WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Социально-философский анализ междисциплинарн ых дискурс ов о девиантности

На правах рукописи

Белова Евгения Александровна





Социально-философский анализ

междисциплинарных дискурсов о «девиантности»



Специальность 09.00.11 социальная философия







Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук















Тверь 2009


Диссертация выполнена на кафедре философии

Московского государственного технологического университета «СТАНКИН»






Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Яблокова Наталья Игоревна



Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Евстифеева Елена Александровна


кандидат философских наук, доцент

Успенская Валентина Ивановна


Ведущая организация: Академия повышения квалификации и переподготовки работников образования РФ (г. Москва)






Защита состоится «9» октября 2009 г. в 15 часов 30 минут на заседании диссертационного совета по философским наукам (К 212.263.05) в Тверском государственном университете по адресу: 17000, г. Тверь, ул. Желябова, д. 33.


С диссертацией можно ознакомится в научной библиотеке Тверского государственного университета по адресу: 170000, Тверь, ул. Скорбященская, д. 44а (с авторефератом диссертации можно познакомиться на сайте ТвГУ:// http university.tversu.ru/aspirants/abstracts)



Автореферат разослан «3» сентября 2009 г.





Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент С. П. Бельчевичен


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы.

Проблема «девиантности», ее дефиниции принадлежат к числу наиболее дискуссионных вопросов современного гуманитарного знания. Вопросы предвосхищения, профилактики и коррекции «девиантного поведения», его форм, типов и классификаций в современном информационном обществе, актуальны как для общефилософского учения о человеке, так и для практической реализации философского и междисциплинарного знания.

Анализ работ, посвященных содержательной специфике «нормальности» и «ненормальности» в историко-философской и культуральной мысли, показал многозначность, многомерность этого концепта и феномена, его релевантность душе, психике, личности, идентичности.

Поведение, отклоняющееся от социальных и морально-этических норм, можно трактовать как научную проблему, высвечивающуюся для современников определенными гранями в каждый исторический период. Сегодня тема «нормального» и «ненормального» требует интерпретации средствами междисциплинарного подхода, должна разворачиваться в пространстве междисциплинарного взаимодействия, на стыке философии, социологии, психологии, медицины, культурологии.

Предметом философских размышлений становятся исследования социокультурной ситуации, создающей предпосылки к формированию, возникновению и развитию различных девиаций, препятствующих межличностным и институциональным отношениям.

Наличная социальная ситуация отсутствия единой системы ценностей и сосуществование множества подуниверсумов, слабо (или вовсе не-) согласующихся друг с другом, указывает на необходимость рефлексии «девиантности», герменевтики проблемы «ненормальности», повышенной ответственности индивидуального, коллективного и институционального субъектов в оценке «девиантности» окружающих.

Обращают на себя внимание коммуникационные трудности, сложность определения и анализа «девиантности», осознания и ретрансляции, связанные с различным восприятием, интерпретацией форм и способов «отклоняющегося поведения». Подчас возникает нерефлексивное и подозрительное отношение к людям, которые нетрадиционно, недостаточно социализировано проявляют свою индивидуальность. К их числу относятся: представители молодежных субкультур, фрики, трансвеститы, насилие в семье, кошатники/собачники, собиратели в своих квартирах мусора, попрошайки, стриптизеры, уфологи, спортивные фанаты и религиозные фанатики, фаермены, стритрейсеры, обладатели шрамов/татуировок/пирсинга, блогеры, геймеры и т. д.

Необходимость философской рефлексии места человека в мире вызвана дискурсивным наложением социологического, психологического и психиатрического способов описания «ненормальности», что вызывает многозначность понимания этого явления.

Актуальность изучения «девиантности» в границах нормы и патологии, в контексте современной социокультурной ситуации усиливается с ростом числа психических, психологических и поведенческих отклонений во всех социальных группах.

Состояние разработанности проблемы. Методологические основания исследования.

В исторической ретроспективе представления о том, каким в контексте социального идеала должно быть человеку можно встретить в работах таких известных мыслителей, как Лао Цзы, Конфуций, Протагор, Горгий, Сократ, Платон, Аристотель, Эпикур, Хресип, Зенон из Кетиона, Сенека, Цицерон, Марк Аврелий, Аврелий Августин, Северин Боэций, Григорий Великий, Афанасий Великий, Иоанн Златоуст, Иероним Блаженный, Фома Аквинский, Святой Бонавентура, Р. Декарт, Ф. Бэкон, Н. Макиавелии, Т. Мор, Б. Спиноза, Ж.-Ж. Руссо, Д. Дидро, И. Кант, Г. В. Ф. Гегель, А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, А. Бергсон, Ж.-П. Сартр, М. Хайдеггер, М. Шеллер, Ж. Лакан, З. Фрейд, К. Г. Юнг, Ф. М. Достоевский, Л. Н. Толстой, П. Я. Чаадаев и др.

Проблемой «отклоняющегося поведения» в рамках социологического дискурса занимались Э. Дюркгейм, О. Конт, К. Маркс, М. Вебер, П. Бергер, Б. Бергер, Т. Лукман, Р. Коллинз, Р. Мертон, А. Коэн, Э. Сазерденд, Г. Беккер, Э. Лемерт, С. Холл, Т. Хирши, Р. Бхаскар, Э. Гидденс. Среди отечественных авторов данное явление изучали Я. И. Гилинский, Ф. Шереги, Ю. Ю. Комлев, А. И. Ковалева и др.

Феномен «девиантности» в психологическом знании затронут в работах З. Фрейда, К. Г. Юнга, А. Адлера, Э. Эриксона, Э. Фромма, Г. Олпорта, Р. Кеттела, Г. Айзенка, Б. Ф. Скиннера, А. Бандуры, Дж. Роттера, Дж. Келли, А. Маслоу, К. Роджерса, К. Ясперса, Р. К. Мертона, Н. Дж. Смелзера и др. В данной связи актуальны и обобщения следующих российских психологов: А. В. Петровский, С. Н. Ениколопов, И. М. Кондаков, Ю. А. Клейберг, Е. В. Змановская, А. И. Ковалев и др.

Медицинские подходы к проблеме «ненормальности» отражены в трудах психиатров Ч. Ломброзо, К. Леонгард, А. Е. Личко. Среди клинических психологов эту тему изучали Б. В. Зейгарник, Р. Комер, О. Ф. Кренберг, В. В. Ковалев, И. Ф. Случевский, В. Н. Кудрявцев, А. О. Бухановский, Ю. А. Кутявин, М. Е. Литвак, Ю. М. Антонян, В. В. Гульдан, и др.

Об особенностях современного общества и о проблеме осмысления роли современных техник власти и властных механизмов в социальной жизни писали М. Фуко, Ж. Лакан, У. Бек, П. Бергер, Т. Лукман, Ж.-Ф. Лиотар, Ф. Фукуяма, Ж. Бодрийяр, Г. Маркузе и др.

По теме идентичности личности автор опирался на исследования З. Фрейда, Э. Эриксона, К. Хорни, К. Г. Юнга, П. Бергера, Т. Лукмана, К. Ясперса, Р. Бернса, У. Джемса, И. С. Кона, К. Роджерса, М. Куна, Т. Макпартлэнда и др. Современные исследования по данной теме представлены в работах Т. Шибутани, А. А. Налчаджана, В. А. Ядова, Т. С. Барановой, Ю. Л. Качанова, В. С. Агеева, А. К. Толмасовой, Л. Г. Ионина, Г. У. Солдатовой и др.

Проблемой осмысления культурных ценностей в историческом процессе и на современном этапе занимались такие мыслители, как Х. Ортега-и-Гассет, О. Шпенглер, Г. Маркузе, Т. Адорно, М. Хоркхаймер, Ф. Фукуяма, А. Дж. Тойнби, Р. Барт, В. Беньямин, А. Бергсон. Среди отечественных авторов данное явление изучали Ю. Н. Давыдов, В. М. Межуев, Т. Ю. Сидорина, В. Д. Губин, Б. Т. Григорьян, Г. М. Тавризян, И. С. Вдовина, Б. Л. Губман, А. И. Извеков и др.

Объектом научного исследования является феномен «девиантности».

Предмет исследования – осмысление феномена «девиантности» в поле междисциплинарного дискурса.

Целью диссертационной работы является социально-философский анализ феномена «девиантности» в пространстве междисциплинарных дискурсов.

Задачи исследования:

  • эксплицировать позитивный и негативный способы описания «ненормальности»;
  • проанализировать особенности описания феномена «девиантности» в естественнонаучном и гуманитарном видах знаний;
  • показать, как современная социокультурная ситуация влияет на поиск самоидентичности индивида и способствует возникновению «отклоняющегося поведения»;
  • продемонстрировать взаимосвязь между существующими способами описания «девиантности» и современными техниками власти;
  • выявить особенности творческого дискурса о «ненормальности»;
  • проанализировать специфику восприятия феномена «девиантности» на уровне повседневного мышления.

Методологические основы исследования определяются задачами анализа проблемы и структурой диссертационной работы. В работе применяются социально-философские и общенаучные принципы познания, герменевтическая методология, междисциплинарный анализ, ситуационный подход, методы изучения релевантного теме материала.

Научная новизна исследования заключается в:

  • экспликации позитивного и негативного языков описания «ненормальности»;
  • проблематизации естественнонаучного и гуманитарного дискурсов о «девиантности»;
  • показе взаимосвязи поиска идентичности с возникновением девиаций;
  • выявлении корреляции современных техник власти и существующих способов описания «девиантности»;
  • раскрытии социокультурной обусловленности и специфики различных дискурсов.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  1. Современный язык описания «ненормальности» носит скорее негативный характер: большинство исследователей медицинского (психиатрического), психологического и социологического видов знаний исходят из позиции «клинического» подхода («какими мы себя не хотим видеть»).
  2. Углубленный анализ междисциплинарных дискурсов о «девиантности» (гуманитарный и медицинский виды знания) позволяет усмотреть наметившуюся тенденцию к взаимопроникновению, взаимозаимствованию, взаимопомощи и взаимозависимости совершенно различных между собой на первый взгляд способов описания феномена «девиантности» (или «ненормальности»). При этом сами аксиомы и постулаты анализируемых наук (психиатрии, психологии и социологии) никаких изменений не претерпевают. Тем самым, в рамках проблемы определения «отклонений от нормы», девиаций, как один из вариантов развития, обнаруживает себя ситуационный подход.
  3. В поисках своей идентичности современный человек оказался в онтологической, гносеологической и аксиологической неопределенности. Рассогласование в системе ценностей, множественность социальных идеалов и эталонов, противоречивость современных смыслов, психиатризованность и шизоидизация сознания «размывают» границы идентичности и инициируют девиации.
  4. Взаимосогласованность гуманитарного и медицинского видов знаний в определении феномена «девиантности» создает весьма благодатную почву для усовершенствования не вполне очевидных форм наблюдения, контроля и корректировки поведения индивидов, осуществляемых в условиях информационного общества. Но существующие модели презентации и интерпретации себя столь разнообразны, что ни один индивид скорее всего не способен воспроизводить их столь быстро и органично, как того требует социокультурная динамика. Поэтому время от времени происходят случайные несовпадения демонстрируемой модели с должной в ситуации, которые фиксируются сторонними наблюдателями и определяются ими как «поведение, отклоняющееся от нормы», а сам индивид – как «неадекватный», «девиантный», «ненормальный». Так, современный человек находится в состоянии тотального напряжения ввиду непрерывного контроля и самоконтроля и в профессиональной, и в интимной жизни. Даже творческая деятельность, несмотря на кажущуюся большую степень свободы от традиционных дискурсов и возможность самовыражения, также является ситуационной или ограниченной по времени, месту и форме.
  5. В своей обычной жизни при определении и интерпретации лиц с нестандартным поведением люди (нерефлексивно) руководствуются идеями о взаимосвязи внешних и внутренних признаков «ненормальности», чему немало способствовала популяризация идей З. Фрейда. Так, внешняя непохожесть воспринимается как внутренняя нетождественность. Поэтому для обычного человека все те, чьи модели презентации себя не совпадают с его собственной – «девианты». В то же время, социологическое, психологическое и психиатрическое знания в той или иной мере и форме поддерживают сложившуюся мифологему. Действительность, создаваемая интерпретаторами «девиантного поведения», воспринимается как данность онтологическая. Поэтому важным представляется изучение роли субъекта дискурса, исследующего проблему «ненормальности», трансляция идей которого в фокусе СМИ задает определенную реальность.

Научно-практическая значимость выводов диссертации:

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы для философского, социологического, психологического, культурологического дискурсов по социально-философским темам, вопросам «ненормальности», «отклоняющегося поведения» и власти, они дают возможность эксплицировать феномен «девиантности» в социокультурной парадигме. Данные представленного исследования могут быть использованы при подготовке лекционных курсов по социальной философии, в учебных курсах «психология», «социология», «политология», «социальная психология», а также востребованы социальными работниками, практическими психологами.

Апробация результатов исследования

Диссертация обсуждалась на кафедре философии Московского государственного технологического университета «СТАНКИН».

Основные диссертационные идеи и выводы доложены:

- на Межвузовской научно-практической конференции «Проблемы телесного сознания» (16 апреля 2007 г., г. Тверь);

- на межвузовской научной конференции "Проблемы развития гуманитарно-экономических и естественных наук" (20 марта 2008г., Тверь);

- на Международной научно-практической конференции «Духовная и физическая культура в формировании здорового образа жизни» (22 мая 2008 г., Тверь).

Основные результаты диссертационного исследования нашли отражение в 7 публикациях общим объемом 3, 2 п. л.

Структура и объем работы. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, рассматривается степень ее научной разработанности, определяется объект, предмет, цель и задачи исследования, характеризуется теоретико-методологическая база, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертации.

В Главе I. «Позитивный и негативный способы описания «ненормальности» раскрываются представления о «нормальном» человеке в исторической ретроспективе, а также значение понятия «ненормальное» в естественнонаучном и гуманитарном видах знаний.

В параграфе 1.1. «Позитивный образ человека» показывается, как наиболее известные мыслители различных эпох вплоть до ХVIII века в своих трудах описывали идеальный образ человека, а также сам способ, которым они отмечали его положительные и отрицательные качества.

Ретроспективный анализ философских воззрений показывает, что описание человека происходит через иерархию ценностей, четко связанную с определенными социальными функциями, отклонение от которых и выступает основным показателем «ненормальности». Но такой подход к пониманию «нормы» может существовать лишь в традиционном обществе.

В тексте диссертации описывается как каждая эпоха (Античность, Средние Века, Возрождение и Новое Время) предлагает собственные, уникальные, весьма разнообразные, относительно непротиворечивые целостные представления об идеальном человеке и его образе жизни, к соответствию которым следует стремиться. Особое внимание уделяется проблеме нравственности, понимаемой как реальное поведение индивидов в его связи с предлагаемыми индивидам правилами и ценностями.

В параграфе реконструируются философские изыскания о качествах идеального человека (Конфуций, Платон, Аристотель, Марк Аврелий, Аврелий Августин, Боэций, Р. Декарт, Н. Макиавелли, Б. Спиноза, И. Кант, А. Бергсон, А. Шопенгауэр, Ф. Ницше).

В эпоху Античности, как справедливо отмечает французский историк философии П. Адо, огромное значение в первую очередь придавалось нравственному воспитанию. В работах Платона, Аристотеля, Марка Аврелия постепенно раскрывается образ «достойного гражданина», высокоморального, этического, нравственного индивида. Не ограничивая свои рассуждения простым описанием, эти мыслители также предлагают (каждый свои) способы и пути достижения этого идеала.

Согласно представлениям античных мыслителей, человек – это микрокосм в контексте макрокосма. Начиная с Платона, который в своих трудах разделил идеальное и материальное, телесное и духовное, для большинства философских школ того времени душа человека стала полагаться как нечто несоизмеримо высшее по отношению к телесной сущности. Именно душа ответственна за саморазвитие и самосовершенствование человека (в том числе и его физической природе). Для большинства античных мыслителей и философских школ (исключая стоиков) высшей целью и смыслом существования человека являлось благо. Приобщение к нему полагалось наивысшим счастьем и создавало возможность обретения добродетелей. Видя идеал человека, заключенный в таких моральных и нравственных качествах как человеколюбие, мудрость, рассудительность, мужество и умеренность, философы Античности различались в целях (то, ради чего) и способах достижения этого идеала. Для Платона и Плотина способ приобщения к нему – усмирение плоти, для Аристотеля – поиск «золотой середины». Для Марка Аврелия цель – самоуспокоение, а способ – самопознание и рефлексия. В философской традиции Востока идеальные качества совершенного человека во многом схожи с Античными. Не противопоставляя тело человека его душе, даосы и конфуцианцы полагали целью самосовершенствования способность идеального человека – мудреца/благородного мужа – принести пользу своей стране и своему народу.

В параграфе раскрываются также представления об идеальном (и, как следствие, нормальном) человеке в эпоху Средневековья. Средневековая философия отходит от Античного понимания блага. Представители схоластической мысли понимали под благом бога, который является пределом совершенства и в то же время находится за пределами мира. Поэтому для достижения блага необходимо следовать трем видам добродетелей: 1) этическим; 2) интеллектуальным; 3) теологическим. Это развивает такие качества личности, как умеренность (подчинение тела разуму), смирение, мудрость, великодушие, вера, любовь и милосердие. В схоластике можно выделить (как это отмечал французский теоретик Э. Жильсон) две основные группы мыслителей, по-разному осмысляющих человеческую душу: следующие модели платонизма (Петр Дамиани, Ансельм Кентерберийский, Бернард Клервосский, Св. Бонавентура) и аристотелизма (Альберт Великий, Фома Аквинский). Представители первой группы в большинстве своем считали, что человеческая душа находится в плену у греховного тела, желает освободиться от мирских уз и устремиться к богу в мистическом экстазе. Фома и его учитель, вслед за Аристотелем, полагали, что душа и тело являются взаимодополнительными субстанциями. На своем пути к богу человек должен стремиться к совершенствованию всех видов добродетелей.

В параграфе отмечается, что в эпоху Возрождения (как пишет А. Ф. Лосев) произошло жизнеутверждение человеческого субъекта. Н. Кузанский, Э. Роттердамский, Ф. Петрарка, Пико дела Мирандолла, Лоренцо Валла и др. считали, что человек – прекрасное творение, достойное своего создателя. Как полагало большинство мыслителей Ренессанса, именно разум выступает основополагающим качеством личности, благодаря которому человек отличается от всех прочих созданий. Умение распоряжаться своей жизнью согласно рассудку – модель нормального, совершенного и, как следствие, счастливого человека.

В эпоху Нового времени такие философы, как Р. Декарт и Б. Спиноза, рисуя образ идеального человека, возводят силу разума в основной критерий оценки его нормальности: разум предстает смиряющим страсти, доставляющим тем самым человеку возможность обретения свободы и счастья. Так, согласно Б. Спинозе, руководствуясь разумом, люди не способны причинить физический и/или моральный вред ни себе, ни окружающим их людям, а потому они справедливы, верны и чисты. Для Р. Декарта убедительным и действительным считалось лишь то, к чему он пришел с помощью здравомыслия.

Категорический императив И. Канта рассматривает «норму», согласно которой следует жить, как абсолютное требование практического разума – т. е. долг, что априорно заложено в человеке. А, Шопенгауэр, пересматривая философию И. Канта, заменяет «долг» на «волю» (к жизни) – как центральную установку «нормальной» личности. Вслед за ним Ф. Ницше в своей философии заменяет «волю к жизни» на «волю к власти». Провозгласив, что «Бог умер!», он создает собственную систему морали (антимораль), которая оказывается последней целостной систематизированной иерархией ценностей, предназначенной для всего общества.

В параграфе утверждается, что с формированием индустриального общества единая система морали прекратила свое существование.

В заключение параграфа делается вывод: в каждой из анализируемых эпох образ идеального в социальном, моральном, этическом, нравственном, гражданском аспектах индивида задавал некую позитивную «нормальность». Позитивную в том смысле, что предлагаемые модели поведения, демонстрации и интерпретации себя создавались и задавались как реально достижимые; были направлены скорее на самосовершенствование и развитие желаемых качеств, а не на избегание нежелательных форм поведения.

В параграфе 1.2. «Гуманитарные технологии описания «девиантности» раскрываются особенности социологического и психологического подходов к описанию девиантного поведения.

В параграфе интерпретируется точка зрения М. Фуко, который в своих работах отмечает, что в процессе становления индустриального мира роль Бога в жизни социума и каждого отдельного человека все более отходила на второй план, пока и вовсе не была вытеснена, а приписываемые ему функции наблюдения, участия, контроля и наказания были возложены на само общество.

Нормальное состояние общества предполагает нормальное состояние каждого отдельного индивида. Поэтому основные социологические теории переносят описание «девиантности» человека на описание «девиантности» социальной группы.

В теории функционализма (О. Конт, Э. Дюркгейм, Р. К. Мертон, А. Коэн) подчеркивается, что нормальное состояние общества – это социальное равновесие, достигаемое посредством согласованности людей на основе единой системы ценностей. И тогда преступление и девиантное поведение рассматриваются как результат структурных сбоев и отсутствия в обществе морального регулирования.

Сторонники теории конфликта (Тейлор, Уолтон, Янг, С. Холл, Р. Дарендорф) акцентируют свое внимание на вопросах власти, неравенства и борьбы. Так, общество разделено на правящих и управляемых, где девиантное поведение – это реакция недовольных на неравенство, выбираемая ими сознательно.

Теоретики интеракционистского подхода (М. Вебер, Э. Х. Сазерленд, Г. Беккер, Э. Лемерт) анализируют действия и взаимодействия индивидов как членов общества в формировании социальных структур. Согласно воззрениям этих исследователей, девиантному поведению и криминальной деятельности люди научаются так же, как и законопослушному поведению. В рамках теории стигматизации «девиантность» рассматривают не как совокупность характерных признаков индивида и/или группы людей, но как «наклеивание» ярлыка «девиантные» со стороны тех, кто представляет силы закона и порядка и имеет возможность навязывать другим определение принципов традиционной морали на неугодных по какой-либо причине лиц.

В рамках теории контроля (наиболее полно представленной работами Т. Хирши) постулируется, что человек тесно связан с обществом (и как следствие, законопослушен) через: привязанность, обязательство, вовлеченность и веру. Если хотя бы один из этих факторов становится слабым из-за неуспешной социализации – понижается уровень самоконтроля и возникает противоправное и аморальное поведение.

В параграфе показывается, что социология в стремлении понять феномен девиантного поведения более всего уделяет внимание поведению, которое противоречит правовым, а не социальным нормам. К тому же, интерпретируя делинквентное поведение, представители социологического знания (в большинстве своем) ссылаются на условные социальные группы: низы рабочего класса, субкультурные группы, женский алкоголизм и т. п.

В рамках социологического подхода типы девиантного поведения определяются по типу нарушаемой нормы: преступность, алкоголизм, бродяжничество, проституция, расизм, геноцид, хулиганство, иждивенчество и пр. Так, в современном мире, где отсутствует четкая иерархия ценностей, а социальные нормы не однозначны и зачастую противоречивы, типологии отклоняющегося поведения будут постоянно пополняться новыми нестандартными формами презентации самости.

Автор отмечает: социологические теории и типологии девиантного поведения не всегда согласованы между собой. Тем не менее, определение и объяснение «девиантности» как таковой через социальные категории имеет широкое распространение в политической, социально-экономической и культурной сферах, и вносит весомый вклад в междисциплинарный дискурс о «ненормальности».

Далее в параграфе дается описание психологического подхода к пониманию «девиантности». В психодинамическом направлении (З. Фрейд, А. Фрейд, К. Хорни, К. Г. Юнг, А. Адлер, Э. Эриксон) ведущая роль отводится сложному взаимодействию инстинктов, мотивов и влечений, которые конкурируют друг с другом за главенство в регуляции поведения индивида. Норма определяется за счет разрешения эдипова комплекса/ комплекса Электры, прохождения пяти стадий психосексуального развития без фиксации на какой-либо из них. При этом работа защитных механизмов психики также не дает сбоев.

Теоретики диспозиционального подхода (Г. Олпорт, Р. Кеттел, Г. Айзенк) одним из основных положений считают веру в рациональность человека. Как отмечал Г. Олпорт, зрелые, здоровые и разумные люди, которых большинство, в значительной мере способны к сознательным, рационально обоснованным поступкам, они целеустремленные и ориентированные на будущее. Поэтому поведение, обусловленное неосознаваемыми иррациональными элементами, будет, скорее всего, говорить об эмоциональных нарушениях и девиациях.

В научающе-бихевиоральном направлении (Б. Ф. Скиннер, И. П. Павлов, Рейнер) человек рассматривается через тот опыт, который он приобрел в результате своей деятельности. Поведение человека можно свести к схеме «стимул – реакция». Устойчивое реагирование сходным образом в сходных ситуациях задается подкреплением результатов действия. Наказание как метод подкрепления является неэффективным и зачастую влечет за собой отрицательные эмоциональные и социальные побочные эффекты. Девиации также могут быть следствием изменения окружения индивида, когда его набор поведенческих реакций оказывается неадекватным для получения подкрепления в новой ситуации.

Представители когнитивной и социально-когнитивной теории личности (Дж. Келли, А. Бандура, Д. Роттер) считают, что понимание сущности человека лежит в раскрытии взаимосвязи поведения, индивидуальных когнитивных процессов и социального окружения. А. Бандура полагал, что неадаптивное поведение является следствием излишне строгих внутренних норм самооценки и неуверенности в собственных силах. Согласно Дж. Келли, человек – это активный и думающий организм, а индивидуальные различия заключаются в интерпретации событий. Девиации же (мании, депрессии, расширение сознания) возникают в виду плохой адаптации, тогда, когда личностные конструкты оказываются непригодными для достижения целей и выполнения социальных функций и, при этом, не пересматриваются.

Гуманистическое направление наиболее ярко представлено работами А. Маслоу. Главной жизненной целью каждого человека он полагал самоактуализацию – желание стать тем, кем можешь. Однако большинство людей это стремление подавляет ввиду необходимости соответствовать социальным и культурным нормами своего окружения. У тех, кто стремиться к самореализации, доминируют метапотребности. Потеря или отсутствие бытийных потребностей провоцирует психические расстройства – метапатологии: апатия, отчуждение, депрессия, цинизм, утрата смысла жизни, безответственность.

Таким образом, основные психологические школы по-разному описывают человека, его «нормальное» состояние, а так же возможные отклонения и причины их возникновения. В связи с этим, в попытке систематизировать теоретический и практический материал по проблеме нестандартного поведения, в психологии дифференцировалась девиантология (психология отклоняющегося поведения). Основной целью новой области психологического знания является помощь человеку. Поэтому проникновение в социальный и психический мир индивида с целью профилактики, коррекции, психологической интервенции «девиантного поведения» является необходимым (особенно, для самого «девианта») и оправданным с этической точки зрения.

В параграфе дается описание некоторых современных типологий девиантного поведения (Ю. А. Клейберг, Ц. П. Короленко, Т. А. Донских). Выявляются основные и второстепенные (редко встречающиеся) девиации. Основные формы «отклоняющегося поведения» присутствуют практически в каждой типологии, второстепенные же включаются в типологии в зависимости от научных предпочтений автора-составителя. Необходимость системно изучить проблему нестандартного поведения реализуется в классификациях междисциплинарного характера (Е. В. Змановская), где в качестве предпосылок возникновения отклоняющегося поведения выделяют: конституционально-биологические, индивидуально-личностные и социально-групповые.

Говоря о необходимости коррекции и исправления «девиантного» поведения, основной акцент делается на алко- и наркозависимость, суицид, агрессию. Работе с представителями других форм «отклоняющегося поведения» уделяется значительно меньше внимания.

В параграфе 1.3. «Медицинский дискурс о «ненормальности» дается общее представление о проблеме «девиантности» в рамках медицинского, а, именно, психиатрического знания.

Медицинское знание, вследствие изначально сложившейся традиции документировать и накапливать все наблюдаемые явления (о здоровье и болезни) является, пожалуй, одной из наиболее легитимных, систематизированных, имеющих влияние (на другие виды знаний) наук. Подразумевая наличие в индивиде не только физической/физиологической, но и некой психической реальности, функционирует один из наиболее влиятельных дискурсов о ненормальности – психиатрический.

В параграфе для анализа психиатрического подхода к пониманию «девиантности» приводится точка зрения М. Фуко. Так, психиатрический дискурс, являясь одним из наиболее мощных (в силу своей легитимности) властных механизмов, направлен на выявление индивидов, которые по тем или иным причинам не могут выполнять предписанные социальные роли и функции, и их реабилитацию в повседневной жизни. Тем самым, патологизируется целый комплекс ненужных и неактуальных поведенческих реакций и личностных проявлений.

Заключение в лечебницы тех, чье умопомешательство способно поставить под угрозу общественный порядок и спокойствие, имело ряд последствий. Во-первых, связь между внешними (образ жизни, поведение, реальные действия и поступки, речь, манера одеваться и т. п.) и внутренними (особенности личности, темперамента, характера; мировоззрение и т. п.) признаками «ненормальности» закрепилась в качестве онтологической. Во-вторых, необходимость описывать все поступки и действия, которые не соответствуют официальной норме (которая постоянно изменяется с развитием общества) привела к специфическому языку описания всевозможных синдромов, симптомов и расстройств – практически каждый человек может отнести на свой счет то или иное «заболевание».

В параграфе особое внимание уделяется работе судебно-психиатрической экспертизы и проблеме «Монстра» (М. Фуко). Так, иногда определить причины (социальные, психологические, психиатрические) преступлений невозможно при всем желании. В научной литературе зафиксированы и описаны случаи (которых, к сожалению, в современном обществе становится все больше), когда индивид, совершивший ужасающее по своей природе преступление, оказывается, по результатам экспертизы, вменяемым и не имеет никаких психических отклонений.

В заключение параграфа делается вывод о том, что психиатрический дискурс о «ненормальности» помещает причины отклонений в мозг и психику человека. Однако, принимая решение о постановке диагноза, лечении или коррекции, психиатр, скорее всего, будет исходить из анализа социального статуса индивида.

В главе II. «Герменевтика «девиантности» предпринимается попытка интерпретации феномена «девиантности» в поле междисциплинарного знания.

В параграфе 2.1. «Современная идентичность как возможность развития девиантного поведения» дается осмысление девиантного поведения через призму проблемы становления индивидуальности и идентичности в современном обществе.

Человек находится в непрерывном поиске своей идентичности (индивидуальной, социальной, этнической). Этот поиск задается многими факторами. Культуртрегеры рассуждают о том, как важно быть уникальным и индивидуальным, выдвигая теории становления идентичности, ее виды и структуры. СМИ и реклама навязывают собственные модели презентации себя под унифицированным девизом «Купи – и станешь индивидуальностью!». Тем не менее, попытки обретения самости через соотнесение себя с разнообразными и противоречивыми шаблонами поведения являются не вполне успешными, поскольку (как это отмечают М. Виноградов, З. Кекелидзе, А. Полеев) количество людей, обращающихся в службы психологической помощи, непрерывно увеличивается.

Опираясь на рассуждения М. Хайдеггера, автор показывает, что в современном мире важным является не само существование человека и его наполненность им, а то, как сам человек определяет и в какие языковые формы облекает это существование. В своем стремлении соответствовать всем требованиям общества, человек стал определять свое «Я» через набор социальных ролей (определенные интересы, стандарты, шаблоны и клише, по которым индивида будут определять как принадлежащего к какой-либо группе). Поэтому сама переживаемость социальной жизни, ее осмысленность на глубинном уровне, ощущаемость заполненности этой социальностью современных людей вызывает сомнения.

В параграфе изучается тенденция к становлению космополитической идентичности. Эту проблему изучали А. Дж. Тойнби, У. Бек, Э. Гидденс. В современном мире ни одно общество не может существовать и развиваться изолированно от других. Благодаря газетам, радио, телевидению и интернету человек увеличивает свои коммуникации, изменяя свое сознание и самосознание. Разнообразие моделей поведения и неудовлетворенность своим социальным окружением подталкивают индивида на поиски своего «Я» за пределами социокультурной реальности.

В заключение параграфа делается вывод: современный человек оказался в достаточно неопределенной ситуации. Он находится в постоянном поиске своей идентичности. Но возможность ее обретения заключается в соответствии определенному целостному идеалу, который в настоящее время не очевиден. Это служит косвенной причиной возникновения различных психологических отклонений (фрустраций, стрессов, депрессий), проявляющихся в не- и дезадаптивном поведении.

В параграфе 2.2. «Современные техники власти как источник формирования представлений о девиантном поведении» дается описание новых не вполне очевидных форм контроля над индивидами, которые охватывают возможно большую часть социальных дискурсивных практик: научную и повседневную, материальную и духовную.

Согласно М. Фуко, локализовать власть в неком едином источнике управления (правосудие, армия полиция) невозможно, она рассеяна по иным, менее очевидным каналам. Одна из наиболее мощных неявных форм контроля и управления индивидом воплощена в институтах знания, здравоохранения, семьи, и т. д., и благодаря их сложной системе взаимодействий. Воплощение этих латентных техник возможно при наличии так называемой прозрачности общества, стремящейся к тотальности. В условиях прозрачности индивид старается не совершать каких-либо коммуникационных оплошностей. Он стремится к тому, чтобы быть максимально адекватным той или иной ситуации, в которой находится (а их великое множество), совершать все возможные действия, соответствующие данной ситуации, и требует того же от других. Благодаря этому для составления мнения о человеке необязательно с ним общаться, достаточно оценить демонстрируемую им модель презентации себя.

В параграфе отмечается, что в современном обществе – обществе массового потребления предлагаемые товары и услуги, модели и способы существования делают человека зависимым от них. Это означает, что наблюдение и контроль через потребление и обладание практически не будет ощущаться, что дает большие возможности для распространения целой сети импульсов власти по тонким и специфическим каналам. Контроль и наблюдение друг за другом как покупателем – целая сеть властных механизмов.

Но невозможно демонстрировать себя во всех дискурсах одновременно, нереально ни на психологическом, ни на физическом, ни на экономическом уровнях воспроизвести себя во всех дискурсивных практиках. Такой случайный и ситуационно зафиксированный сторонними наблюдателями отход от общепринятых, но трудно уловимых в своем разнообразии правил игры воспринимается неоднозначно. Люди, исключенные по разным причинам из непрерывного потока дискурсивных практик, коммуникаций, в данной конкретной ситуации выпадения перестают быть полностью прозрачными и понятными для успешно социализированного большинства. Они (выпадающие из стандартного дискурса) определяются в гуманитарном и медицинском видах знаний как девиантные, поскольку их поведение не соответствует общепринятым стандартам.

Определение человека как «девианта» независимо от причин и следствий, только лишь по формальному проявлению несоответствия социально требуемого и актуального к демонстрируемому (особенно, когда это несоответствие совпадает с выделяемыми типами «девиантного поведения») ставит его перед необходимостью отступить от собственных интересов. В противном случае, скорее всего, последует ряд операций коррекции, лечения, исправления или наказания.

Таким образом, техники власти эволюционируют соответственно развитию общества. Отсутствие четкой системы ценностей и единой идеальной модели поведения приводит к тому, что «девиантом» может стать каждый. Но исключение таких индивидов (которых окажется великое множество) из традиционного социума через применение таких мер как исправление, наказание и лечение будет считаться репрессивным методом в современном обществе, позиционируемом как толерантное, плюралистичное и гуманистичное. Так, необходимость в методах предвосхищения возможности появления и проявления «отклоняющегося поведения», с целью его (поведения) предупреждения и профилактики, реализуется в латентных формах наблюдения и контроля над индивидами во всех аспектах их жизнедеятельности.

В параграфе 2.3. «Дискурс о творческой ненормальности» дается описание специфичности восприятия людей творческих в оценке их «нормальности/ненормальности».

Исторические примеры возникновения, развития и существования различных культурных групп и отдельных их представителей со временем сложились в определенный стереотип. Так, принято считать, что талант – это особый дар, который делает своего носителя отличным от других, непохожим, нестандартным, уникальным. Также принято считать, что для гениев способы самовыражения, демонстрации и презентации себя не только совершенно иные, чем для простых людей, – они служат в некотором смысле залогом успеха, фирменным знаком, брендом. Нестандартным талантливым личностям позволительно и простительно многое из того, что недоступно большинству.

В параграфе описывается и анализируется процесс функционирования субкультуры согласно модели «Ухода-и-Возврата» английского мыслителя А. Дж. Тойнби. Так, для традиционной идеологии новая субкультура является определенного рода угрозой, поскольку ставит под сомнение сложившиеся и устоявшиеся нормы и правила и ведет к нарушению стабильности в обществе. Поэтому маргинальная группа в самого начала своего существования подвергается неприятию со стороны большинства. Пройдя стадию ухода и стадию изоляции (формирование идеологической базы, собственных норм и правил поведения, способов презентации себя и т.п.), она (уже контркультура) постепенно становится привлекательной для пассивного большинства. И наступает третья стадия – возвращение творческого меньшинства в обычную жизнь общества, от которой был совершен уход ради акта творения. Такое понимание маргинальности привело к формированию устойчивого стереотипа о том, что люди творческие отличаются от простых людей: мировоззрением, языком (манерой говорить), манерой одеваться, нестандартным способом демонстрации своей нетождественности окружающим и т. д.

В параграфе предлагается модернизированный вариант модели А. Дж. Тойнби, более соответствующий современной действительности – модель «Возврат без Ухода». С одной стороны, в эпоху постмодерна вновь появляющаяся контркультура, пройдя все этапы своего становления и предлагая свои новые и нестандартные идеи, изначально не имеет возможности стать когда-нибудь элитарной культурой в содержательном ее аспекте. Даже имея в своей основе некую идеологию, принципы, иные способы понимания окружающей действительности, субкультура может существовать, только приобщившись к официальной идеологии, тем самым как бы дополняя ее. С другой стороны, современные представители маргинальных групп в большинстве своем стремятся к привлечению внимания нестандартным внешним видом (что в настоящее время сделать очень непросто), и всевозможными провокационными выходками. И тем самым, претендуют на интерпретацию себя в глазах окружающих как обладающих неким творческим потенциалом.

В параграфе приводятся примеры из жизни некоторых выдающихся творческих личностей, которых можно разделить на две группы. К первой группе относятся С. Дали, П. Пикассо, П. Гоген, Дж. Моррисон и др., которые добились успеха и славы при жизни, и их творчество оказалось востребованным. Представители второй группы (И. Дюкасс, более известный под псевдонимом граф Лотреамон, А. Рембо, Ван Гог) прославились после (и во многом благодаря) своей смерти. Однако, не являясь востребованными современниками, своей смертью они совершили своеобразный уход, и идеи их были возвращены тогда, когда в обществе возникла потребность в поиске новых культурных форм. Немалую роль их шумному возвращению способствовали мифы и легенды, сложенные о жизни и деятельности этих творческих людей. Чем более в этих апокрифах было мистики, странностей, причуд, тем более востребованными становились их работы. Поведение обоих групп отличалось экзальтацией и провокацией.

Далее в параграфе пишется, что творческим людям общество готово простить «тысячи ошибок» – при условии (и до тех пор, пока) они и результаты их деятельности доставляют удовольствие, пользуются спросом и приносят прибыл. Пока все условия соблюдены, и все стороны удовлетворены, – «гению» позволительно самовыражаться (там, где это допустимо). Пассивное большинство может с восхищением наблюдать и обсуждать «подвиги» своих кумиров, осуждая в то же время схожие поступки людей, не сопричастных к славе.

Таким образом, воспроизведение творческого дискурса оказывается локализованным по месту и по форме. Люди, демонстрирующие одну и ту же модель поведения, но имеющие различный статус, будут расценены и восприняты по-разному. Это задает огромное герменевтическое поле для создателей типологий «отклоняющегося поведения»: включение того или иного критерия будет носить субъективный характер самого типологизатора.

В параграфе 2.4. «Социальные представления о «девиантном» в повседневности» демонстрируются особенности восприятия девиаций в обыденной жизни.

В параграфе автор рассуждает о том, что большинство людей не стремиться к индивидуальному пополнению знаний по вопросу выявления «девиантов», – им достаточно того, что говорят друзья, соседи, и СМИ т. е. «собственного» мнения. Так, для интерпретатора-обывателя не существует принципиальной разницы между преступником, представителем экстремальной субкультуры и психически больным человеком, все они для него – «ненормальные». Интерес заключается лишь в том, какие из них представляют реальную угрозу для жизни, и какими способами можно выявлять и предупреждать эту потенциальную опасность.

В своей обычной жизни при определении и интерпретации лиц с нестандартным поведением люди в основном руководствуются идеями о взаимосвязи внешних и внутренних признаков инаковости, «ненормальности», чему немало способствовала популяризация идей З. Фрейда. Внешняя непохожесть воспринимается как симптом внутренней нетождественности. Поэтому для обычного человека все те, чьи модели презентации себя не совпадают с его собственной, – «девиантны» и опасны.

В то же время, социологическое, психологическое и психиатрическое знания в той или иной мере и форме поддерживают сложившуюся мифологему. И прежде всего, потому, что во многих случаях она оправдана с практической точки зрения. Распространение информации о «девиантности» – как научный и культурный ответ на социальный заказ – имеет ряд последствий. С одной стороны, простой обыватель становится как бы приобщенным к специфическому (в некотором смысле даже сакральному) знанию. Не видя необходимости в специализированном образовании, он полагает себя способным к самостоятельному определению лиц с нестандартным поведением как «девиантных» и «ненормальных», и, как достойный член общества, считает себя обязанным вмешаться в индивидуальное пространство другого различными способами в зависимости от ситуации: от «дружеского» совета до заявления в милицию или психиатрическую клинику. С другой стороны, сами представители социологической, психологической и психиатрической наук, интерпретируя феномен «девиантности», должны учитывать всю важность транслируемой информации. Так как от того, что они полагают «девиантным», а что – нет, и какие типы поведения табуируют как «ненормальные» и потенциально угрожающие, во многом зависит мнение общественности.

Таким образом, роль субъекта дискурса становится весьма значимой, особенно в современном обществе, плюрализм и эклектика которого порождают множество подуниверсумов, плохо (или вообще не-) согласующихся друг с другом.

В «Заключении» формулируются основные обобщения, сделанные в результате проведенного диссертационного исследования. Отмечается, что обсуждаемая проблема нуждается в дальнейшей разработке усилиями междисциплинарного знания. Общая идея о «девиантном поведении» как социокультурном явлении, которое наиболее полно репрезентируется междисциплинарными исследованиями, в работе нашла достаточное подтверждение.

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ РАБОТ

  1. Белова Е. А. Творческая самореализация молодежи в обществе культурной толерантности // Здоровье молодежи и будущее России: Материалы Всероссийской научной конференции, г. Тверь, 19 – 20 октября 2006 г. Тверь: ООО «Издательство «Триада», 2006. С. 197 – 199. (0,1 а. л.)
  2. Белова Е. А. Дискурс о ненормальности в психиатрическом знании // Вестник Тверского Государственного Технического Университета. Научный журнал. Тверь ТГТУ, 2006. С. 93 – 96. (0,2 а. л.)
  3. Белова Е. А. Возможности формирования индивидуальности в современном обществе // Ежегодный сборник научно-практических работ. Лечебно-диагностические, морфофункциональные и гуманитарные аспекты медицины. Тверь, «Фактор», 2007. С. 54 – 55. (0,1 а. л.)
  4. Белова Е. А. Современные техники власти как источник формирования представлений о девиациях // Известия Российского государственного педагогического университета им. Герцена. № 36 (77). Аспирантские тетради. СПб., 2008. С. 21 – 28. (0,6 а. л.)
  5. Белова Е. А. Человек в условиях социальной «прозрачности» общества // Известия Российского государственного педагогического университета им. Герцена. № 38 (82). Аспирантские тетради. СПб., 2008. – 408 с., С. 43 – 51. (0,6 а. л.)
  6. Белова Е. А. Отчужденность от бытия как современный «образ жизни» // Духовная и физическая культура в формировании здорового образа жизни: Материалы региональной научно-практической конференции, посвященной Дням славянской письменности и культуры, 22 мая 2008 г. – Тверь: ТвГУ, 2008. С. 119 – 123. (0,3 а. л.)
  7. Белова Е. А. Современные техники власти как источник формирования представлений о девиантном поведении // Ситуация человека: философский и междисциплинарный дискурс. Коллективная монография. – Тверь: РИЦ ТГМА, 2008. С. 11 – 22. (0, 7 а. л.) (в соавторстве с М. И. Михеевым)


 
Похожие работы:

«Асламов Николай Евгеньевич ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ НЕМЕЦКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ ПРАВА 09.00.03 – История философии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва-2012 Работа выполнена в Национальном исследовательском университете – Высшая школа экономики. Научный руководитель: Резвых Петр Владиславович, кандидат философских наук, доцент кафедры истории философии факультета философии НИУ-ВШЭ Официальные оппоненты: Сатыбалдинова Куляш...»

«РУКАВИШНИКОВА Марина Виталиевна СОВЕСТЬ В ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЙ СИСТЕМЕ ДОБРОТОЛЮБИЯ Специальность 09.00.05 – Этика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Шуя 2010 Работа выполнена в ГОУ ВПО Шуйский государственный педагогический университет Научный руководитель кандидат философских наук, доцент Овчинникова Елена Анатольевна Официальные оппоненты доктор философских наук, профессор Душин Олег Эрнестович

«Фигуровская Юлия Евгеньевна СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ ПАРТНЕРСТВА КАК ФЕНОМЕНА ИННОВАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА Специальность 09.00.11 -социальная философия. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Тверь 2010 Диссертация выполнена на кафедре философии и психологии Тверского государственного технического университета Научный руководитель доктор философских наук, профессор Евстифеева Елена Александровна Официальные оппоненты: доктор философских...»

«АГЕЕВА Елена Сергеевна ИНСТИТУТ ОБРАЗОВАНИЯ КАК ФАКТОР МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА (социально-философский анализ) Специальность 09.00.11 – социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук МОСКВА – 2011 Диссертация выполнена на кафедре истории и философии Московского государственного социально-гуманитарного института Научный руководитель: доктор философских наук, профессор ГЕРАСИМОВ Анатолий Васильевич Официальные...»

«Чикин Леонид Анатольевич СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ КОНЦЕПЦИИ ПРАВОСОЗНАНИЯ И.А. ИЛЬИНА 09.00.11 – Социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Иваново 2008 Диссертация выполнена в Северодвинском филиале Поморского государственного университета имени М. В. Ломоносова. Научный руководитель – доктор философских наук, профессор Есюков Альберт Иванович Официальные оппоненты: доктор социологических наук, профессор...»

«ЗДРАВОМЫСЛОВА Ольга Михайловна ГЕНДЕРНЫЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЙСКИХ ТРАНСФОРМАЦИЙ: ПРОБЛЕМЫ МЕТОДОЛОГИИ ИССЛЕДОВАНИЯ Специальность 09.00.11. – социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук Москва 2008 Диссертация выполнена в Институте социально-экономичесикх проблем Российской Академии наук Научный консультант : член-корреспондент Российской Академии Наук Н.М.Римашевская...»

«ШИШКИНА Анна Александровна ЭТИКА ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ РАЗВИТИЯ РОССИИ Специальность 09.00.05 – этика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Шуя - 2010 Работа выполнена в ГОУ ВПО Шуйский государственный педагогический университет Научный руководитель кандидат философский наук, профессор Добродеева Ирина Юрьевна Официальные оппоненты доктор философских наук, профессор Фатенков Алексей Николаевич кандидат философских...»

«ПОЛЯКОВА Ольга Олеговна АСТРОНОМИЧЕСКИЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ СКАЧКОВ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ПОЗНАНИИ Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Екатеринбург – 2009 Работа выполнена на кафедре философии ГОУ ВПО Уральская государственная сельскохозяйственная академия Научный руководитель: доктор философских наук, профессор НЕКРАСОВ Станислав Николаевич Официальные оппоненты: доктор философских наук...»

«Ханова Ирина Евгеньевна ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБЩЕСТВА И ВЛАСТИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: ПОСТСОВЕТСКИЙ ОПЫТ (социально-философский анализ) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Специальность 09.00.11 – социальная философия Тверь – 2007 Работа выполнена на кафедре общегуманитарных дисциплин Калужского филиала Московского гуманитарно-экономического института Научный руководитель: доктор философских наук, доцент Белинская Александра Борисовна...»

«ЛЕВЧЕНКО Андрей Сергеевич ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ И ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ МАТЕМАТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ В ИНТУИЦИОНИСТСКОЙ ФИЛОСОФИИ МАТЕМАТИКИ 09.00.08 – философия науки и техники АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук МОСКВА 2010 Работа выполнена на кафедре философии факультета философии, социологии и культурологии Курского государственного университета Научный руководитель: доктор философских наук, доцент АРЕПЬЕВ Евгений Иванович Официальные...»








 
2014 www.avtoreferat.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.