом, понимание пространственного образа дома как символа «старого мира» свойственно всей татарской литературе данного периода.

Татарская литература оказывается в стремительном потоке мировой культуры, вольно и невольно подчиняясь его течению. За короткий отрезок времени татарская литература проходит ускоренный путь развития благодаря диалогу татарской и русской, европейской культур. Литера­туровед В.В.Заманская говорит о необходимости воспринимать литера­турный процесс «как единый, диалектичный и неподвластный полити­ческим, историческим, идеологическим границам, благодаря чему история литературы возвращается в континуум сознания человека отдельного времени, в лоно единого культурного диалога разных национальностей в одном временном разрезе»9. По мнению исследователя, русская литература XX в. складывалась, существует и должна изучаться как органичная часть общеевропейского культурного пространства10, тогда как татарская лите­ратура в начале ХХ века становится частью единого культурного пространства России.

Таким образом, рубеж XIX–XX веков для татарской культуры – это переходный момент: растёт национальное самосознание татарского народа, определяющего себя частью мирового процесса, в связи с чем происходит актуализация категорий пространства и времени. Пространство и время как философско-эстетическая проблема имеют чрезвычайно большое значение в художественном мире Г.Исхаки, который начал своё творчество на рубеже XIX–XX веков. Об этом свидетельствует пристальное внимание писателя к данной проблеме, и то место, которое пространство и время занимают в структурно-содержательной характеристике прозаических произведений. Малоизученной является данная тема и по отношению к творчеству Исхаки в целом, что определяет актуальность данного исследования.





В соответствии с выбранным направлением исследования целью диссер­тации является осмысление художественного пространства и времени в прозе Г.Исхаки как основных художественно-эстетических единиц текста в их типологических особенностях.

Цель исследования предопределила решение следующих теоретических и практических задач:

– изучить теоретические аспекты проблемы художественного прост­ранства и времени в литературоведении с целью выявления основных подходов, понятий и принципов исследования художественного прост­ранства и времени в прозе Г.Исхаки;

– исследовать типы пространства в художественной структуре прозы Г.Исхаки (социально-бытовое, природное, мифологическое) и их функции;

– проанализировать пространственный образ дома (локус «дом») в твор­честве Г.Исхаки, функционирование хронотопа порога;

– определить основные типы художественного времени в прозе Г.Исхаки (природно-циклическое, бытовое, биографическое, историческое) и их функции;

– рассмотреть формы художественного времени, выявить устойчивые временные оппозиции в прозе Г.Исхаки;

– выявить зависимость пространственно-временных представлений авто­ра от социально-исторических реалий действительности.

Объектом исследования являются художественное пространство и художественное время как фундаментальные категории поэтики прозаи­ческих произведений Г.Исхаки 1897–1912 годов различных жанров («Счастье в обучении» (1897), «Исчезновение через двести лет» (1902–1903), «Тюрьма» (1906), «Нищенка» (1901–1908), «Солдат» (1908), «Жизнь ли это?» (1909), «Мулла бабай» (1910), «Наставница» (1910), «Счастье башкира» (1911), «Бред узника» (1912). Это период становления и форми­рования основных идейных, художественно-эстетических принципов твор­чества писателя.

Предметом диссертационного исследования являются художественное пространство и художественное время в прозе Г.Исхаки 1897–1912 годов как структура, представляющая собой совокупность пространственно-вре­менных элементов текста, отражающих специфику авторской модели мира.

Научная новизна данной работы заключается в исследовании худо­жественного времени и пространства в прозе Г.Исхаки 1897–1912 годов, в частности, в выявлении типологии пространства (социально-бытовое, при­родное, мифологическое) и времени (природно-циклическое, бытовое, биографическое, историческое), определении их функций. В исследовании подчёркивается роль локуса дома, хронотопа порога как структуро- и смыслообразующих элементов поэтики автора.

Методология исследования основывается на принципах и методах теоретического литературоведения, таких как системный, структурно-семантический. Творчество Г.Исхаки в контексте поставленной проблемы изучается в диссертации «имманентно». Структурно-семантический анализ, который является в рамках данного исследования основным методом изу­чения поставленной проблемы, предполагает возможность такого подхода, поскольку именно этот подход позволяет воспринимать произведение как художественную систему, четко детерминированную автором. Этот метод способствует глубинному текстовому анализу с имманентными внутри­текстовыми связями.

Теоретической и методологической основой диссертации послужили общетеоретические работы М.М.Бахтина, Б.О.Кормана, В.Е.Хализева, Д.С.Ли­хачева, А.Я.Эсалнек, В.М.Жирмунского, А.Я.Гуревича, Р.Барта, В.В.Ви­ноградова, С.А.Арутюнова, Е.М.Мелетинского, В.Я.Проппа, А.Ф.Ло­сева, В.В.Заманской, Т.Г.Прохоровой, труды по теории художественного пространства и времени М.М.Бахтина, Ю.М.Лотмана, Б.А.Успенского, Б.М.Гаспарова, В.Н.Топорова, Г.Д.Гачева, М.М.Гришмана, А.К.Байбурина, В.Д.Днепрова, Ф.П.Федорова, Н.К.Шутой, А.Б.Есина, Н.А.Николиной, Л.А.Трубиной. Кроме того, большое значение для данного исследования имеют теоретические концепции и суждения, выработанные в трудах теоретиков татарской литературы: Ю.Г.Нигматуллиной, Х.Ш.Махмутова, Л.Р.Гайнановой, Ф.М.Мусина, Х.Ю.Миннегулова, А.Г.Ахмадуллина, М.Х.Ха­са­нова, И.З.Нуруллина, Ф.М.Хатыпова, О.Х.Кадырова, Р.К.Гани­евой, М.Д.Сахапова, Ф.Г.Галимуллина, А.М.Саяповой, Д.Ф.Загидуллиной, В.Р.Аминевой.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Выявлены универсальные типы художественного пространства в прозе Г.Исхаки (социально-бытовое, природное, мифологическое), в результате исследования разработаны положения, характеризующие типы художественного пространства в прозаических произведениях писателя 1897 – 1912 годов.

2. Определены четыре наиболее характерных типа времени в художест­венной прозе Г.Исхаки, в разной степени отражённых в каждом из его произведений: природно-циклическое, бытовое, биографическое и истори­ческое.

3. Раскрыты особенности реализации форм времени (прошлое, настоящее, будущее) в художественной системе Г.Исхаки. В прозе прева­лирует форма настоящего времени, с помощью которой изображаются реалии жизни «сегодняшнего» времени (времени самого автора), процесс движения истории. Прошлое и будущее время образуют в художественном мире автора устойчивые оппозиции: сакральное прошлое – тяжелое, реа­листичное настоящее, или регрессивное прошлое – прогрессивное, дейст­венное настоящее; будущее представлено в виде направления движения народа к прогрессу (вперед).

4. Выявлена особая роль пространственного образа дома, хронотопа порога, с помощью которых Г.Исхаки создаёт в своих произведениях сложную модель социально-исто­рической действительности конца XIX и начала XX веков.

Теоретическая значимость выполненной работы заключается в том, что она представляет одну из первых попыток изучения художственного вре­мени и пространства в прозе Г.Исхаки, чем определяется и вклад в татарское литературоведение. Возможно использование данной работы для дальнейшего осмысления художественного творчества Гаяза Исхаки, в частности, в контексте проблемы исхаковской концепции мира и человека. Представленная типология художественного пространства и времени в прозе Исхаки может послужить основой при изучении художественного пространства и времени в рамках других жанров автора.

Практическая значимость работы состоит в том, что результаты исследования могут быть использованы в вузовских лекционных курсах, практических занятиях, спецкурсах и спецсеминарах по творчеству Г.Исха­ки, при изучении курсов по истории татарской литературы.

Апробация работы. Основные положения диссер­тации были апробированы на Всероссийской научной конференции «Текст. Произведение. Читатель» ТГГПУ (2007 г.), на IV Международных Бодуэ­новских чтениях (г. Казань, 2009 г.), на Всероссийской научной кон­ференции «Национальный миф в литературе и культуре» ТГГПУ (2009 г.), на VII Всероссийской научной конференции молодых ученых и аспирантов «Наука. Образование. Молодежь» (г. Майкоп, 2010).

Поставленные цели и задачи определили структуру и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка исполь­зованной литературы.

основное содержание работы

Во Введении обоснованы выбор темы диссертации и ее актуальность, сформулированы цель и задачи, изложены научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, перечислены основные положения, выносимые на защиту, определен исходный материал, обозначены методы и приемы анализа.

В первой главе «Художественное пространство и время в литера­туроведении» представлены основные труды по теории художественного пространства и времени, которые послужили теоретической и методо­логической базой для диссертационного исследования. В литературо­ведении существует множество подходов к изучению художественного пространства и времени. Особое значение имеют работы М.М.Бахтина, Б.О.Кормана, Д.С.Лихачёва, Ю.М.Лотмана, А.Я.Гуревича, В.Н.Топорова, Б.А.Успенского, В.Г.Щукина, А.Б.Есина, Н.К.Шутой, Н.А.Николиной. Фундаментальная роль в разработке теории художественного пространства и времени принадлежит М.М.Бахтину, который раскрывает понятия «пространственной формы героя» и «временного целого героя». Бахтиным была предложена теория хронотопа. Б.О.Корман, развивая теорию М.М.Бахтина, говорит о субъектной опосредованности художественного времени и пространства.

Основополагающими для исследования являются работы Ю.М.Лотмана, в которых художественное пространство рассматривается на уровне его структуры и определяется такими характеристиками, как верх-низ, замк­нутый-разомкнутый, наличие или отсутствие границ, их характер. В отличие от М.М.Бахтина, М.Ю.Лотман отводит ведущую роль в художест­венном мире пространству, которое является главным средством форми­рования художественной действительности. Труды Ю.М.Лотмана в области художественного пространства имеют принципиальное значение для работы и составляют его методологическую основу, так как анализ текстов ведется в разработанном Лотманом направлении. В данной работе, признавая единство пространственно-временного континуума вслед за предста­вителями Московско-Тартусской школы (Ю.М.Лотман, Б.А.Успенский, В.Н.Топоров и др.), допускается возможность их условного разделения для изучения.

В современном литературоведении при анализе художественного прост­ранства широко применяются термины «топос» и «локус», введенные в литературоведение Ю.М.Лотманом, которые мыслятся как структурные единицы художественного пространства. В исследованиях о семиотике художественного пространства Ю.М.Лотман говорит о принадлежности героя к определённому месту, «локусу», являющемуся «функциональным полем» по отношению к герою. Также большой интерес представляет работа В.Ю.Прокофьевой по классификации и систематизации топосов и локусов. Оперируя в своем исследовании понятиями «топос» и «локус», мы выявляем основные пространственные и смысловые объекты. Локус «дом» является интеркультурным определением, локусы «медресе», «мечеть» являются национальными локусами в прозе Г.Исхаки. Художественный мир автора зачастую строится на пространственных локусах («город», «дом») и топосах пространства природы («луг», «поле», «озеро»).

Важной в осмыслении художественного пространства в структуре текста является концепция В.Н.Топорова, которая основана на структури­рованности пространства и текста. По мнению литературоведа, простран­ство является языком описания текста, через пространственные категории происходит понимание его смысла. Тот факт, что пространство может восприниматься как сообщение автора, которое необходимо «прочитать», актуализирует изучение художественного пространства и времени в рамках данного диссертационного исследования как необходимых условий понимания (интерпретации) текста.

Теория художественного времени представлена концепциями В.Е.Ха­лизева, А.М.Пятигорского, В.Б.Шкловского, Д.С.Лихачева, Н.А.Николиной, Н.К.Шутой, В.Н.Ярской, Л.О.Чернейко. Исследователи схожи во мнении, что художественное время представляет собой некую условность, харак­тером которой определяется реализованная в произведении модель времени. В главе отмечаются основные типы художественного времени, их функции.

Обзор исследований по данной тематике позволяет сделать вывод, что на сегодняшний день изучение художественного пространства и времени является одной из фундаментальных проблем литературы и культуры, что обусловлено их универсальным характером. В силу своей универсальности художественное пространство и время высвечивают как совокупность индивидуального опыта личности автора, так и сумму общенациональных, общечеловеческих представлений. В рамках структурно-семантического метода художественное пространство и время являются средством моделирования художественного мира автора в целом (и отдельного произведения) и ключом к его пониманию. Поэтому важным в осмыслении творчества Г.Исхаки является определение типов художественного пространства и времени, их свойств и функций в прозе автора.

Вторая глава «Специфика художественного пространства в прозе Гаяза Исхаки» посвящена определению типов художественного прост­ранства в прозаических произведениях автора. В ней проведен подробный структурно-семантический анализ рассматриваемых текстов.

В прозе Г.Исхаки целесообразно выделить три типа художественного пространства: социально-бытовое, природное, мифологическое.

Социально-бытовое пространство является характерным типом художественного пространства в прозе Г.Исхаки. В произведениях писателя ярко отражены основные социальные слои общества рубежа XIX–XX веков: крестьянство, духовенство, купечество и зарождающийся слой интелли­генции. Социальная проблематика вольно или невольно затрагивается автором в каждом произведении. В рамках этой проблемы Г.Исхаки вол­нуют вопросы о путях развития нации, о реформировании системы обра­зования, вопросы нравственности.

Пространственно-временным фоном событий в произведениях писателя является замкнутое пространство деревни либо города и «обыденно-житей­ское циклическое бытовое время» (определение М.М.Бахтина) в силу того, что автором исследуется жизнь обычных людей рубежа XIX–XX веков. Само пространство определяет сюжет и героя: читателю уже с первых строк ясно, что речь пойдет о житейских событиях, происходящих с простыми людьми.

Социально-бытовое пространство художественных произведений Г.Ис­хаки можно определить с помощью концепции «абстрактно-заполненного» пространства (определение Лейбница), характеризующей пространство как «субстанцию вещно-заполненную», то есть конституируемую вещами, кото­рые выступают как знаки того или иного типа пространства. Пространство для героев Г.Исхаки – это, прежде всего, не определенное место, а консти­туирующие это место предметы, делающие его непохожим на другое пространство, имеющие значение для сознания героя.

Опираясь на определения исследователей В.Г.Гака, Ю.М.Лотмана, В.Ю.Прокофьевой, выделим основные локусы, характерные для прозаи­ческих произведений Г.Исхаки: «дом», «деревня», «город», «страна», «мир». В одном ряду с интеркультурным локусом «дом» в авторской модели мира воплощены национальные локусы «медресе», «мечеть». С по­мощью указанных пространственных образов формируется социально-бытовое пространство в прозе автора.

Социально-бытовое пространство реализует два аспекта художественной действительности: бытовой и социальный. В произведениях Г.Исхаки быт изображён как основная составляющая жизни героев, которая обуслов­ливает их характер и нравственный облик, в некоторой степени герои проходят «испытание бытом», который пространственно представлен посредством локуса «дом». В характеристике художественного простран­ства Г.Исхаки мы опираемся на древнейшие универсальные категории мифопоэтики. В мифопоэтике жилище обладает следующими качествами: ограниченность, замкнутость, подконтрольность, защищенность, отделён­ность от внешнего мира. В традиционном понимании образ дома в татар­ской литературе символизирует патриархальность, традиционность, нацио­нальное единство. В мифологической картине мира пространство развер­тывается концентрическими кругами всё дальше от сакрального центра. Художественное пространство произведений Г.Исхаки можно рассмотреть по схеме, предложенной В.Н.Топоровым: традиционно струк­туро­образующая роль в создании художественной модели мира автора при­надлежит дому, который является центром этого мира. В рассказе «Солдат» (1908) дом является сакральным центром, по отношению к которому происходит развертывание пространства, а деревня – первым, ближним кругом, отражающим первоначальное представление героя о пространстве.

Художественное пространство дома (шире – деревни) – это перцеп­туальное пространство (пространство ощущений), которое строится с помощью звуковых, цветовых образов, тактильных, обонятельных ощу­щений героя, через восприятие которого в пространство ощущений попадает и читатель. Предметы, заполняющие пространство дома, деревни, наталкивают героя на воспоминания, вызывают чувство причастности к определенному миру (родной деревни), который обжит, привычен, безопасен, понятен.

Однако в художественной модели мира Г.Исхаки происходит транс­формация интеркультурного локуса «дом» по причине изменения социально-исторических реалий. В начале ХХ века в духовной жизни татар происходит смена культурологической парадигмы. Татарский литературо­вед Ю.Г.Нигматуллина отмечает ослабление или трансформацию функций мусульманской культуры и ориентацию на европейскую и русскую культурные традиции. Охватившие общество глобальные изменения весьма повлияли и на такую сферу человеческого бытия, как дом. Изменения социально-исторической ситуации татарской нации на рубеже веков высвечиваются через десакрализацию пространственного центра мифоло­гической модели – дома. В художественной действительности Г.Исхаки происходит переосмысление локуса «дом». Уже в повести «Тюрьма» (1906) возникает парадоксальная ситуация отсутствия привязанности героя к пространству дома, патриархальному, дающему чувство защищённости, уюта. Это «своё» пространство, но в то же время замкнутое, вписанное в бытовое время, не удовлетворяющее героя. Он отказывается от дома ради национальной идеи. Герой показан через хронотоп тюрьмы. Пространство тюрьмы определяет как идеи, так и поступки героя: он понимает во имя чего он в тюрьме; это замкнутое пространство – тот порог (та полоса жизни), через который он должен пройти (перешагнуть) с тем, чтобы его народ обрёл свободу. В тюрьме герой выписывается через исключительную ситуацию. В этом произведении носителем сакрального становится не дом, а сама личность как носитель национального (герой – носитель нацио­нальной идеи) и универсального. Для героя повести характерно частое перемещение из одного пространственного локуса в другой, однако внутренние свойства различных пространственных локусов не влияют на героя – и в пространстве тюрьмы, и в пространстве родного дома герой остается самим собой. Пространство дома заменяется пространством тюрьмы, в котором герой ощущает себя более свободным, чем в собст­венном доме, потому что в этом пространстве он во имя идеи.

В произведении «Жизнь ли это?» (1909) традиционная мифологическая модель времени и пространства, сакральным центром которой являлся дом, трансформируется: дом как аксиологическая категория утрачивает ценност­ный смысл, он перестает быть сакральным центром мифологизированного пространства. Пространство дома из сакрального превращается в профанное пространство, угнетающее героя. Положительные черты локуса «дом», такие, как традиционность, неизменность, стабильность, обретают отрица­тель­ную семантику, становясь синонимами косности, консерватизма, регресса. Одной из существенных характеристик пространства дома в романе является пустота. Пространственная пустота – это выражение пустоты жизни героя.

Таким образом, через пространственный образ дома реализуется целый ряд мотивов, который имеет место во многих произведениях автора: мотив неволи, мотив пустоты.

В целом в прозаических произведениях автора представлены два типа героев: герои замкнутого пространства и герои, которые так или иначе способны преодолеть изначальную замкнутость. Так, в романе «Жизнь ли это?» герой все больше и больше погрязает в пространстве быта, не приносящем моральное удовлетворение, за которым в произведении закрепляется семантика мелкого, пошлого. Трагедия заключается в том, что герой осознаёт своё положение, но ничего не предпринимает для его преодоления. В романе «Мулла бабай», схожем по сюжету, герой также проходит некое «испытание» бытом. Г.Исхаки подробно изображает осо­бен­ности этого типа пространства ввиду того, что оно составляло основную часть жизни татарской нации, для которой и во имя которой он создавал свои произведения. В данных произведениях («Жизнь ли это?», «Мулла ба­бай») герои не могут преодолеть пространство быта, остаются героями замкнутого пространства, что на символическом уровне характеризует их неподвижность, косность, бездейственность.

В других произведениях Г.Исхаки («Нищенка», «Тюрьма», «Наставница») герои преодолевают пространство быта. Так, в романе «Нищенка», в течение повествования, героиня освобождается от замкнутого пространства дома (быта), становится героиней открытого пространства – пути. В повести «Тюрьма» герой представляет собой новый тип свободного человека, оторванного от дома, для которого внешние преграды (стены тюрьмы, власти) не могут подавить ощущение свободы духа и остановить его деятельность во имя нации. В рассказе «Наставница» (1910) Г.Исхаки воплощает тип героини, которая во имя семьи изменяет течение обыденной жизни, отказывается от привычной «колеи», тем самым возвышаясь над бытом, обретает величие (становится символом материнства).

На композиционном уровне преодоление замкнутого пространства героями Г.Исхаки воплощается через хронотоп перехода (порога). В концептуальном плане хронотоп перехода символизирует расширяющееся сознание героев, в которых просыпается национальное самосознание, поскольку за героем Исхаки, как правило, стоит нация, и путь героев, их выбор, предопределяет путь всей нации. Кроме того, посредством хроно­топа порога художественно реализуется социальный аспект социально-бытового пространства прозы Г.Исхаки: художественное пространство представлено как концентрически расширяющееся по отношению к герою (дом деревня город страна мир).

Посредством хронотопа перехода (порога) в произведениях автора реализуется мотив пробуждения. Мотив пробуждения ото сна, прежде всего, высвечивает жизнь героев Г.Исхаки как неосознанную, бездей­ственную («жизнь сквозь сон»), сон в данном случае символизирует профа­нический уровень бытия. Кроме того, через мотив сна выражается состояние народа в исторически ответственный момент, когда решался вопрос о будущности нации. Задача автора – изобразить особенность исто­рических реалий, «пробудить» татар ото «сна», который может при­вести к гибели личной и национальной. Данный мотив является сквозным в твор­честве автора.

Таким образом, функцией социально-бытового пространства художест­венной прозы Г.Исхаки является отражение социальной действительности и попытка её преобразования героями открытого пространства («Тюрьма», «Нищенка», «Наставница»).

Пространство природы является важнейшим компонентом художест­вен­ного мира Гаяза Исхаки. Открытое пространство природы в худо­жественном мире автора простирается вширь и выражается через пространственные топосы «луг», «поле», «лес», «озеро», «река», «гора», имею­щие семантику бескрайности, неограниченности. Пространство природы простирается и вверх, выражается через образы неба, луны, звезд, солнца. Свет солнца – «теплый», «ласковый», «обнимающий», свет звезд, луны – «серебряный», «чистый», «мерцающий». Лучи солнца, луны, звезд соединяют небо и землю. «Верх» и «низ» в природе не рождают оппозицию, а соединяются в гармоничное целое космического и земного. Пространст­венная вертикаль и горизонталь организуют пространственную модель образа природы. Человек является частью этого мира. Пространство природы в художественном мире Г.Исхаки характеризуется такими качествами, как полнота, гармоничность, одухотворённость, величествен­ность. Природе, всегда находящейся «вокруг» и «над» человеком, характерен объективный взгляд на действительность, поэтому природа у Г.Исхаки является носителем истинных ценностей и часто выступает в качестве критерия нравственности, истинности, что восходит к поэтике древневосточной литературы. В авторской модели мира открытое простран­ство природы образует оппозицию с замкнутым пространством быта. Оппозиция двух противоположных типов пространства становится худо­жественным приёмом, с помощью которого высвечивается внутреннее противоречие нравственного и безнравственного в героях Г.Исхаки («Нищенка», «Жизнь ли это?»).

В архитектонике художественных текстов автора пространство природы выполняет следующие функции: 1) воплощает бытийный план в произ­ведении (неизменные, непроходящие ценности); 2) высвечивает внутреннее пространство души героя, вступая с ним в духовный контакт; 3) отражает оценку автора-творца.

Обращение к образам природы является традицией национальной культуры и литературы. В художественном мире Г.Исхаки пространство природы представляет собой гармоничное целое, «соединение» с которым осуществляется не перемещением в пространстве, а своеобразным духов­ным контактом природы и человека. Пространственные образы природы в творчестве Г.Исхаки обретают национальную символику, связывают воедино культурные, исторические и общечеловеческие ценности.

Мифологическое пространство в прозе Г.Исхаки представляет собой особый тип ментального (мыслительного) пространства и организуется с помощью традиционных для татарской литературы образов тюркской, исламской мифологии и авторских неомифологических образов, созданных в результате художественной трансформации социально-исторической действительности автора. Единство героев Исхаки с пространством приро­ды, анимизм и синкретизм в изображении образов природы, проецирование мироощущения героев на природу говорят о мифологизме мышления автора. Посредством мифологического пространства в прозе Г.Исхаки реализуются особенности мироощущения героев как представителей нации, что характеризует национальное мироощущение как мифологическое. В прозе Исхаки мифологическое пространство вплетается в социально-быто­вое пространство, в котором преимущественно протекает жизнь героев. Мифологическое пространство реализуется через мироощущение героев, которые смотрят на окружающую их реальность через призму мифоло­гического.

Символически ёмкие мифологические образы обогащают художест­венные тексты автора глубинными смыслами, придавая им национальный колорит.

Таким образом, социально-бытовое пространство, пространство природы и мифологическое пространство являются основными типами пространства в художественной прозе Г.Исхаки.

Третья глава «Специфика художественного времени в прозе Гаяза Исхаки» содержит анализ типов художественного времени и форм времени, выявляет устойчивые временные оппозиции в прозе Г.Исхаки. Временная организация художественной прозы Г.Исхаки представляет собой сложную взаимообусловленную структуру. В художественной системе писателя целесообразно выделить следующие типы времени: природно-циклическое, бытовое, биографическое, историческое. Как правило, в произведениях встречается одновременно несколько типов времени с преобладанием од­ного в зависимости от идейного содержания, в целом же прослеживается тенденция преобладания исторического типа времени.

Природно-циклическое время в прозаических произведениях Г.Исхаки выражает бытийные характеристики вечного течения времени, его сакральный циклический характер. Природно-циклическое время наполняет пространство природы, а также характеризует жизнь человека в её круговом движении, измеряемом днями, месяцами, годами, но, в отличие от бытового времени, оно символизирует сакральное движение времени, вечную жизнь. Особое композиционное значение обретают хронотопы дня и ночи, которые нарушают традиционное представление о них. Так, у Г.Исхаки день наполнен бытовым профанным временем, за круговоротом которого герои не осознают своих проблем. Ночь – это сакральное, нередко мифологизи­рованное время-пространство, в котором высвечивается истинное поло­жение вещей.

Бытовое время также имеет циклический характер, однако характе­ризуется как профанное, обыденное, нередко приобретает отрицательную семантику дурной бесконечности. Оно заполняет социально-бытовое прост­ранство, образуя хронотоп быта, который герои Г.Исхаки осознанно или неосознанно пытаются преодолеть.

Биографическое время в прозе автора реализуется через основные этапы жизни героев, их становления: детство, юность, взрослая жизнь. Время человеческой жизни в художественном мире автора неизменно связано с ходом исторического времени, частью которого оно является. Преодолевая цикличность бытового времени, биографическое время в произведениях Г.Исхаки вытягивается в прямую линию, длящуюся от прошлого через точку (порог) настоящего в будущее, одновременно являясь частью исторического времени.

Человек в модели мира Г.Исхаки изображён в реальном месте в реальное время и поэтому обязательно историчен. В прозе Исхаки признаки исторического времени выражаются в изменяющемся укладе жизни людей. В художественной системе автора портрет эпохи изображается двумя способами: 1) посредством ввода в художественный текст некоторых исторических фактов, дат, образов исторических личностей; 2) с помощью символических образов.

Исторические аспекты действительности в произведениях Г.Исхаки проявляются через рефлексию героев, через их отношение к окружающему. Личностное время оказывается социальным, история становится необ­ходимым условием, способом обретения и реализации индивидом своей сущности. Данные культурологические явления обусловливают использо­вание в творчестве Г.Исхаки жанра дневника с элементами автобиографии («Тюрьма», «Жизнь ли это?», «Бред узника»). Дневниковый жанр с элементами автобиографии создает установку на реальность происходящих в произведении событий, снимает художественную услов­ность. Истори­ческое время нередко выполняет сюжетообразующую функцию, когда изменения в жизни героев обусловливаются историческими реалиями. Так, в романе «Нищенка» явление урбанизации – это признак времени: засуха и голод в Поволжье послужили причиной переезда семьи главной героини в город. Герои Г.Исхаки, сумевшие преодолеть циклич­ность профанного времени, идут уже в ногу с историческим временем, они становятся твор­цами истории («Тюрьма», «Нищенка», «К дому»).

В прозе Г.Исхаки реализованы все три формы времени: прошлое, настоящее и будущее. Однако превалирует актуальная для автора форма настоящего времени, с помощью которой изображается сиюминутное действие, движение, изменение истории. В произведениях время жизни героев, как правило, проецируется на прошлое, настоящее, будущее народа, поэтому жизнь героев воспринимается как модель жизни всего народа. Основное действие происходит в настоящем, прошлое представлено эпизодически, вплетаясь в ткань повседневности, оно реализует два проти­во­положных плана: «сакральное» прошлое – патриархальное, тради­ционное, в котором движется священное циклическое время; «профанное» прошлое – консервативное, остановившееся, регрессивное, в котором дви­жется циклическое бытовое время. Прошлое и настоящее время образуют в художественном мире автора устойчивые оппозиции: сакральное прошлое – тяжелое, реалистичное настоящее, регрессивное прошлое – прогрессивное, действенное настоящее.

Будущее представлено в виде двух моделей направления движения нации: с одной стороны, в художественном мире автора будущее реали­зуется в образе духовной и физической гибели татарского народа – «инкыйраза» («Исчезновение через двести лет», «Жизнь ли это?»), с другой стороны, как идеальное время и пространство, воплощенное в простран­ственном образе пути героев (нации) к цели – к прогрессу («Нищенка»).

В Заключении подведены итоги исследования, сделаны выводы по всей работе. Проведенный структурно-семантический анализ прозаических произ­ведений Г.Исхаки показал, что художественная модель мира автора состоит из таких типов пространства, как социально-бытовое пространство, пространство природы, мифологическое пространство и следующих типов времени: природно-циклическое, бытовое, биографическое и историческое, которые иерархически соотносятся в произведениях автора.

Проблема пространства и времени, не являясь для писателя самоцелью, составляет часть важнейшей проблемы всего его творчества – определение исторического пути нации, типичными представителями которой являются главные герои Г.Исхаки. Писателя интересует жизнь отдельного человека во взаимосвязи с историческим временем как часть этого времени, и как фактор, создающий это время, что позволяет говорить об огромной роли социально-бытового типа пространства и исторического времени в прозе Г.Исхаки.

Основные положения работы отражены в следующих публикациях

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Гайнанова, Л.М. Пространство природы в романе Г.Исхаки «Жизнь ли это?» // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия «Фи­ло­логия и искусствоведение». – Майкоп: изд-во АГУ, 2010. – Вып. 1. – С. 13-18.

2. Гайнанова, Л.М. Мотив пути в прозе Г.Исхаки // Вестник Чувашского университета. Чебоксары, 2010. – N 1. – С.269-272.

Другие публикации:

  1. Гайнанова, Л.М. Прочтение романа Г.Исхаки «Жизнь ли это?» сквозь призму философской мысли времени // Текст. Произведение. Читатель: Материалы всероссийской научной конференции, 11–13 октября 2007 года. – Казань: Школа, 2008. – С. 193-198.
  2. Гайнанова, Л.М. Произведения «Тюрьма», «Жизнь ли это?» Г.Исхаки как форма авторского диалога // IV Международные Бодуэновские чтения (Казань, 25–28 сентября, 2009 г.): труды и материалы: в 2 т. – Казань: Казан. гос. ун-т, 2009. – Т.2: Морфемика, словообразование, грамматика. История языка и диалектология. Лингводидактика. Литературоведение и фолькло­ристика. – С. 232-234.
  3. Гайнанова, Л.М. Жанрово-стилевое своеобразие прозы Г.Исхаки // Развитие учительского потенциала как условие реализации инновационных образовательных программ: научно-методические статьи, разработки уро­ков и внеклассных мероприятий / составители: Ахбарова Г.Х., Скиргай­ло Т.О. – Москва–Казань: Школа, 2009. – С. 163-166.
  4. Гайнанова, Л.М. Мифологическое пространство в произведениях Г.Исхаки // Национальный миф в литературе и культуре: материалы Всерос­сийской научной конференции, 4–7 мая 2009 года. – Казань: ТГГПУ, 2009. – С. 45-49.
  5. Гайнанова, Л.М. Реализация хронотопа порога в рассказе «Солдат» Г.Исхаки // Коммуникативность как фактор конкурентноспособности зна­ний школьников (на основе использования этнокультурного компонента) / составители: Ахбарова Г.Х., Скиргайло Т.О., Волкова О.В. – Казань: Школа, 2009. – С. 490-492.

Отпечатано в множительном центре

Института истории АН РТ

Подписано в печать 28.04.2010. Формат 60ґ84 1/16

Тираж 100 экз. Усл. печ. л. 1,25

г. Казань, Кремль, подъезд 5

Тел. 292-95-68, 292-18-09


1 Исхаки Г. Сочинения: в15 т. Т. 8 / Г. Исхаки. – Казань: Тат. кн. изд-во, 2001. – С. 64.

2 Нигматуллина Ю.Г. Типы культур и цивилизаций в историческом развитии русской и татарской литератур. – Казань: Фэн, 1997. – С. 137.

3 Загидуллина Д.Ф. Татарская литература начала ХХ века: трансформация западных и восточных традиций. Русская и сопоставительная филология: состояния и перспективы: междунар. науч. конф., 4-6 октября 2004 г., г.Казань: тр.и материалы / под общ. ред. К.Р. Галимуллина. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2004. – С. 305-306.

4 Саяпова А.М. Дардмэнд и проблема символизма в татарской литературе. – Казань: Алма-Лит, 2006. – С. 191.

5 Аминева В.Р. Сопоставление контекстов как прием компаративистского исследования. Русская и сопоставительная филология: состояние и перспективы: междунар. науч. конф., посвящ. 200-ле­тию Казан. ун-та (Казань, 4-6 окт. 2004 г.): труды и материалы. – Казань, 2004. – С. 304.

6 Нигматуллина Ю.Г. Типы культур и цивилизаций... С. 109.

7 минева В.Р. дби срд хронотопны билгел // Заидуллина Д.Ф., Ибраимов М.И., минева В.Р. дби срг анализ ясау. – Казан: Мгариф, 2005. – 57 б.

8 Батталова А.Д. Эволюция образа дома в татарской драматургии: 1960-2000 гг.: дис.... канд. филол. наук: 10.01.02. – Казань, 2006. – 175 c.

9 Заманская В.В. Экзистенциальная традиция в русской литературе XX века. Диалоги на границах столетий: учеб. пособ. для вузов. – М.: Флинта; Наука, 2002. – С. 18.

10 Заманская В.В. Экзистенциальная традиция в русской литературе XX века. – С. 8.



 


Похожие работы:

«КУСАЕВА ЗАЛИНА КОНСТАНТИНОВНА ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОПЫТ К.Л. ХЕТАГУРОВА-ДРАМАТУРГА Специальность: 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации (осетинская литература) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Владикавказ 2008 Работа выполнена на кафедре русской литературы государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Северо-Осетинский государственный университет имени Коста Левановича Хетагурова...»






 
2014 www.avtoreferat.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.