WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Проблемы циклизации в творчестве ю. д. левитанского

На правах рукописи

Никулин Дмитрий Владимирович

ПРОБЛЕМЫ ЦИКЛИЗАЦИИ В ТВОРЧЕСТВЕ Ю. Д. ЛЕВИТАНСКОГО

Специальность 10.01.01 – русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва 2010

Работа выполнена на кафедре литературы МГОСГИ

«Московский государственный областной

социально-гуманитарный институт»

Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор

Анатолий Валентинович Кулагин

Официальные оппоненты – доктор филологических наук, профессор

Любовь Геннадьевна Кихней

кандидат филологических наук, доцент

Светлана Сергеевна Бойко

Ведущая организация Волгоградский государственный

педагогический университет

Защита состоится «11» ноября 2010г. в ч. на заседании диссертационного совета Д 212.155.01 по литературоведению в Московском государственном областном университете по адресу: 105005, г. Москва, ул. Ф. Энгельса, д. 21-а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, г. Москва, ул. Радио, 10-а.

Автореферат разослан « »

Ученый секретарь кандидат филологических наук, доцент

диссертационного совета Алпатова Т. А.

Общая характеристика работы

Лирический цикл и книга стихов являются результатами жанровой эволюции в литературном процессе, тенденции к созданию усложнённого художественного образа действительности, наиболее полному выражению мировидения того или иного автора. Поэтому изучение не только отдельных стихотворений, но и лирического цикла и книги стихов позволяет выявить связи между произведениями художника, отчётливее представить и охарактеризовать его эстетические воззрения и особенности поэтики.

Тема настоящего диссертационного сочинения связана с исследованием особенностей циклизации в творчестве Юрия Левитанского.

Объектом изучения является поэтическое творчество Ю. Левитанского как одно из значительных явлений в литературном процессе 2-ой половины ХХ века, виды и способы организации циклических единств в его лирике.

Предмет исследования составляют книги поэта «Кинематограф», «День такой-то», «Письма Катерине, или Прогулка с Фаустом», входящие в наиболее полное на сегодняшний день собрание его сочинений – «Каждый выбирает для себя» (2005). Указанные книги в плане циклообразования и в отношении поэтики вообще представляются нам наиболее целостными и композиционно выверенными. При их создании Левитанский опирается на уже приобретённый им в ходе работы над книгами «Стороны света» и «Земное небо» опыт: использование «внутренних жанров» («из старой тетради», «моё», «человек»), жанровых форм (посвящение, отрывок, поэма), объединяющих стихотворения лейтмотивов (темы моря, птиц в «Сторонах света» и снега в «Зимнем небе»); актуализация связей между близко расположенными и удалёнными произведениями; мотивы времени, судьбы, творчества.

Целью диссертационной работы является изучение особенностей процесса циклизации в лирике Ю. Левитанского. Данная цель определила постановку и решение конкретных задач:

1) определить и изучить входящие в состав книг лирические циклы, способы их организации, циклообразующие связи, жанровое своеобразие, композицию, их место в структуре лирических книг;

2) проанализировать межтекстовые связи в творчестве поэта;

3) описать образно-тематическую композицию его книг;

4) определить присущие им способы построения и структурообразующие элементы;

5) рассмотреть книги «День такой-то» и «Письма Катерине…» в аспекте литературной традиции;

6) выявить жанровое своеобразие книг поэта.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Книга «Кинематограф» построена по принципам сонатно-симфонического цикла, имеет четырёхчастную структуру – аллегро (лето), анданте (осень), скерцо (зима), аллегро (весна) – с завершающим комплексом стихотворений (кодой). Каждая формально не выделенная автором часть книги основана на мифопоэтическом восприятии времён года.

2. В «Дне таком-то» и «Письмах Катерине…» важную циклообразующую роль играет цитатный диалог с классическими произведениями отечественной и зарубежной литературы.

3. Наиболее значимые в сюжетно-тематическом плане стихотворения «Дня такого-то» и «Писем Катерине…» расположены в местах пересечения различных циклов.

4. Важную роль для образования лирического сюжета в книгах выполняют циклические единства: «внутрижанровые» циклы в «Кинематографе» и «необозначенные» циклы в «Дне таком-то» и «Письмах Катерине…».

5. Лирическая книга Ю. Левитанского представляет собой политематическое, полициклическое, полижанровое и полисубъектное метаобразование, единство которого обусловлено авторской концепцией (жизнь как кинометафора, стремление к гармонии, поэтическое завещание).

Актуальность исследования состоит в том, что изучение явлений циклизации в литературном процессе 2-й половины ХХ века представляет собой перспективное направление в литературоведении. Оригинальное творчество поэта Ю. Левитанского, которое на данный момент мало изучено, имеет все основания стать предметом исследования в свете указанной проблемы.

Научная новизна работы определяется тем, что в ней впервые рассматриваются особенности циклообразования в наиболее значительных книгах поэта.

Теоретическая значимость диссертации заключается в углублении изучения принципов циклизации в литературном произведении, а также в дальнейшем совершенствовании методики интерпретации художественного текста в культурно-историческом аспекте.

Практическая ценность исследования. Результаты исследования значимы для решения актуальных проблем изучения циклизации и могут быть использованы в дальнейшем в развитии теории циклообразования, а также при проведении спецкурсов и спецсеминаров по лирической циклизации, истории русской литературы второй половины ХХ века, литературоведческого анализа художественного текста, при изучении творчества Ю. Левитанского в классах гуманитарного профиля в средней общеобразовательной школе.

Методологическую базу исследования составляют труды по теории литературы (М. М. Бахтин, Д. С. Лихачев, В. Е. Холшевников, В. Е. Хализев, М. Л. Гаспаров, Н. Фрай, Ю. Б. Борев, Ю. И. Левин, Д. М. Сегал, Р. Д. Тименчик, В. Н. Топоров, Т. В. Цивьян, Е. А. Стеценко, Н. М. Маслова, В. А. Шачкова и др.), фундаментальные труды в области изучения проблем теории и анализа циклизации (Л. К. Долгополов, В. А. Сапогов, Л. Я. Гинзбург, М. Н. Дарвин, И. В. Фоменко, Л. Е. Ляпина, В. И. Тюпа, К. Г. Исупов, И. Л. Альми, Д. Слоан, Р. Фигут, Ф. Инграм, О. А. Лекманов, О. В. Мирошникова, М. С. Штерн и др.) и междисциплинарные исследования на стыке литературоведения и теории музыки (Л. Е. Фейнберг), литературоведения и лингвистики (А. А. Брагина, Н. А. Кузьмина, Е. А. Некрасова и др.)

Методы исследования и подход к материалу избраны с учётом поставленной цели: анализ образно-тематической композиции стихотворения, лирического цикла и книги стихов, сравнительно-исторический метод, диахронический метод.

Апробация исследования осуществлялась в форме обсуждения на кафедре литературы Коломенского государственного педагогического института (ныне МГОСГИ) и кафедре русской литературы ХХ века Московского государственного областного университета, выступлений и докладов на методических семинарах и научной конференции «XI Международный семинар молодых филологов “Поэтика и компаративистика” (24 сентября 2007 г.)». Основные теоретические положения диссертации изложены в четырёх публикациях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложения. Общий объём работы составляет 192 страницы, основной текст диссертации изложен на 163 страницах, библиографический список включает 254 наименования.

Содержание работы

Во Введении обоснован выбор темы, указан объект и предмет исследования, сформулированы цель и задачи, изложены основные положения, выносимые на защиту, обозначены актуальность, научная новизна, теоретическая и практическая ценность работы, представлена методологическая база диссертации, перечислены методы анализа, отражена апробация исследования.

В этой части работы проводится обзор и анализ научных статей и книг, посвящённых творчеству Ю. Левитанского.

Среди исследователей существуют две основные точки зрения, касающиеся принадлежности поэта какому-либо поэтическому ряду. Первая, поддерживаемая литературной критикой и журналистами, ставит поэта в один ряд с Д. Самойловым, Б. Окуджавой, Б. Слуцким, А. Межировым, Ю. Друниной, К. Ваншенкиным, Е. Винокуровым и др., т.е. авторами так называемого «фронтового поколения». Лирический герой Левитанского живёт в красивой, гармоничной среде среди произведений искусства, и только острые воспоминания о военной эпохе вызывают в нём чувство глубокого сожаления1.

Другая исследовательская позиция связана с попыткой классифицировать лирику Ю. Левитанского в аспекте её эстетических принципов. Левитанский близок к «архаистам» (А. Тарковский, И. Лиснянская, Д. Самойлов, А. Кушнер, С. Липкин, Б. Слуцкий, Б. Ахмадулина и др.), в творчестве которых наблюдается осознание высокой миссии поэта, преподающего читателю нравственный урок; обращение к произведениям классиков; включение современной жизни в систему историко-культурной панорамы2.

Ю. Левитанский, согласно этой точки зрения, является продолжателем классических культурных традиций отечественной литературы, создавая в лирике «романтический вариант»3 неоакмеизма. Действительно, лирический герой Левитанского сталкивается с неразрешимым конфликтом: балансирует на грани между прошлым и настоящим, бытием и небытием. Приведённая литературоведческая позиция в нашем исследовании послужит отправной точкой зрения.

В аспекте проблем циклизации Ю. Б. Орлицкий рассматривает творчество поэта и замечает, что книги Левитанского представляют собой «целостные сверхстиховые образования»4. Для обозначения текстов, объединённых общностью заглавий и образующих циклы, исследователь вводит термин «внутренние жанры». В своей работе мы опираемся на данные положения.

В результате активных процессов циклизации в русской и зарубежной литературе XIX-ХХ вв. параллельно с трансформацией жанра поэмы развиваются специфические жанровые образования – лирический цикл и книга стихов.

В широком понимании цикл – это «группа произведений, сознательно объединённых автором по жанровому, тематическому, идейному принципу или общностью персонажей»5. Наиболее развёрнутым, учитывающим его двойственную природу является определение цикла как типа эстетического целого, представляющего собой ряд самостоятельных произведений одного вида искусства, созданных и скомпонованных одним автором в определённую последовательность, и обладающего герменевтической структурой текстово-контекстовой природы6. При выявлении и анализе лирических циклов нами учитываются эти дополняющие друг друга дефиниции.

В процессе циклизации оформляется самостоятельный жанр лирики. Ряд исследователей (В. А. Сапогов, И. В. Фоменко, Л. Е. Ляпина) определяют цикл как вторичный жанр или специфическое жанровое образование. Мы, вслед за М. Н. Дарвином, рассматриваем лирический цикл и книгу стихов как «сверхжанровые единства», т.к. «жанрообразующие факторы цикла всегда “крупнее” жанрообразующих факторов отдельных произведений»7.

Одной из важных черт цикла, по мнению М. Н. Дарвина, является «извлекаемость» стихотворения из состава целого, однако такое отдельно взятое стихотворение «теряет часть своей эстетической значимости»8. Следовательно, лирический цикл / книгу стихов можно отнести к монтажной композиции, разнородные компоненты которой, объединяясь, порождают новые значения. Между этими компонентами устанавливаются диалогические отношения, т. е. возникает лирический сюжет9. Монтажная структура дискретно передаёт состояния лирического субъекта и в то же время обобщает их, проявляя, таким образом, черты авторского мировоззрения. Поэтому исследователи говорят об «особой художественной концептуальности»10, скрепляющей разнородные элементы цикла в целое.

Характеризуя текстовое единство как лирический цикл, мы опираемся на признаки, выделенные В. А. Сапоговым, Л. Е. Ляпиной, и рассматриваем устойчивость состава и структуры цикла в различных изданиях. Однако полагаем, что в книге стихов могут обнаруживаться так называемые «необозначенные» лирические циклы.

Книга стихов – это результат жанровой эволюции лирического цикла, представляющая собой одноприродное, но разноуровневое явление (метаобразование и микрожанр). Термин «книга стихов / лирическая книга» как самостоятельное явление циклизации ещё мало разработан (хотя первые серьёзные попытки предпринимались ещё самими писателями: Брюсовым, Блоком, Белым, Выч. Ивановым и др.) и не встречается в литературоведческих словарях, а в исследовательских работах (И. В. Фоменко) понятия «цикл» и «книга» почти не различаются. Под лирической книгой вслед за О. В. Мирошниковой мы понимаем универсальную лирическую форму, возникшую в результате процесса циклизации, тексто-контекстовая природа которой воссоздаёт образный комплекс авторского мировидения определённого этапа. Книга – это системное художественное единство второго уровня, основанное на продуманном автором или его редакторами плане расположения и взаимодействия стихотворений, лейтмотивных цепочек и циклов-разделов различных жанровых ориентаций как взаимосвязанных элементов системы11.

Отличительные же признаки лирической книги приводит М. С. Штерн:

объёмное смысловое пространство, характеризующееся большей (чем в цикле) динамикой; своеобразный сквозной лирический сюжет, допускающий «прерывность» основной тематической линии, возможность членения на части, разделы, внутренние циклы, большая (в отличие от цикла) внутренняя свобода; многосоставность образа-переживания; комплексность сюжетно-композиционного развития; разнородность жанрового состава; системная, многосоставная полиритмия; большая (чем в цикле) значимость замкнутости отдельных текстов, разделов, частей и большая содержательная, композиционная значимость заглавия или посвящения, авторского предисловия12.

Книга стихов представляет собой единый внутренний контекст, состоящий из более простых элементов (отдельных стихотворений, циклов, поэм). Сложное переплетение тем, мотивов, различных форм выражения субъектных отношений, многообразие жанрового состава, композиционных решений объединено авторской концепцией и помогает поэту создать последовательное повествование о собственной жизни, историю развития своей души и души своего современника13.

Таким образом, в нашем исследовании книга стихов рассматривается как целостное лирическое (с возможным включением эпических и драматических элементов) произведение и при описании её структуры используется термин «образно-тематическая композиция»14, анализ книги проводится с опорой на типологию О. В. Мирошниковой15, основанную на генетической связи между книгой и циклом.

Глава 1 «Книга стихов “Кинематограф” как полициклическая структура» состоит из двух разделов: 1.1. «Кинометафора и сонатно-симфонический цикл структурная основа книги» и 1.2. «Лирические циклы книги как элементы целого».

1.1.  Книга стихов «Кинематограф» представляет собой формально-содержательную структуру полициклического свойства, объединённую идеей концептуальности (кинометафора) и отражающую мировидение поэта.

Тематика киноискусства в этой книге выражена, в первую очередь, в её заглавии, «рамочных» текстах («Вступление в книгу» и «Прощание с книгой»), в жанровом своеобразии («Фрагменты сценария»), а метафора «Жизнь моя, кинематограф, чёрно-белое кино!» становится из многочисленных лейтмотивов книги первоочередным и организующим.

Название книги рождает определённые ассоциации с именем Шекспира и его мыслью о мире как театре, в котором люди – актёры. Левитанский адаптирует известную метафору в соответствии с реалиями, событиями и нравами ХХ века, т. к. в определённой степени символом этого столетия становится кино. Киноискусство, в свою очередь, позволяет не просто сохранить художественный образ, а запечатлеть его в движении и развитии, ведь неслучайно термин «кинематограф», составленный из греческих слов kinema + grapho, дословно можно перевести как «пишу движение».

Кинометафора «Жизнь моя, кинематограф, чёрно-белое кино!» как проявление «литературной кинематографичности» текста подразумевает «фреймы <рамки – Д. Н.> киновосприятия»16, передачу чувств и настроений через зрительно-осязаемые и звуковые образы, сценичность изображаемых явлений, использование специфических киноприёмов (крупный план, панорама, стоп-кадр, ускоренная и замедленная съёмка и пр.), слов, относящихся к лексико-семантической группе кино, образов и терминов кинематографа (кино, сценарий, механик, режиссёр, монтирует, актёр, роль, панорамное кино, камера, тапёр, фильм и пр.) и пунктуационно-графическое оформление текста.

Однако наиболее важным признаком проявления «литературной кинематографичности» произведения17 является наличие «монтажной техники композиции», создаваемой композиционно-синтаксическими средствами как на уровне отдельного стихотворения, так и на уровне межтекстовых отношений в рамках книги. Подобная техника композиции произведения заключается в преобладании внутренней, эмоционально-смысловой связи компонентов текста над чисто внешней связью (причинной, временной и т.д.). Внешние текстовые связи (кинометафора и деление книги на «сезонные» циклы) выступают одновременно и как внутренние. Кинометафора служит фоном, на который стихотворения, воспринимаемые как сцены кинофильма, проецируют соответствующие смыслы, и актуализирует эмоционально-смысловые текстовые связи, основанные на ассоциативном мышлении поэта.

Формальным воплощением принципа киномонтажа в книге становится лирический цикл, относящийся к «монтажной композиции» (В. А. Сапогов, М. Н. Дарвин): подобно смене кадров и сцен в кинофильме в лирическом цикле одно самостоятельное произведение сменяет другое, образуя художественное единство. Расположение и взаимодействие текстов в книге заставляет читателя вычленять новые смыслы, и каждое увиденное в ней соположение текстов рождает новые конфигурации смысловых планов, т.е. возможность индукции новых лирических циклов в структуре книги стихов.

В «Кинематографе» не существует формального разделения стихотворений на разделы, поэтому развитие сюжета принимает непрерывный характер, соответствующий идее вечного движения жизни. Несмотря на это, композиционно книга построена по принципам сонатно-симфонического цикла – музыкальной формы, объединяющей ряд законченных, способных к самостоятельному существованию, но связанных общей идеей произведений. Его специфика заключается в высоком идейно-художественном единстве целого, где каждая часть призвана раскрыть определённую сторону единой концепции. Классический сонатно-симфонический цикл состоит из четырёх частей: первая характеризуется быстрым темпом, вторая – медленным, третья – скерцо, четвёртая – рондо.

Части книги «Кинематограф» – аллегро (лето), анданте (осень), скерцо (зима), аллегро (весна) – основаны на мифопоэтических, художественно-эстетических представлениях об определённом времени года и на характеристике музыкального темпа, поэтому каждая из них – это своеобразный «сезонный» цикл-отдел.

Первая часть – аллегро (лето) – символизирует торжество жизни, её зенит, наивысшую точку творческого процесса – связи поэтического и музыкального образа («Музыка, свет не ближний…»); реализует значения и мифы летнего времени года: брак, священная свадьба («Время слепых дождей»), посещение рая18 («Воспоминанье об оранжевых абажурах», «Воспоминанье о костёле», «Воспоминанье о куске сала»). Лирический герой этой части книги предстаёт в «зените» своих лет.

Вторая часть – анданте (осень) – характеризуется элегическим настроением: это связано с представлениями об осени как о «символе захода солнца и смерти» и мифами «увядания жизненной энергии» (И. П. Ильин, Н. Фрай). Лирический герой указанной части – достаточно зрелый человек, подводящий промежуточные итоги своей жизни («Я медленно учился жить…», «Листья мокли под окном…», «Живёшь, не чувствуя вериг…», «Эта тряска, эта качка…», «Тёмный свод языческого храма…», «Сколько нужных слов я не сказал…»).

Третья часть – скерцо (зима) – построена на резкой смене контрастных образов: драматизм сочетается с праздничной атмосферой. Приём противопоставления используется как внутри отдельных стихотворений («Новый год у Дуная», «Воспоминанье о дождевых каплях»), так и на уровне межтекстовых отношений («Дети» – «Старая женщина с авоськой», «Как показать зиму» – «Диалог у новогодней ёлки»).

Зима в общекультурном представлении олицетворяет мрак и безысходность, генерируя миф о возвращении хаоса (И. П. Ильин, Н. Фрай). В этой части элементы сатиры, отрицающей осмеиваемое явление и противопоставляющей ему свой идеал, проявляются в стихотворении «Завидую, кто быстро пишет…». Автор выстраивает нравственный облик поэта: это человек, чуткий к другим и высмеивающий тех, кто берёт на себя роль «инженера человеческих душ» и при этом остаётся абсолютно глух к окружающим.

Финальная часть книги – аллегро (весна) – это возвращение к первоначальному темпу, символизирующему торжество жизни, но в аспекте взаимодействия с художественно-эстетическими представлениями о весне как времени года, олицетворяющем «зарю и рождение», порождающем мифы о пробуждении и воскресении (И. П. Ильин, Н. Фрай). Автор отмечает пробуждение Мелоса, сопровождающееся изменениями в природе, жизни общества, сознании художника (например, стихотворения «Воспоминанье о шарманке», «Ещё апрель таился у запруд…», «Птицы», «Человек с транзисторным приёмником»).

Таким образом, сонатно-симфонический цикл – это форма, объединяющая «разные жанры в единой тенденции» (Л. Е. Ляпина). Книгам Левитанского, и в частности «Кинематографу», свойственно сочетание различных жанровых форм – «внутренних жанров» (Ю. Б. Орлицкий) – «воспоминанье», «сон», «фрагменты сценария», «как показать…», «человек»; элементов плача – «Сколько нужных слов я не сказал…»; молитвы – «Когда земля уже качнулась…»; исповеди – диптих «Тревожное отступление» и «Второе тревожное отступление». Такое сочетание жанров позволяет наиболее полно и многосторонне выразить образ лирического героя книги.

Использование приёмов, отличающих сонатно-симфонический цикл19, особенно ярко проявляется на границах частей, которые «стираются» благодаря «переходным» темам и мотивам: тема осени связывает стихотворения «Горящими листьями пахнет в саду…» и «Время улетающих птиц» (аллегро и анданте); мотив кладбища – «Тёмный свод языческого храма…», «Сколько нужных слов я не сказал…» и «Время зимних метелей» (анданте и скерцо); тема весны и обновления объединяет диптих «Тревожное отступление», «Второе тревожное отступление» и «Время раскрывающихся листьев» (скерцо и аллегро).

1.2. Раздел посвящён изучению основных лирических циклов «Кинематографа» как структурных элементов, раскрывающих его замысел.

Стихотворения, удалённые друг от друга (расположенные, как правило, в разных частях книги), с одинаковыми заглавиями, общей темой, схожей субъектной организацией, единством жанрового состава («внутренние жанры» – Ю. Б. Орлицкий), относятся к циклическим образованиям. Например, стихотворения «Время слепых дождей», «Время улетающих птиц», «Время зимних метелей», «Время раскрывающихся листьев» объединены определяющим их жанровое своеобразие подзаголовком – Фрагменты сценария, служащим одновременно и одной из циклообразущих «скреп». Такая синтетическая форма, вбирающая опыт киноискусства и поэзии, способствует созданию особого художественного мира книги, позволяя воспринимать её содержание как сценарий кинофильма, т.к. удалённые друг от друга тексты цикла служат своеобразными опорами «Кинематографа», организующими вокруг себя остальные произведения.

Цикл «Фрагменты сценария» развивает жанровые традиции любовного цикла: двухгеройность (мужчина и женщина) и любовный конфликт. Герои – это обобщённые образы, лишённые индивидуальных черт. Поэт, следуя замыслу четырёхчастного тематического деления книги (аллегро, анданте, скерцо, аллегро), фиксирует ключевые фрагменты взаимоотношений героев в соответствии с календарным сезонным циклом: лето – встреча; осень – конфликт; зима – разрыв; весна – воспоминания о первой встрече. Сезонный цикл выступает не только как условное время упоминаемых событий, но и как реализация мифологем, определяющих сюжет монтажной композиции («Время слепых дождей» – брак, священная свадьба; «Время улетающих птиц» – увядание природы; «Время зимних метелей» – гибель любви героев, хаос, безысходность и смерть; «Время раскрывающихся листьев» – пробуждение природы, воскресение любви).

Указанные стихотворения можно рассматривать как своеобразные эпиграфы к каждой из четырёх частей «Кинематографа», т. к. они задают их тон: первоначальный мотив трансформируется, обрастает новыми значениями, в результате чего складывается мотивный комплекс отдельной части книги.

Одним из способов реализации кинометафоры в книге является также «внутрижанровая» форма «как показать…». В журнале «Ангара» (1968, № 1) были опубликованы стихотворения «Как показать осень», «Как показать весну» с подзаголовком «Заметки на полях». Следовательно, эти тексты были задуманы как часть большего целого: не только лирического цикла, но и книги стихов. В «Кинематографе» этот «внутренний жанр» выполняет роль лирического отступления. В «фокус» авторского внимания попадают не «воспоминанья», «сны», «мгновенья», связанные с жизнью лирического героя книги, а урбанистические реалии, по мнению Левитанского, наиболее типичные для того или иного времени года. В городском пейзаже узнаётся современный поэту мир.

Внешними признаками объединения стихотворений «Как показать лето», «Как показать осень», «Как показать зиму», «Как показать весну» в цикл служат их жанровое единство и схожесть заглавий. Лирический цикл «Как показать…» связан с традициями «сезонных» циклов, т.к. в качестве его структурной основы выступает идея смены времён года в её субъективно-лирическом преломлении20. Рассмотренный текстовый ансамбль, как и «Фрагменты сценария», отличает нарочитая кинематографичность мышления: мозаика кадров, смена ракурсов изображения, внимание к звуковому и музыкальному оформлению.

Стихотворения «Сон о забытой роли», «Сон о рояле», «Сон о дороге» и «Сон об уходящем поезде» проявляют тенденцию к циклизации и образуют лирический цикл. Обращение к мотиву сна Левитанский поясняет ещё в экспозиции «Кинематографа», в стихотворении «Вступление в книгу»: «И, участвуя в сюжете, я смотрю со стороны, / как текут мои мгновенья, мои годы, мои сны…»21. Стремление к наиболее полному и объективному раскрытию судьбы и характера лирического героя, выраженное во внимании к бессознательному, становится целью введения цикла в поэтическую ткань книги. Распределяя тексты между частями книги («Сон о забытой роли» – аллегро, лето, «Сон о рояле» – анданте, осень, «Сон о дороге» – скерцо, зима, «Сон об уходящем поезде» – аллегро, весна) – с учётом её образно-тематической композиции, поэт описывает важнейшие моменты становления своего лирического героя: начало творческого пути; трагический момент в истории (Великая Отечественная война), пришедшийся на юность героя; поиск смысла жизни и попытка оставить свой след в истории человечества; подведение итогов своей жизни.

Стихотворения «Иронический человек», «Квадратный человек», «Старая женщина с авоськой», «Человек с транзисторным приёмником» (входящие в условно именуемый нами цикл «Человек»), по нашему мнению, можно считать «внутрижанровыми» по терминологии, предложенной Ю. Б. Орлицким, на основании не только их формальных свойств (стиховой размер, строфическая организация, речевые конструкции, принципы построения), но и видения и осмысления определённых сторон мира, которые накапливаются в жанрах на протяжении веков22, особенностей миросозерцания автора.

Учитывая специфику замысла «Кинематографа», полагаем, что этот «внутренний жанр» во многом порождается мифами о временах года. Каждый персонаж, вводимый в художественную ткань книги, привносит лейтмотивы и мифологемы своей части. Эти образы в контексте авторского замысла – написания сценария-жизни – воспринимаются как «действующие лица» кинофильма со своим особым мировоззрением (иронией, формализмом) и жизненным опытом (старостью, молодостью).

Отметим, что тексты со схожими заглавиями, в центре которых персонаж, воплощающий в себе определённую сторону человеческого характера, можно выделить почти во всех книгах поэта: «Стороны света» (1959) – «Женщина, которой ничего не нужно»; «Зимнее небо» (1963) – «Человек», «Человек, умеющий всё», «Человечек», «Женщина в голубом»; «День такой-то» (1976) – «Человек, строящий воздушные замки», «Человек, похожий на старую машину», «Человек, отличающийся завидным упорством»; «Письма Катерине…» (1981) – «Самоуверенный человек», «Женщина, которая летала».

Тексты, объединённые лексемой «воспоминанье», образуют цикл, выполняющий в книге функцию художественной биографии лирического героя. Двенадцать стихотворений выстраивают картину становления главного действующего лица «Кинематографа». Количество текстов соотносится с годовым циклом, несёт сакральное значение и характеризует завершённость и целостность ансамбля произведений. Хронология событий имеет обратную последовательность: послевоенные, военные, довоенные и детские воспоминания. Однако деление текстов по условным периодам не всегда совпадает с границами частей «Кинематографа», поэтому приоритетным принципом разграничения текстов на группы для нас остаётся принцип соотношения стихотворений с образно-тематическими особенностями частей книги.

Верлибр создаёт эффект стилизации цикла под устный рассказ и рождает ощущение реальности описываемых событий. Иными словами, сквозь игру воображения поэта («Фрагменты сценария», «Сон», «Как показать…», «Человек») проступает судьба самого автора.

Структура цикла отвечает образно-тематической композиции книги: темы и мотивы рассмотренного текстового единства соответствуют лейтмотивам частей «Кинематографа» (торжество жизни, вечных ценностей над суровыми условиями действительности; тема войны как рока, несущего смерть и разлуку; тема утраты иллюзий, памяти, мечты; тема начала).

Помимо «внутрижанровых» циклов в книге обнаруживаются и другие стихотворения, проявляющие тенденцию к циклизации и объединённые лейтмотивом (темой творчества, поэта и поэзии): «Музыка, свет не ближний…», «Горящими листьями пахнет в саду…», «Сколько нужных слов я не сказал…», «Завидую, кто быстро пишет…», «Тревожное отступление», «Второе тревожное отступление», «Птицы», «Когда земля уже качнулась…». Ранее Левитанский уже ставил некоторые из этих произведений в общий контекст: «рамочные» тексты рассматриваемого единства – «Музыка, свет не ближний…» и «Когда земля уже качнулась…» («Новый мир», 1970, № 6), а также «Завидую, кто быстро пишет…» и «Птицы» («Юность», 1969, № 8).

Этот «необозначенный», «скрытый» текстовый ансамбль в своей работе мы условно называем «Динамика творческого процесса как путь “самообновления” поэта». В нём автор прослеживает этапы «самообновления» героя, где каждое стихотворение – это ступенька к достижению цели: вдохновение, творческий перерыв, предполагающий дальнейшее сочинительство, но на качественно новом уровне; критическая оценка своего творчества; творческий кризис, сомнения лирического героя в своём поэтическом призвании и в пользе своего ремесла; возрождение художественного, поэтического мировосприятия. Таким образом, мотивы поэтического творчества становятся циклообразующими.

Композиционная структура цикла соотносится с сонатным построением «Кинематографа»: в части аллегро (лето) мотив зенита и расцвета выражается в описании высшей точки творческого процесса – связи поэтического и музыкального образа; в части анданте (осень) мотив увядания – с подведением лирическим героем итогов, критическим пересмотром ранее написанного; в части скерцо (зима) тема смерти реализуется в переживании героем творческого кризиса, переоценки себя как поэта и взглядов на искусство; в части аллегро (весна) мотив рождения соотносится с восстановлением утраченной связи поэтического и музыкального образа.

Особое место в композиции цикла и всей книги отводится стихотворению «Когда земля уже качнулась…». Этот текст делает композицию цикла замкнутой и, являясь частью коды «Кинематографа», служит своеобразным финальным аккордом книги: роль поэта является для лирического героя единственно возможной. Таким образом, автор «Кинематографа» понимает творческий процесс как постоянное движение.

Важную роль в структуре книги играют «рамочные» тексты –«Вступление в книгу» и «Прощание с книгой» – своеобразные аналоги пролога и эпилога. Этот диптих, образующий мини-цикл, служит укреплению единства книги, связывая её элементы в целое на концептуальной основе (кинометафора). Стихотворения «Воспоминанье о цветных стёклах», «Отмечая времени быстрый ход…» и «Когда земля уже качнулась…» завершают книгу, выполняя своеобразную роль коды, постскриптума.

Глава 2 «Цитатный диалог способ циклизации (книги “День такой-то” и “Письма Катерине, или Прогулка с Фаустом”)» состоит из двух разделов.

Литературный процесс 1960 – 1980-х гг. отличается заметным влиянием традиций акмеизма, что наиболее ярко отражено в творчестве так называемых неоакмеистов – А. Тарковского, М. Петровых, Г. Оболдуевой и др. В вышедших в этот период книгах Ю. Левитанского «День такой-то» (1976) и «Письма Катерине, или Прогулка с Фаустом» (1981) прослеживаются некоторые черты этой эстетики в её «романтическом варианте».

Отличительной особенностью неоакмеизма является создание писателем художественного образа мировой культуры23, «формулы связи» между прошлым и настоящим, между личным опытом поэта и гнётом обстоятельств, времени. Создание этого образа происходит в процессе цитатного диалога между произведениями.

2.1. «Взаимодействие различных видов лирических циклов на фоне литературной традиции в книге “День такой-то”». Книга «День такой-то» в целом имеет схожие композиционные черты с сонатно-симфоническим циклом «Кинематографа».

«Рамочные» тексты (диптих «Давно ли покупали календарь…» и «Если бы я мог начать сначала…») выполняют в книге роль своеобразного пролога и эпилога. Интертекстуальные переклички, возникающие между ними и накладывающие свой отпечаток и на остальные стихотворения, следует рассматривать как произведения о судьбе человека и времени.

В книге можно условно выделить также начальный («Пробужденье», «Проторенье дороги») и конечный («Кровать и стол, и ничего не надо больше…», «Кто-нибудь утром проснётся сегодня и ахнет…») комплекс текстов, замыкающий развитие мотива сна и темы творчества.

В основе образно-тематической композиции «Дня такого-то» лежит стремление лирического героя найти своё «Я», желание «проявить дерзость и создать свою гармонию», что, по мнению Ю. Левитанского, удаётся лишь великим, но каждый поэт должен создать хотя бы элемент этой гармонии24.

В параграфе анализируются образная система книги (дом, море, пророк, судья, круг, гадание, тень, звезда, ворон, самолёт; человек, строящий воздушные замки; человек, похожий на старую машину; человек, отличающийся завидным упорством и др.) и лейтмотивы (самоопределение, двойничество, творчество, любовь, самообман, время, судьба, жизнь-текст, музыка, сон, слово и дело, знание и незнание, грех и вина), скрепляющие трёхчастную структуру книги и способствующие наиболее полному раскрытию её оригинальности.

Как и в предшествующих книгах поэта – «Стороны света» (1959), «Земное небо» (1963), «Кинематограф» (1970) – в лирический сюжет вводятся стихотворения, относящиеся к «внутренним жанрам»: «Попытка убыстренья», «Попытка оправданья», «Попытка утешенья», «Человек, строящий воздушные замки», «Человек, похожий на старую машину», «Человек, отличающийся завидным упорством», «Плач о майоре Ковалёве», «Плач о господине Голядкине». Тяготея к цикличности, они служат своеобразной «скрепой» между частями книги и её отдельными стихотворениями. «Попытки» и «Плачи» локализованы в первых двух частях книги в соответствии с их основной тональностью, а цикл «Человек» проходит через всю её поэтическую ткань.

Доминирующее значение в образно-тематической композиции отводится «внежанровым» текстам, которые организуются в лирические циклы на основании единства системы субъектных отношений, общих тем и мотивов, самостоятельности текстов, образования своеобразного лирического сюжета, соотносящегося с трёхчастной образно-тематической композицией книги. Произведения при этом могут быть удалены друг от друга и находиться как в рамках одной части, так и в различных частях – всё это укрепляет структуру «Дня такого-то». Такое размещение текстов не только «внежанровых», но «внутрижанровых» способствует тому, что стихотворения в книге в силу «действия всеобщего для лирики онтологического закона»25 отличаются некоторой степенью поливалентности, т. е. одно стихотворение может входить в состав различных циклических образований. Тексты, в которых сконцентрировано значительное число перекличек с другими, становятся «болевыми узлами»26 книги (например, «Дня не хватает, дни теперь всё короче….», «Песочные часы», «Попытка оправданья», «Каждый выбирает для себя…»). При этом «внежанровые» единства могут содержать и тексты «внутренних жанров» (например, циклы «Творчество» и «Любовь»). Как следствие поливалентности текстов в книге наблюдаются небольшие циклические образования, отличающиеся некоторой степенью самостоятельности, но входящие в состав больших единств (например, мини-цикл «Искусство поэзии» и цикл «Творчество»).

Особое место в книге занимают цитации и автоцитации. Цитаты распределены в соответствии с характером лейтмотивов каждой из трёх частей книги и отражают динамику душевного состояния героя от дисгармонии к гармонии в восприятии действительности и своей роли в ней. Аллюзии и реминисценции из творчества М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, Ф. М. Достоевского, А. П. Чехова, Д. С. Самойлова, Э. По вводят в сюжет «Дня такого-то» мотивы двоемирия, двойничества, «высшей гармонии», самообмана, памяти. Цитаты из произведений А. С. Пушкина, Б. Л. Пастернака, Данте, В. Шекспира вносят дополнительные штрихи к портрету лирического героя, который предстаёт в образе «художника». Левитанскому близко «пушкинское “моцартианство”, гармония и лёгкость распознавания космических ритмов в каждом человеке, предмете, растении»27. Большинство цитаций отсылает нас к литературе XIX века, т.к. сам поэт относится к литературе этого периода с особым пиететом, а возникающий при этом цитатный диалог через ассоциации не только вводит «определённый круг эмоций и мыслей текста-источника»28 и усложняет смысловой объём стихотворений, но и способствует созданию в книге художественного образа мировой культуры.

2.2. «Опыт совмещения “путевого” цикла и эпистолярной формы в книге “Письма Катерине, или Прогулка с Фаустом”». Книга стихов «Письма Катерине, или Прогулка с Фаустом» (1981) завершает трилогию, состоящую из «Кинематографа» (1970) и «Дня такого-то» (1976), и обладает соответствующими структурными особенностями: «рамочные» тексты («Приглашенье к прологу», «Вместо эпилога») способствуют укреплению единства произведений, подчёркивают целостность, композиционную завершённость книги. Характерной чертой «Писем Катерине…» является выделение начального («Приглашенье к прологу», «Остановилось время. Шли часы…», «Шла дорога к Тракаю, литовская осень была ещё…», «Сцена в погребке», «Рисунок», «Кто-то так уже писал…») и заключительного («Я дьяволу души не продавал…», «Этот поздний рассвет обнажил и ясней обозначил…», «Над старой тетрадью», «Вместо эпилога») комплекса стихов, отделённых от основного содержания «буферными» прозо-поэтическими вставками «Строки из записной книжки», которые, в свою очередь, делят остальные стихотворения книги на четыре части.

Тексты из отдельных частей связываются общими для всей книги лейтмотивами (преемственность поколений, время – судьба – искусство), образами Катерины, Фауста и Поэта, мотивами, которые привносят различные цитации. В каждой части выделяется свой лейтмотив, тематический и мотивный комплекс: в первой – передаётся двойственность мироощущения и самоидентификации лирического героя, вводится тема войны; во второй (кульминационной) части актуализируются темы жизни и смерти, а в лирический сюжет входит один из основных образов книги – Катерина; лейтмотивом третьей части становится домашний очаг и семья; в четвёртой – стремление «остановить» ускользающее мгновение.

В основе образно-тематической композиции книги «Письма Катерине…» лежат две основные сюжетные линии, выделенные автором в её заглавии, – путешествие Поэта и средневекового алхимика и жизнь лирического героя, в которой угадываются черты биографии Левитанского, описанной в своеобразных «письмах», адресованных его дочери Катерине. Эти сюжетные линии приобретают специфические жанровые формы – путешествия и письма.

Катерина как воплощение жизнеутверждающего, нравственного, почти божественного начала и черт реального человека (старшей дочери Левитанского) является целью воображаемого путешествия Фауста и Поэта. Стихотворения, объединённые этим началом, представляют собой единство, отличное от лирического цикла, т.к. не могут существовать вне рассматриваемого контекста и степенью организации сюжета приближаются к лирической поэме.

В «Письмах» героя отражена судьба автора книги: военное прошлое, позднее отцовство, назревший любовный конфликт, отеческая забота и тревога за судьбу дочерей. Каждой из этих вех Левитанский посвятил отдельную часть книги. Судьбу своего героя (а также время) автор условно делит на два больших этапа: до и после появления детей (кульминация книги – «Ожидание Катерины», «Испытание тремя пространствами» и «Явление Катерины»). Таким образом, две сюжетные линии книги скреплены образом Катерины.

Характерной чертой творчества Левитанского становится введение в состав лирических книг «внутренних жанров»: в «Письмах Катерине…» – это прозо-поэтические вставки «Строки из записной книжки», драматические эпизоды «Сцены» и сквозная в творчестве автора лирическая жанровая форма «Человек». Эти вставки расположены в различных частях, удалены друг от друга и способствуют укреплению единства книги, однако сравнительно небольшое (по сравнению с «Кинематографом») количество прозо-поэтических вставок лишает их возможности играть доминирующую роль в формировании динамики сюжета.

В «Сценах» прослеживается стремление к циклизации произведений: единство субъектных отношений, тематическая общность, наличие своеобразного лирического сюжета, но эти стихотворения, как и «Самоуверенный человек» и «Женщина, которая летала», теряют часть своей эстетической и художественной силы вне контекста книги.

«Строки из записной книжки» представляют собой единство, обладающее внутренним динамичным сюжетом, общностью образов, тем и настроений. Основная же роль этой «внутрижанровой» формы – осуществлять связь между текстами различных частей и вносить дополнительные характеристики в портреты главных героев. Посредством этих прозо-поэтических заметок автор вводит также свои замечания о культуре и искусстве, своё видение книги как формы, отражённое и в лирическом материале «Писем Катерине…». В «Строках из записной книжки», в стихотворениях «Я дьяволу души не продавал…» и «Этот поздний рассвет обнажил и ясней обозначил…» проявляются черты, свойственные поэтике неоакмеизма, – «метапоэтическое автокомментирование» (Ю. И. Левин): автор вводит в развитие сюжета элементы анализа текста и описывает структуру всей книги стихов.

Отличительная особенность «Писем Катерине…» состоит в том, что в ней автор впервые в своём творчестве объединяет под одной обложкой и лирические, и драматические («Сцена в погребке», «Сцена у озера»), и прозо-поэтические произведения («Строки из записной книжки»), что мотивируется следующими причинами: прозо-поэтические вставки придают книге элемент документальности и достоверности, свойственный форме путешествия; в «Сценах» звучит поэтическое многоголосье, субъектная полифония, использование подобной драматической формы вызвано попыткой цитатного диалога с произведениями И. Гёте «Фауст» и А. С. Пушкина «Сцена из Фауста». В «Письмах Катерине…» формируется художественный образ мировой культуры, в котором существует лирический герой. Этому способствуют цитаты не только из германского эпоса и литературы (К. Брентано, Г. Гейне, И. Гёте), но и из отечественной и зарубежной литератур (Гомер, Овидий, Лонг, Данте, В. Шекспир, А. С. Грибоедов, А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Ф. И. Тютчев, А. П. Чехов, В. В. Маяковский).

Лирическому герою Левитанского присуща некая двойственность мировосприятия: пограничное состояние сознания между прошлым и настоящим, бытием и небытием. Это позволяет рассматривать его творчество отчасти в рамках эстетики «романтического варианта» неоакмеизма. В пользу этого говорит и особое внимание автора к «слову», т. к. «для акмеистов сознательный смысл слова, Логос – такая же прекрасная форма, как музыка для символистов»29. При этом Левитанский (по сравнению с опытом «Кинематографа»), отдавая приоритет Логосу, не отрицает и роль Мелоса в искусстве. Поэт «мифологизирует магическую силу слова»30, выступающего в его книгах инструментом для творчества и основой всего сущего. Это особенно отразилось в книге «День такой-то» (лейтмотив – проблема единства «слова» и «дела»). Намеренные или случайные цитации также свидетельствуют об особом внимании Левитанского к слову и отражают игру автора смыслами произведений, в том числе и посредством диалога между ними. Так, например, в «Дне таком-то» цитаты располагаются в соответствии с образно-тематической композицией книги, т. е. призваны подчеркнуть переход от дисгармоничного состояния лирического героя к гармоничному. Диалог, устанавливаемый с другими произведениями при помощи аллюзий и реминисценций, – это основной способ создания художественного образа мировой культуры.

Задача Левитанского состоит в объединении различных культурных пластов, в демонстрации их взаимопроникновения и влияния. Его герой путешествует во времени, встречается с известными литературными персонажами или же примеряет их маски на себя. При этом он испытывает чувство ответственности за сохранение культурного наследия, т. к. призван «воскресить» забытые литературные памятники, способные «ожить» лишь в его памяти. Следовательно, память в книгах Левитанского, как и в семантической поэтике, выступает в качестве основы творчества (Ю. И. Левин): все эпохи сосуществуют. Схожие представления ранее развивал в своём творчестве и О. Э. Мандельштам.

Стремление Левитанского к прозаизации лирики проявляется в его книгах как следование традициям акмеизма, в частности – творчества А. Ахматовой. Это выражается в желании уподобить книгу стихов прозаической книге, в копировании некоторых её элементов (пролог, эпилог – «Приглашенье к прологу» и «Вместо эпилога»); активном внимании к верлибру на уровне формы и понятия («О свободном стихе», «Когда в душе разлад…»); в использовании прозаических форм («Строки из записной книжки»); во введении «чужого» голоса, полифонии31. Левитанский в «Письмах Катерине…» обращается к одному из функциональных аспектов поэтики акмеизма – «метапоэтическим автокомментариям, или “автометаописаниям”» (Ю. И. Левин), проявляющимся в анализе структуры, образной системы, идейно-художественного своеобразия на уровне всей книги в целом.

В Заключении диссертации приводятся основные выводы работы.

Отличительной чертой циклизации в творчестве Левитанского выступают монтажные конструкции, образованные «внутрижанровыми» текстами: «Фрагменты сценария», «Как показать…», «Сон», «Воспоминанье», «Человек», «Попытки», «Плач», «Строки из записной книжки», «Сцены». Как правило, эти циклы монотематичны, моносубъектны (за исключением прозо-поэтических вставок из книги «Письма Катерине…») и выражают одну из граней авторского мировосприятия: человеческие взаимоотношения, поэтические представления о временах года, сновидения, поэтическая автобиография и т. д. Произведения, составляющие данные циклы в книге, удалены друг от друга и служат «скрепами» между различными её частями, а прозо-поэтические вставки («Строки из записной книжки») выполняют роль «буферных» текстов между частями «Писем Катерине…».

Особенностью книг Левитанского является актуализация связей между соседними и удалёнными друг от друга стихотворениями, в первую очередь, на тематическом и лексическом уровнях. На основании этого в книгах поэта выделяются лирические циклы, которые по степени авторского участия можно было бы охарактеризовать как «читательские» (по классификации М. Н. Дарвина), но с той оговоркой, что их последовательность в лирической книге задана автором, следовательно, спорным может являться лишь их состав. Такие циклы мы называем «невыделенные» или «необозначенные» и рассматриваем те из них, которые играют важную роль в формировании идеи и лирического сюжета книги. Стихотворения в этих единствах, как правило, удалены друг от друга и также служат для связи частей в единое целое (например, некоторые тексты цикла «Динамика творческого процесса как путь “самообновления” поэта» выполняют роль «итоговых» произведений каждой части книги «Кинематограф»).

На более высоком (метажанровом) уровне образования циклических единств – книге стихов – обнаруживаются следующие особенности:

- «рамочные» тексты, семантически и ассоциативно связанные с заглавием книги и представляющие собой сжатый «пересказ» основных мотивов и тем, рождают вместе с заглавием основную структурообразующую метафору книги (кинометафора, день-жизнь, жизнь-путешествие и жизнь-письмо);

- «вступительные» и «заключительные» комплексы стихотворений создают особый смысловой фон, на котором следует рассматривать произведения, несколько расширяющий заявленную структурообразующую метафору книги;

- условное разделение книги на части или главы, связанные друг с другом по типу контраста, что свидетельствует о чертах музыкальной формы организации композиции произведения, в частности сонатно-симфонического цикла. Стихотворения в книге объединены не только структурообразующей метафорой и едиными лейтмотивными цепочками, но и общими темами, мотивами, образами, свойственными каждой части. Так, в «Кинематографе» каждая из четырёх частей строится вокруг мифопоэтического восприятия определённого времени года; три части «Дня такого-то» объединены вокруг мотивов дисгармонии – гармонии; четыре части в «Письмах Катерине…» – субъектной организацией, общими темами и мотивами;

- отсутствие формального разделения глав в книге придаёт непрерывность её лирическому сюжету (неслучайно книги поэта критики сравнивали с сюитами). Это приводит к переплетению, чередованию тем и мотивов, их взаимодействию, призванному отразить сложность мировосприятия художника;

- в книгах «День такой-то» и «Письма Катерине…» важную циклообразующую роль играют цитаты из творчества классиков русской и европейской литературы. Благодаря диалогу с литературной традицией воссоздаётся художественный образ мировой культуры. Это отражает близость Левитанского к эстетике неоакмеизма, прослеживающуюся также в особом внимании к Логосу, который становится одним из лейтмотивов книги «День такой-то» (конфликт «слова» и «дела»); в стремлении к прозаизации лирики (использованию прозаических форм – «Строки из записной книжки»; верлибра; полифонии голосов – Катерина, Фауст, Иронический человек, Квадратный человек); в метапоэтических автокомментариях;

- каждая книга, невзирая на свою целостность, остаётся открытой, незавершённой. Книги «День такой-то» и «Письма Катерине…» являются логическим продолжением «Кинематографа», образуя трилогию со своеобразным лирическим сюжетом, в центре которого духовное становление и нравственные искания близкого к автору лирического героя. Таким образом, книги входят в контекст творчества писателя как вехи его жизненного пути.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

1. Никулин, Д. В. «Кинематограф» Ю. Левитанского: жанровые формы и киноприёмы [Текст] / Д. В. Никулин // Начало : сб. науч. ст. аспирантов и соискателей. – Вып. 6. / под ред. А. В. Кулагина. – Коломна : КГПИ, 2007. – 200 с. – С. 183 – 189. (0,3 п. л.)

2. Никулин, Д. В. Особенности композиции книги Ю. Левитанского «Кинематограф» [Текст] / Д. В. Никулин // Поэтика и компаративистика : сб. науч. ст. / под ред. Г. С. Прохорова, М. Я. Сорниковой – Коломна : КГПИ, 2008. – 130 с. – С. 78 – 84. (0,3 п. л.)

3. Никулин, Д. В. Музыкальное начало в книге Ю. Левитанского «Кинематограф» [Текст] / Д. В. Никулин // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия филологические науки. Волгоград : ВГПУ, 2008. № 10 (34). С. 192 195. (0,4 п. л.)

4. Никулин, Д. В. «Путевой» цикл как структурообразующий элемент книги Ю. Левитанского «Письма Катерине, или Прогулка с Фаустом» [Текст] / Д. В. Никулин // Новый филологический вестник. – М. : РГГУ, 2009. – № 4 (11). – С. 93 – 100. (0,4 п. л.)


1 Агеносов, В. В. Современные русские поэты : справочник [Текст] / В. В. Агеносов, К. Н. Анкудинов. – М., 1997. – 110 с. – (Библиотека гимназиста). – С. 61.

2 Основные тенденции развития современной русской поэзии (1970 – 2000 годы) [Текст] : учеб.-метод. пособие / Казан. гос. ун-т. филол. фак. каф. рус. лит.; Сост. А. Э. Скворцов. – Казань : Казан. гос. ун-т, 2005. – 39 с. – С. 6, 22.

3 Лейдерман, Н. Л. Современная русская литература : 1950 – 1990-е годы [Текст] : учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений : В 2 т. – Т. 2 : 1968 – 1990. / Н. Л. Лейдерман, М. Н. Липовецкий. – М. : Академия, 2003. – 688 с. – С. 297, 315.

4 Орлицкий, Ю. Б. Стих и проза в русской литературе : Очерки истории и теории [Текст] / Ю. Б. Орлицкий. – Воронеж : Воронеж. ун-т, 1991. – 199 с. – С. 118.

5 Сапогов, В. А. Цикл [Текст] / В. А. Сапогов // Краткая литературная энциклопедия. Т. 8 : Флобер — Яшпал / Гл. ред. А. А. Сурков. — М. : Сов. энциклопедия, 1975. — 1136 стб. – Стб. 398.

6 Ляпина, Л. Е. Циклизация в русской литературе XIX века [Текст] / Л. Е. Ляпина. – СПб., 1999. – 279 с. – С. 17.

7 Дарвин, М. Н. Проблема цикла в изучении лирики [Текст] : учеб. пособие / М. Н. Дарвин ; Кемер. гос. ун-т. – Кемерово : Кемер. гос. ун-т, 1983. – 104 с. – С. 14.

8 Сапогов, В. А. Цикл. – С. 398.

9 Сапогов, В. А. Сюжет в лирическом цикле [Текст] / В. А. Сапогов // Сюжетосложение в русской литературе : сб. статей / Редкол. : Л. М. Цилевич (отв. ред.) и др. – Даугавпилс : Даугавпилс. ГПИ, 1980 (вып. дан. 1981). – 158 с. – С. 93.

10 Дарвин, М. Н. Проблема цикла в изучении лирики. – С. 14, 30.

11 Мирошникова, О. В. Итоговая книга в поэзии последней трети ХIХ века : архитектоника и жанровая динамика [Текст] : монография / О. В. Мирошникова ; М-во образования и науки РФ, Ом. гос. ун-т. – Омск : ОмГУ, 2004 (РИО ОмГУ). – 338 с. – С. 59.

12 Штерн, М. С. В поисках утраченной гармонии : Проза И. А. Бунина, 1930 – 1940-х годов [Текст] : монография / М. С. Штерн ; М-во общ. и проф. образования РФ. Ом. гос. пед. ун-т. – Омск : ОмГПУ, 1997. – 240 с. – С. 13 – 14.

13 Кушнер, А. Книга стихов [Текст] / А. Кушнер // Кушнер, А. Аполлон в снегу : Заметки на полях. – Л. : Совет. писатель. Ленингр. отд-ние, 1991. – 510 с. – С. 47.

14 Холшевников, В. Е. Принципы анализа образно-тематической композиции лирического стихотворения [Текст] // Холшевников, В. Е. Стиховедение и поэзия / В. Е. Холшевников ; ЛГУ. – Л. : ЛГУ, 1991. – 254 с.

15 Мирошникова, О. В. Итоговая книга в поэзии последней трети XIX века : архитектоника и жанровая динамика. – С. 58 – 59.

16 Мартьянова, И. А. Киновек русского текста [Текст] : Парадокс литературной кинематографичности. Монография / И. А. Мартьянова. – СПб : Сага, 2001. – 224 с. – С. 9.

17 Мартьянова, И. А. Киновек русского текста. – С. 9.

18 Ильин, И. П. Н. Г. Фрай [Текст] / И. П. Ильин // Современные зарубежные литературоведы : Справочник. Страны капитализма. Ч. III. М., 1987. – С. 87 – 89.; Frye, N. Anatomy of criticism. Four essays / N. Frye. – Princeton, 1973. – 383 p. – P. 158 – 239.

19 Ляпина, Л. Е. Циклизация в русской литературе XIX века. – С. 21.

20 Ляпина, Л. Е. Циклизация в русской литературе XIX века. – С. 98.

21 Левитанский, Ю. Д. Каждый выбирает для себя [Текст] / Ю. Д. Левитанский ; Сост. И. В. Машковская. – М. : Время, 2005. – 640 с. – С. 150.

22 Бахтин, М. М. Эстетика словесного творчества [Текст] / М. М. Бахтин ; Примеч. С. С. Аверинцева, С. Г. Бочарова. – 2-е изд. – М. : Искусство, 1986. – 444 с. – С. 332.

23 Левин, Ю. И. Русская семантическая поэтика как потенциальная культурная парадигма [Текст] / Ю. И. Левин, Д. М. Сегал, Р. Д. Тименчик, В. Н. Топоров, Т. В. Цивьян  // Russian Literature (Hague). – 1974. – № 7/8. – P. 47 – 82.

24 Левитанский, Ю. Д. «Я люблю твой свет и сумрак…» [Текст] : беседа с поэтом Юрием Левитанским / записала А. Пугач // Юность. – 1987. – № 5. – С. 8.

25 Дарвин, М. Н. Русский лирический цикл : Пробл. истории и теории : На материале поэзии первой половины XIX в. [Текст] / М. Н. Дарвин. – Красноярск : Изд-во Краснояр. ун-та, 1988. – 137 с. – С. 13.

26 Перельмутер, В. Фрагменты о книге поэта [Текст] / В. Перельмутер // Арион. – 2005. – № 1. – С. 34.

27 Штраус, А. Эстетика и поэтика игры в лирике Б. Ахмадулиной и Ю. Левитанского [Электронный ресурс] / А. Штраус // Вятский Государственный Гуманитарный Университет : публикации. – Режим доступа : http://studnauka.narod.ru/tonja.html

28 Фоменко, И. В. О поэтике лирического цикла [Текст] : учеб. пособие / И. В. Фоменко. – Калинин : КГУ, 1984. – 79 с. – С. 59.

29 Мандельштам, О. Э. Утро акмеизма [Текст] / О. Э. Мандельштам // Мандельштам, О. Э. Сочинения : Т. 2. : Проза. – С. 142.

30 Лейдерман, Н. Л. Современная русская литература : 1950 – 1990-е годы. Т. 2 : 1968 – 1990. – С. 300.

31 Левин, Ю. И. Русская семантическая поэтика как потенциальная культурная парадигма. – P. 57.



 
Похожие работы:

«ЗАНУКОЕВА ФАРИЗАТ ХАСАНОВНА ХУДОЖЕСТВЕННО-СТИЛЕВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В БАЛКАРСКОЙ ПРОЗЕ В АСПЕКТЕ РАЗВИТИЯ ФОЛЬКЛОРНЫХ ТРАДИЦИЙ 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации (кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик 2008 Работа выполнена в секторе балкарской литературы Института гуманитарных исследований Правительства КБР и Кабардино-Балкарского научного центра РАН. Научный...»

«НОСОВА Юлия Александровна ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ПРЕССА ДЛЯ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ: ИСТОРИКО-ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Специальность 10.01.10 – журналистика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Ростов-на-Дону - 2007 Работа выполнена в ФГОУ ВПО ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ на кафедре истории журналистики Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент Беспалова Алла Григорьевна Официальные оппоненты: доктор филологических наук,...»

«Подобед Дмитрий Александрович Современное р адиовещание Ростова-на-Дону : становление, развитие, особенности функционирования (1992 – 2009 годы) Специальность 10.01.10 – журналистика Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Ростов-на-Дону–2010 Работа выполнена в ФГОУ ВПО Южный федеральный университет Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор Смирнов Владислав Вячеславович Официальные оппоненты - доктор филологических...»

«Корнеева Мария Дмитриевна ТИПОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СТАВРОПОЛЬСКОЙ ПРЕССЫ В 1980 – 1990-е ГОДЫ Специальность 10.01.10 – журналистика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Ростов-на-Дону – 2008 Работа выполнена в ГОУ ВПО Ставропольский государственный университет Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент Лепилкина Ольга Ивановна Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Овсепян Рафаил Погосович...»

«УНЕЖЕВА Марита Кушбиевна ЭВОЛЮЦИЯ ЖАНРА РАССКАЗА В КАБАРДИНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ 10.01.02. – Литература народов Российской Федерации (Литература народов Северного Кавказа) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик 2007 Диссертация выполнена на кафедре русской литературы Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова. Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Мусукаева Анджелла Хамитовна...»

«УДК 882 (09) ББК 83.3 (2Рос=Рус) Т 16 ТАЛАЛАЕВА Ольга Геннадьевна РЕЛИГИОЗНО-БИБЛЕЙСКИЕ И ГОТИЧЕСКИЕ МОТИВЫ В ПРОЗЕ И.А. БУНИНА Специальность 10.01.01 – Русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тамбов – 2013 Работа выполнена на кафедре русской и зарубежной литературы Института филологии ФГБОУ ВПО Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор...»

«УЛЬЯНИЧ Геннадий Анатольевич МЕЛОЛИЧЕСКИЙ ДИСКУРС КАК ИНФОРМАЦИОННЫЙ МЕДИУМ ПРОТОЖАНРА ДУХОВНОЙ ПРОПОВЕДИ 10.01.10 – журналистика (филологические науки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тверь - 2013 Работа выполнена в рамках совместного научного проекта кафедры связи с общественностью ФГБОУ ВПО Тверской государственный университет и кафедры теории языка и межкультурной коммуникации ФГБОУ ВПО Тверская государственная...»

«БОНДАРЕНКО ЕЛЕНА НИКОЛАЕВНА НАТУРФИЛОСОФСКАЯ ПРОЗА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ ВЕКА: КО Н ЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ Специальность 10.01.01 – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орёл – 2010 Работа выполнена в ГОУ ВПО Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского Научный руководитель : доктор филологических наук, профессор,...»

«КИСЕЛЕВА МАРИЯ ВЛАДИМИРОВНА ПОНЯТИЕ ГРАНИЦЫ: РЕЦЕПЦИЯ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО В АВСТРИЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ (Ф. Кафка и Р. Музиль) Специальность 10.01.03. - Литература народов стран зарубежья Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва – 2012 Работа выполнена на кафедре Сравнительной истории литератур ИФИ РГГУ Научный руководитель: Доктор филологических наук, профессор Павлова Нина Сергеевна Официальные оппоненты:...»

«ФЕДОРОВ Василий Викторович КУМУЛЯТИВНЫЙ ПРИНЦИП СЮЖЕТОСТРОЕНИЯ В НЕКЛАССИЧЕСКОЙ ПОЭТИКЕ Специальность 10.01.08 – Теория литературы. Текстология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тверь – 2011 Работа выполнена на кафедре теории массовых коммуникаций ГОУ ВПО Челябинский государственный университет. Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Марина Викторовна Загидуллина Официальные оппоненты: доктор филологических...»

«СЕМЕНЮК Юлия Викторовна Сюжетно-композиционная структура славяно-русской пер е водной агиографии Киевского периода Специальность 10.01.01 – Русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел – 2009 Работа выполнена на кафедре истории русской литературы XI-XIX вв. филологического факультета ГОУ ВПО Орловский государственный университет Научный руководитель:

«Билибина Инна Александровна ИСТОРИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ В ИНТЕРПРЕТАЦИИ Д.С. МЕРЕЖКОВСКОГО-ХУДОЖНИКА Специальность 10.01.01 Русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел – 2010 Работа выполнена на кафедре русской литературы ХХ – ХХI вв. и истории зарубежной литературы филологического факультета ГОУ ВПО Орловский государственный университет Научный руководитель: Михеичева Екатерина Александровна, доктор филологических наук,...»

«Груша Светлана Александровна рУССКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР В МАЛОЙ ПРОЗЕ ф.А. АБРАМОВА Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук ТВЕРЬ – 2011 Работа выполнена на кафедре филологических основ издательского дела и документоведения Тверского государственного университета. Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Редькин Валерий Александрович Официальные оппоненты: доктор...»

«Чебан Ольга Ивановна Европейские художественные традиции и творчество Д.Лондона (1910-1916 гг.) Специальность 10.01.03. – литература народов стран зарубежья (литература Европы) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Орел-2008 Общая характеристика работы Развитие и становление литературы США, формирование ее самобытности было обусловлено не только усвоением и обогащением национальных традиций, но и опорой на опыт европейских...»

«Махотина Илона Юрьевна ЦЫГАНЕ И РУССКАЯ КУЛЬТУРА Литература и фольклор Специальность 10.01.01 — русская литература 10.01.09 — фольклористика Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель — д.ф.н., проф. М. В. Строганов Тверь 2011 Работа выполнена на кафедре истории русской литературы Тверского государственного университета Научный руководитель доктор филологических наук профессор...»

«Руднева Инна Сергеевна Искусство словесного портретирования в русской мемуарно-автобиографической литературе второй половины XVIII – первой трети XIX вв. Специальность 10.01.01 Русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук О рел, 2011 Работа выполнена в ГОУ ВПО Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского

«АНТОНОВ-ОВСЕЕНКО Антон Антонович РОЛЬ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ В ФОРМИРОВАНИИ ОБЩЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ В РОССИИ В 1917 Г. 10.01.10 – журналистика (филологические науки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Тверь – 2013 Работа выполнена на кафедре журналистики и новейшей русской литературы Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Тверской государственный университет Научный...»

«ДВОЙНИШНИКОВА Татьяна Федоровна ЖЕНСКИЕ ОБРАЗЫ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИЗУЧЕНИЯ (на материале русского и англоязычного литературоведения 1970 - 2000-х гг.) Специальность 10.01.01 - русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Улан-Удэ – 2006 Работа выполнена на кафедре русской литературы ГОУ ВПО Бурятский государственный университет Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Затеева...»

«МАКСИМОВ БОРИС АЛЕКСАНДРОВИЧ Особенности сюжетной структуры в авторской сказке и фантастической новелле эпохи романтизма Специальность 10.01.08 – теория литературы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тверь – 2007 Работа выполнена на кафедре зарубежной журналистики и литературы факультета журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова Научный руководитель: доктор филологических наук Балдицын Павел Вячеславович. Официальные оппоненты: доктор...»

«НАЗАЙКИН АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИ Ч ЭФФЕКТИВНЫЙ РЕКЛАМНЫЙ ТЕКСТ В СМ И Специальность 10.01.10 – журналистика Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Москва – 2011 Диссертация выполнена на кафедре теории и экономики средств массовой информации факультета журналистики Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова. Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Елена Леонидовна Вартанова Официальные оппоненты:...»








 
2014 www.avtoreferat.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.