WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

«ЛЕ Минь Нгок ОСОБЕННОСТИ ЯЗЫКОВОЙ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ РУССКОГО КОНЦЕПТА СЧАСТЬЕ (С ПОЗИЦИИ НОСИТЕЛЯ ВЬЕТНАМСКОЙ КУЛЬТУРЫ) Специальность 10.02.01 – русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва – 2011 Работа выполнена на кафедре русской словесности и межкультурной коммуникации Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина Научные руководители: доктор филологических наук, профессор академик РАО Костомаров Виталий...»

«УШАКОВА Кристина Мечиславовна ТЕРМИНОЛОГИЯ РУССКОЙ РИТОРИКИ КАК УЧЕНИЯ О РЕЧИ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XVIII – ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XIX ВВ.) Специальность 10.02.19 – русский язык АВТОРЕФЕРАТ Диссертация на соискание ученой степени Кандидата филологических наук Москва 2009 Работа выполнена на кафедре русской словесности и межкультурной коммуникации Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина. Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Аннушкин Владимир...»

«Орёл Максим Александрович перевод газетных заголовков: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, КУЛЬТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ Специальность 10.02.20 – Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва – 2009 Работа выполнена на кафедре английского языка для естественных...»

«Н азарова Екатерина Дмитриевна ГЕНДЕР АДРЕСАТА КАК ПРАГМАТИЧЕСКИЙ ФАКТОР КОММУН И КАЦИИ Специальность 10.02.01 – русский язык А ВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва 2009 Работа выполнена на кафедре общего и русского языкознания Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Формановская Наталья Ивановна Официальные оппо ненты: доктор филологических...»

«КРЕМНЕВА Алла Вадимовна ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ОБРАЗА, СТОЯЩЕГО ЗА ИНОЯЗЫЧНЫМ СЛОВОМ В ЛЕКСИКОНЕ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНИКА (экспериментальное исследование) 10.02.19 – теория языка АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тверь – 2008 Работа выполнена на кафедре иностранных языков Курского государственного университета Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Мягкова Елена Юрьевна Официальные оппоненты: доктор...»

«ГУРЬЕВА Наталья Николаевна ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЧАСТИЦЫ ВОТ И ЕЕ ПРОИЗВОДНЫХ В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ТЕКСТАХ М.Е. САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА 10.02.01 — русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тверь — 2007 Работа выполнена на кафедре русского языка в ГОУ ВПО Тверской государственный университет Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Рогожникова Роза Павловна Официальные оппоненты: доктор филологических наук,...»

«ЛЕОНТЬЕВА Ксения Ивановна УНИВЕРСАЛИИ ПОЭТИЧЕСКОГО (СТИХОТВОРНОГО) ПЕРЕВОДА (на материале русских переводов из англоязычной поэзии XX века) Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Тверь – 2013 Работа выполнена на кафедре теории языка и перевода ФГБОУ Тверской государственный университет Научный руководитель – Миловидов Виктор...»

«Голубовский Герман Александрович ПРИМЕНЕНИЕ ЭКЗОГЕННОГО ОКСИДА АЗОТА В КОМПЛЕКСНОМ ЛЕЧЕНИИ БОЛЬНЫХ С ВОСПАЛИТЕЛЬНЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ И ПОВРЕЖДЕНИЯМИ ВЕРХНИХ ДЫХАТЕЛЬНЫХ ПУТЕЙ 14.00.04 Болезни уха, горла и носа Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Москва - 2007 Работа выполнена в Московском областном научно-исследовательском клиническом институте им. М.Ф. Владимирского Научные руководители: доктор медицинских наук, профессор Зенгер...»

«ЧЕБОТАРЕВА Виктория Владимировна АНГЛИЙСКИЙ ВОЕННЫЙ ТЕРМИН В ЛИНГВИСТИЧЕСКОМ И СОЦИОКУЛЬТУРНОМ АСПЕКТАХ Специальность 10.02.04 – Германские языки АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва – 2012 Работа выполнена на кафедре теории преподавания иностранных языков факультета иностранных языков и регионоведения Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор...»





Функциональный потенциал сложных имен существительных с признаковым компонентом в современном русском языке

На правах рукописи

ВАЖИНА Екатерина Николаевна

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ СЛОЖНЫХ ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ С ПРИЗНАКОВЫМ КОМПОНЕНТОМ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Тамбов 2013

Диссертация выполнена на кафедре современного русского языка, риторики и культуры речи ФГБОУ ВПО «Оренбургский государственный педагогический университет».

Научный руководитель: доктор филологических наук, доцент Кочеткова Татьяна Ивановна
Официальные оппоненты: Щербак Антонина Семеновна доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русского языка  ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина» Лаврентьев Виталий Александрович кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры русского языка и методики его преподавания ФГБОУ ВПО «Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина»
Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского»

Защита состоится 21 июня 2013 г. в 13.30 на заседании диссертационного совета Д 212.261.03 при ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина» по адресу: 392000, г. Тамбов, Советская, 181 «И», зал заседаний диссертационных советов.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина» (ул. Советская, 6), с авторефератом – на сайте Министерства образования и науки РФ – http//vak.ed.gov.ru.

Автореферат разослан «____» мая 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор филологических наук, профессор Хворова Л.Е.

Общая характеристика работы

Генетически и синхронно словообразование связано не только с лекси­кой, но и с синтаксисом. На это указывали многие лингвисты (Газизова: 1989, Кубрякова: 2008 и др.). Связь эта обнаруживается, в частности, в процессах преобразования синтаксических конструкций в сложные единицы лексической номинации – слова. Сложные слова, являясь непредикативными знаками, сохраняют связь с предикативными единицами в виде их способности к латентной предикации в высказывании.

Диссертационное исследование посвящено проблеме образования сложных существительных и их предназначению – в зависимости от типа выполнять функцию номинации или функции номинации и потенциальной предикации в предложении.

Нами проанализирован и систематизирован теоретический материал, представленный в работах: Г.Ф. Аглетдиновой 1996, Н.Ф. Алефиренко 1999, Н.Д. Арутюновой 1988, 1998, О.С. Ахмановой 1957, 1966, Л.Г. Бабенко 1989, Н.А. Басилая 1988, А.В. Бондарко 1996, Л.М. Васильева 1990, В.В. Виноградова 1977, Е.М. Вольф 1983, 1985, Г.В. Колшанского 1975, Т.В. Маркеловой 1995, 1996, Л.А. Сергеевой 2003, Ю.С. Степанова 1981, И.А. Стернина 1985, В.Н. Телия 1986, А.А. Уфимцевой 1968, В.И. Шаховского 1990, 1994, 1996 и других ученых – в области лексикологии; Е.А. Василевской 1962, Г.О. Винокура 1939, Р.Ф. Газизовой 1989, И.Г. Галенко 1960, А.К. Гильдиной 1987, И.Г. Горовой 2009, И.М. Думбрэвяну 1980, П.М. Каращук 1984, Т.И. Кочетковой 2004, Е.С. Кубряковой 1965, 1988, В.В. Лопатина 1963, З.А. Потихи 1970, И.С. Улуханова 1963, Н.М. Шанского 1968, Н.А. Янко-Триницкой 2001 и других ученых – в области словообразования; Е.В. Алтабаевой 2012, Н.А. Герасименко 1999, 2002, Г.Ф. Гибатовой 2009, Т.И. Дешериевой 1983, 1987, Н.А. Дьячковой 2002, А.В. Зеленщикова 1997, Г.А. Золотовой 1995, В.А. Лаврентьева 2010, П.А. Леканта 1975, 2002 и др.– в области синтаксиса.

Объектом изучения в диссертации являются сложные существительные, построенные по различным словообразовательным моделям.

Предметом исследования является функциональный потенциал сложных существительных, содержащих признаковый компонент и образованных по различ­ным деривационным моделям.

Функциональная активность сложных существительных с признаковым компонентом в современном рус­ском языке предопределяет актуальность нашего исследования. В современной лингвистике нет общепринятого определения сложного слова; этим объясняется живой и всесторонний интерес исследователей к данному понятию. Диссертация включает в себя изучение объекта исследования с позиций лексикологии, словообразования и синтаксиса. Такое синтетическое изучение сложных существительных с признаковым компонентом, построенных по различным словообразовательным моделям, представляется актуальным для современной лингвистики. Оно связано с необходимостью исследования функционального потенциала сложных существительных, а именно возможности выполнять данными единицами не только функцию номинации, но и функцию предикации в предложении.





Цель исследования – выявление функционального потенциала сложных имен существительных с признаковым компонентом в современном русском языке.

В соответствии с поставленной целью намечаются исследовательские задачи:

  1. определить степень разработанности проблемы;
  2. систематизировать извлеченные из словарей и выявленные в текстах сложные существительные, содержащие признаковый компонент;
  3. выделить наиболее продуктивные модели образования сложных существительных разных типов;
  4. установить функциональный потенциал сложных слитных существительных, образованных по разным словообразовательным моделям (в аспекте осуществления номинации и предикации в структуре высказывания);
  5. разработать структурно-семантическую типологию сложных слитных существительных, содержащих признаковый компонент, как единиц номинации;
  6. определить соотношение функциональных возможностей сложных суще­ствительных разных типов (сложных слитных существительных и сложносоставных), содержащих признаковый компонент.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней сложные суще­ствительные рассматриваются с точки зрения их способности осуществлять не только функцию номинации, но и функцию потенциальной предикации в высказывании. Бесспорным является тот факт, что все имена существитель­ные в современном русском языке (как простые, так и сложные) являются знаками номинации. Однако определенные разряды сложных существитель­ных с признаковым компонентом, образованные по различным словообразо­вательным моделям, могут быть интерпретированы и как знаки потенциаль­ной предикации. В диссертации впервые осуществлена типизация сложных существительных по их функциональным возможностям (в аспекте осуществления номинации и предикации); установлена зависимость функционального потенциала сложных существительных разных типов от особенностей их мотивации; разработана классификация сложных слитных существительных, содержащих признаковый компонент, по их номинативному значению. Научная новизна диссертации заключается и в комплексном подходе исследования: выявление функционального потенциала сложных лексических единиц осуществляется на синтаксической основе в корреляции с лексическими, морфологическими и словообразовательными свойствами сложных дериватов.

Гипотеза диссертации. Функциональный потенциал сложных сущест­вительных различных типов не одинаков: среди сложных слитных существи­тельных, содержащих признаковый компонент, преобладают слова, пред­ставляющие собой гибридную единицу, которая, будучи номинативным зна­ком, обладает и предикативным потенциалом; для сложносоставных существительных основной функцией является номинация.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Тип сложного существительного (как лексической единицы, содержащей в своей структуре не менее двух живых с точки зрения современного русского языка корневых морфем) определяется характером мотивации, способом образования по той или иной деривационной модели и оформлением.
  2. Сложные слитные и сложносоставные существительные могут содержать в своей структуре признаковый компонент – значимый элемент (слово, морфема, сема), благодаря которому сложный дериват приобретает способность выражать свойства, характеристики обозначаемого предмета.
  3. Формирование значения признаковости у сложного деривата (существительного) обусловлено характером его мотивации.
  4. По наименованию реалий (при осуществлении функции номинации) сложные слитные существительные, содержащие признаковый компонент, объединяются в группы: I. Имена лиц – «Человек»; II. Имена нелиц: 1) одушевленные – «Животные»; 2) неодушевленные – «Растения»; 3) неодушевленные – «Вещи и непредметные имена».
  5. Включенные в структуру высказывания, сложные слитные существительные с признаковым компонентом, построенные по определенным словообразовательным моделям, в отличие от сложносоставных существительных, проявляют функциональную гибридность (являются знаками номинации и потенциальной предикации).
  6. Предложение, содержащее сложное слитное существительное с признаковым компонентом, может осложняться добавочной пропозицией и латентной предикацией.

Материалом исследования послужили сложные существительные, извлечен­ные путем сплошной выборки из словарей различных типов (Словообразовательный словарь русского языка [А.Н. Тихонов 2003], Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений [Ожегов С.И., Шведова Н. Ю. 1996], Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный [Т.Ф. Ефремова 2000], Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 60-х годов (70-х годов) [под ред. Н.З. Котеловой и Ю.С. Сорокина 1971, 1984.], Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалу прессы и литературы 90-х гг. XX в. [сост. Т.Н. Буцева, Е.А. Левашов и др.; отв. ред. Т.Н. Буцева, 2009]), из произведений русской художественной литературы XIX – XXI веков, периодической печати («Комсомольская правда», «Известия» и др.), электронных СМИ и данных Интернета (именно в таких, наименее цензурируемых, текстах можно найти богатый материал для исследования реализации функционального потенциала сложных существительных), а также данных Национального банка русского языка ( http://ruscorpora.ru ).

Методы. Для отбора части материала исследования (сложных существительных с признаковым компонентом) использовался метод сплошной выборки из словарей. Для анализа семантики сложных существительных применялись мотивационный, словообразовательный и морфемный анализы слова. При выявлении сущностных свойств лингвистических единиц использовался метод моделирования (как метод познания и структурной характеристики объекта). Исследование проводилось на синхронном уровне в рамках структурно-семантического метода способами индуктивного и дедуктивного анализа языкового материала с использованием приемов наблюдения, сопоставления, описания, а также трансформации.

Теоретическая значимость. Диссертация вносит вклад в разработку вопроса о функциях сложных имен существительных. Как единицы номинации, образующиеся по существующим в языковой системе моделям, сложносоставные существительные и сложные слитные существительные с признаковым компонентом реализуют номинативную функциональную направленность; включенные же в структуру высказывания, сложные слитные существительные с признаковым компонентом, оставаясь единицами номинации, реализуют и свои коммуникативные потенции. Главным коммуникативным свойством сложных слитных существительных определенных типов с признаковым компонентом (они установлены нами в диссертации) является их внутренняя предикативность. Таким образом, в диссертации представлен материал, отражающий один из аспектов функциональной грамматики – изучение функций языковых единиц.

Практическая ценность. Положения, выводы и материалы диссертации могут быть использованы в вузовской практике преподавания современного русского языка: в лекционных курсах, на спецсеминарах, семинарских, практических и лабораторных занятиях по современному русскому языку, при подготовке студентами курсовых и выпускных квалификационных работ.

Апробация работы. Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях и аспирантских семинарах кафедры современного русского языка, риторики и культуры речи ОГПУ, были изложены на 7 конференциях, в том числе на международных научно-практических конференциях «Актуальные проблемы современного словообразования» (Кемерово, 1 – 3 июля 2009), «Экология русского языка» (Пенза, 29 апреля 2010); на межрегиональных научных конференциях «Нужно любить Россию…» (Оренбург, 10 – 11 апреля 2009), «Вначале было слово…» (Оренбург, 22 – 23 мая 2009); на внутривузовских преподавательских научно-практических конференциях «Оренбургский государственный педагогический университет: история и современность» (Оренбург, 2009), а также отражены в 14 публикациях по теме диссертационного исследования, в том числе в рецензируемых журналах и изданиях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы (160 позиций).

Содержание работы

Во введении определяются объект и предмет исследования, обосновывается актуальность темы, формулируются цель и задачи исследования, дается характеристика работы с точки зрения ее новизны, выдвигается гипотеза исследования, излагаются основные положения, выносимые на защиту, характеризуются фактический материал и методы его исследования, обозначается теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования.

В первой главе «Сложные слова в современном русском языке как результат деривации» обобщается теоретический материал, проводится терминологическое уточнение объекта исследования, выделяются основные структурные типы сложных слов современного русского языка, рассматриваются основные словообразовательные модели сложных существительных в современном русском языке.

Данная глава состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Общая характеристика сложных слов в современном русском языке» на основании анализа научной литературы по проблеме определения сложного слова излагается наше понимание термина «сложное слово». Установление дефиниции сложного слова вне зависимости от его частеречной принадлежности является в работе отправным моментом для дальнейшего исследования функционального потенциала сложных существительных разных типов с признаковым компонентом.

В лингвистической науке существуют различные толкования термина «сложное слово». При определении понятия сложного слова исследователи придерживаются разных критериев: «одни – чисто формальных, другие – строго семантических, третьи – сугубо функциональных» (Труевцева: 1986, с.28). В качестве определения сложного слова мы принимаем следующее: сложное слово – это лексическая единица, содержащая не менее двух живых с точки зрения современного русского языка корневых морфем, построенная по соответствующей деривационной модели. На наш взгляд, логично рассматривать сложное слово как обобщенную единицу деривации, представленную двумя типами: сложными слитными словами (включая сложноаффиксальные слова и слова, образующиеся лексико-синтаксическим способом) и сложносоставными словами. Выделяя среди дериватов, образованных способом сложения, два типа сложных существительных (сложные слитные существительные и сложносоставные существительные), мы акцентируем внимание на их структуре (сложные слитные существительные содержат минимум две корневые морфемы, а сложносоставные – минимум два слова-компонента), на характере мотивации и на графическом оформлении данных лексем (слитное или дефисное написание). Сложным слитным существительным мы называем слитно оформленную лексическую единицу, содержащую в своем составе не менее двух живых с точки зрения современного русского языка корневых морфем. Сложносоставное существительное, вслед за Т.И. Кочетковой, мы определяем как производное слово, образованное сложением целых слов, имеющее дефисное написание (Кочеткова: 2004, с. 197).





Сложные существительные представляют собой большой разряд сложных слов в современном русском языке, и, помимо узуальных, существует немалая группа потенциальных и окказиональных сложных существительных (Об этом см. Горовая: 2009); рамки нашего исследования ограничиваются узуальными сложными словами современного русского языка.

Во втором параграфе «Модели образования сложных существительных в современном русском языке» выделяются наиболее продуктивные словообразовательные модели сложносоставных и сложных слитных существительных. Необходимым этапом изучения сложных слов в синхронии является выделение и анализ их словообразовательных моделей. Модель выступает показателем формальной структуры и смыслового содержания сложного слова. Типы словообразовательных моделей в самом общем виде соотносятся с типами слов. Словообразовательные модели могут различаться разной степенью раскрытости (конкретизации). По степени раскрытости модели двух вышеназванных типов слов располагаются по ступеням (в порядке возрастания степени раскрытости). Деривационные модели общего вида, по которым образуются слова разных типов, отражают первую ступень раскрытости модели. Применительно к сложносоставным существительным следует говорить о трех ступенях раскрытости словообразовательных моделей (см. Кочеткова: 2004). Модель общего вида сложносоставных слов - «слово + +слово»; 2 ступень – модель частеречной принадлежности («существительное+существительное»); 3 ступень – модель с раскрытием типового деривационного значения («существительное + существительное [сочинительного типа]»; «существительное + существительное [аппозитивного типа]»).

В качестве наиболее продуктивных общих деривационных моделей сложных слитных существительных мы выделили следующие: «(основа + +интерфикс + основа) + флексия»; «(основа + интерфикс + основа + +суффикс)+ флексия»; «основа + интерфикс + слово»; «(слово + основа + +суффикс) + флексия»; «слово + слово» (формально эта модель общего вида совпадает с моделью образования сложносоставных существительных).

Вторую ступень раскрытости представляют модели «уточненные». Выделим наиболее продуктивные модели построения сложных слитных существительных (с учетом мотивационных отношений):

  • «Сл. = (О прил. + интерфикс + О сущ.) + фл.» (крутогор, толсторог);
  • «Сл. = (О глаг. + интерфикс + О сущ. + нулевой суффикс) + фл.» (лизоблюд, скалозуб);
  • «Сл. = (О сущ. + интерфикс + О глаг. + суффикс) + фл.» (доброжелатель; корыстолюбец, сластолюбец);
  • «Сл. = (О прил. + интерфикс + О сущ. + суффикс) + фл.» (густолесье, кривосудие, разноначалие, пустодушие, пусторечие);
  • «Сл. = (О порядкового числ. + интерфикс + О сущ. + суффикс) + фл.» (второгодник)
  • «Сл. = О сущ. + интерфикс + сущ.» (золотодобыча, утконос);
  • «Сл. = О прил. + интерфикс + сущ.» (долготерпение, новопоселенец, сладкопение);
  • «Сл. = неопр. колич. числ. + О сущ. + суффикс + фл.» (многоженец, многобожие, многовластие);
  • «Сл. = нар. + О глаг. + суффикс + фл.» (долгожитель, скорописец);
  • «Сл. = сущ. + сущ.» (киноактер, киночудовище) и др.

В словах типа сластолюбец, честолюбец, миролюбец, дешегубец (душегуб); первопроходец процесс основосложения с одновременной суффиксацией осложнен усечением производящей основы инфинитива, что может быть отражено в словообразовательной модели более высокой ступени раскрытости. Для данных слов деривационными моделями соответственно являются: 1) «(О сущ. + интерфикс + усеченная основа инфинитива + суффикс) + фл.»; 2) «(О порядк. числит. + интерфикс + усечен. О инфинитива + суффикс) + фл.».

Процесс словообразования сложных слитных слов, называющих производителя действия и характеризующих его (книгоед, губошлеп, женолюб, пустоболт, горлохват, водовоз), при нулевой словообразовательной суффиксации сопровождается усечением суффикса в основе инфинитива. В принципе, об усечении суффикса инфинитива в некоторых случаях можно не говорить, если в качестве одного из производящих слов иметь в виду личную форму глагола, а не инфинитив, как это принято.

В процессе образования сложного слитного существительного вольнодумец участвуют мотивирующее слово вольно, усеченная производящая основа глагола думать и суффикс -ец- со словообразовательным значением «лицо мужского пола» - т. е. сложное слитное существительное вольнодумец построено по модели «(слово + усеченная основа инфинитива + суффикс) + флексия». Разновидностью данной модели можно рассматривать модель с нулевым суффиксом «(слово + усеченная основа инфинитива + нулевой суффикс)+флексия». Нулевой суффикс является средством выражения словообразовательного значения «производитель действия»; по данной модели образовались существительные тугодум, вольнодум и т.п. По модели «(местоимение + усеченная основа глагола + нулевой суффикс) + флексия» построены сложные слитные существительные себялюб, самохвал.

Сложные слитные существительные сорвиголова, держиморда построены по модели «глаг. в форме повел. накл. ед. числа + сущ.». Данная модель формально совпадает со сложносоставными существительными типа гуляй-город, перекати-поле.

Таким образом, сложные существительные представляют собой типизированные структуры, организованные по существующим в системе языка деривационным моделям.

Во второй главе «Формирование семантики сложных существительных с признаковым компонентом и их лексическое значение» анализируются категории «признак», «оценка», «характеризация» с лингвистической точки зрения, обозначается содержание данных понятий и их взаимосвязь; определяются понятия «признаковый компонент сложного слова», «оценочный компонент сложного слова» и их место в семантической структуре слова; выявляется способность сложных существительных с признаковым компонентом выражать в той или иной мере значение признака. В данной главе устанавливаются семантико-словообразовательные соответствия между производными сложными словами и производящими компонентами, а также описываются семантические свойства сложных существительных.

Глава состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Лингвистическая интерпретация понятия «признак»» рассматривается содержание понятия «признак» и его взаимосвязи с понятиями «качество», «свойство»; выявляется соотношение понятий «признаковость», «оценочность», «характеризация»; отмечается взаимосвязь понятий «экспрессивность», «оценочность» и «эмотивность».

В научной литературе содержание понятия «признак» не является четко определенным. Часто понятие «признак» сближают с понятиями «качество» и «свойства». В свою очередь, понятие «свойства» и понятие «качество» остаются предметом дискуссии философов, ищущих пути разграничения и определения этих понятий. «Свойство» не является специально-научным лингвистическим термином и трактуется в общеязыковом значении как то в предмете, что «отмечается в нем устойчиво, постоянно или хотя бы относительно постоянно и в этом смысле является «характерным признаком» предмета, «присуще ему», составляет его «отличительную черту» или «отличительную особенность» (Бондарко: 1996, с.11). «Качество» в языкознании понимается как «указание на некоторую вычленяемую мысленным анализом (анализом через синтез) в предмете черту, общую разнородным предметам, поэтому же поддающуюся и подлежащую абстрактно-одностороннему именованию и притом устойчиво характеризующую данный предмет» (Бондарко: 1996, с. 13). В функции родового имени для качеств-свойств предмета и для его черт, моментов преходящих и/или не задевающих его качественной определенности, в языкознании выступает термин «признак» (там же, с. 13).

В процессе выявления сложных существительных, содержащих признаковый компонент, мы опирались на понимание признака предмета как его качество, свойство. Признаковыми словами, по нашему мнению, являются слова, называющие качества и свойства предмета. Единицы словосложения (полуслитного написания) с признаковым компонентом анализируются в работах Т.И. Кочетковой, в настоящей работе мы обращаем внимание больше на выражение признаковости сложными слитными существительными.

Мы различаем значение признаковости в слове как грамматическое (частеречное) и семасиологическое и говорим о признаковости в широком смысле, как о семасиологической категории. Признаковость может быть явно выражена в морфемной структуре слова, а может содержаться в слове имплицитно. Формальным средством эксплицитного выражения признаковости в сложном слове является морфема или слово (для сложносоставного слова). В этом случае под признаковым компонентом сложного слова мы понимаем морфему, благодаря которой сложный дериват приобретает способность выражать свойства, характеристики предмета. Имплицитно признаковость содержится в семантической структуре слова, в ядерных или периферийных семах. В данном случае мы говорим о признаковом компоненте как части семантической структуры слова. Сложное существительное с признаковым значением интерпретируется нами как признакосодержащее. Рассматривая сложные имена существительные с признаковым компонентом, мы отмечаем слова с оценочным (слабомыслие) и безоценочным (нефтебаза) компонентом.

Оценочность рассматривается нами в качестве средства выражения аксиологической категории оценки в семантической структуре слова.

Рассматривая взаимосвязь понятий «экспрессивность», «оценочность» и «эмотивность», мы пришли к выводу, что понятие «экспрессивность» обладает большим объемом и включает в себя «оценочность» и «эмотивность». В свою очередь, «оценочность» и «эмотивность», хотя и взаимосвязаны, но не тождественны. Оценка не всегда связана с выражением эмоций, хотя, с другой стороны, «человек не может выражать эмоций, не оценивая то, по отношению к чему они выражаются» (Кочеткова: 2004, с.83).

Рассуждения над содержанием понятия «оценочность» привели нас к мысли о том, что всякое оценочное имя можно считать признакосодержащим, однако не каждое признакосодержащее имя относится к оценочным. Оценочность, как «репрезентант» признаковости, может содержаться в слове эксплицитно и имплицитно. В сложном слове оценочность эксплицитно заключается в морфемах или словах-компонентах (в сложносоставных словах), а имплицитно – в семантической структуре слова. Как в простом слове, так и в сложном, можно выделять оценочный компонент (морфема, слово или сема семантической структуры слова, благодаря которой сложный дериват приобретает способность выражать отношение говорящего или пишущего к определенным явлениям действительности). Так, например, сложные слитные существительные в словосочетаниях русское добросердечие, удивительное добродушие выражают положительную оценку; зловредность племени, дикое злоязычие – отрицательную оценку. Оценочность данных слов заключается в семах прямого лексического значения. В плане выражения показателем положительной оценки является корневая морфема добр-, а показателем отрицательной оценки – зл-. В сложном слитном существительном всезнайка (А ты помалкивай, всезнайка!) оценочность (и эмотивность) заключаются в коннотативном компоненте семантической структуры слова.

Среди признакосодержащих сложных существительных по наличию оценочного компонента мы выделяем:

  1. существительные, которые не содержат оценочного компонента;
  2. существительные, содержащие оценочный компонент.

Сложные существительные (сложные слитные и сложносоставные), которые не содержат оценочного компонента, имеют значение либо признакосодержащей номинации (электроаппарат, ракета-носитель), либо комплексной номинации предмета (садовод, дом-музей).

Среди сложных слитных существительных, содержащих оценочный компонент, на основании особенностей мотивации можно выделить две группы слов: существительные, оценочное значение которых выражается прямо-номинативно (сложные слитные существительные, в семантической структуре которых сохраняются оценочные семы мотивирующих компонентов – например: благодетель); существительные, мотивирующие компоненты которых не содержат оценочности, но семантика сложных дериватов имеет оценочность (рукодельница, второгодник).

У ряда сложных слитных существительных оценочное значение выражается в контексте (Ты у нас и после ночи в засаде будешь выглядеть как кинозвезда). Данное сложное существительное мотивируется безоценочными компонентами, однако в основе формирования оценочности лежит метафорическое сложение. Семы эмоциональной оценки нередко актуализируются в семантике сложных слитных существительных именно в контексте: Прислал-таки орлов своих, вопреки толстосумам! (Возовиков: 1982, с. 371). Слово орел имеет в русском языке положительную эмоционально-оценочную коннотацию; противопоставленное ему в контексте слово толстосум соответственно также приобретает эмоционально-оценочную коннотацию, только отрицательную. Среди сложносоставных существительных лишь небольшая группа слов, имеющих лексикографическую закрепленность, содержит оценочный компонент (бой-баба, горе-охотник и некоторые другие). У некоторых сложносоставных существительных оценочное значение сформировалось на основе метафорического сближения безоценочных компонентов (рубаха-парень). Следует различать оценочность слов в речи (здесь большую роль играет контекст, интонация и паралингвистические явления) и языковую оценочность слов (оценочные слова в лексической системе языка). Все сложные существительные (не термины), включающие оценочный компонент, мы квалифицируем как признакосодержащие.

Лингвистическая традиция объединяет признаковые и некоторые предметные имена в один класс – класс характеризующих имен (См.: Басилая: 1988). На наш взгляд, характеризация заключается в приписывании предмету определенных свойств. Характеризующими сложными слитными существительными являются существительные со значением характеризующей номинации предмета (именование предмета, сопровождаемое его характеризацией). Мы считаем, что характеризующие имена являются признакосодержащими, но признакосодержащее имя не обязательно является характеризующим. Оценочные слова, в сущности, очень тесно связаны с характеризующими словами. В.К. Харченко настаивает на том, что нельзя смешивать оценку и характеристику. Ю.А. Фомина отмечает, что характеризующие слова довольно часто используются в оценочной функции. Мы считаем, что всякие слова, содержащие в своей семантике оценочность, безусловно, являются характеризующими. С другой стороны, если рассматривать оценочность в широком смысле слова, как отражение в лексическом значении отношения субъекта к различным явлениям действительности (будь то реалии внешнего мира или сложные составляющие внутреннего, духовного мира человека), то все характеризующие слова можно назвать и оценочными. Так, сложные слитные существительные, называющие предмет с одновременной его характеризацией (например: густолесье, дикотравье), в то же время содержат в своей семантической структуре объективную оценочность. По каким бы критериям ни оценивался предмет в мотивирующем словосочетании, характеризация этого предмета нами признается оценочной; соответственно компонент характеризации в составе сложного слова рассматривается как оценочный. Как уже отмечалось нами, сложное слово с оценочным значением не всегда мотивируется словосочетанием, содержащим оценочный компонент. Сложные слитные существительные, содержащие оценочный компонент, представляют собой сложный номинативный знак, обозначающий предмет (в широком смысле слова) или явление с одновременной характеризацией.

Во втором параграфе «Мотивация сложных существительных с признаковым компонентом» устанавливаются семантико-словообразовательные соответствия между производными сложными словами и производящими компонентами, а также раскрываются некоторые семантические свойства сложных существительных. В процессе анализа мы используем прием трансформации («свертывание / развертывание») сложных слитных существительных в синтаксические единицы. Способ трансформации (преобразования) единиц одного уровня в единицы другого уровня признается в современной лингвистике как эффективный при выявлении изоморфных свойств разноуровневых языковых единиц, а также при установлении их семантической эквивалентности. (Ю.С. Степанов: 1981; Н.Д. Арутюнова: 1988; В.Г. Гак: 1998; Т.И. Кочеткова: 2004). Прием «свертывание / развертывание» позволяет нам выявлять общие черты у сложных существительных и мотивирующих словосочетаний, указывает на взаимообратимость данных языковых единиц или ее отсутствие.

Базой образования сложносоставных существительных может служить сочетание двух (иногда и трех) слов или аппозитивное словосочетание, а для сложных слитных существительных с признаковым компонентом – словосочетания разных типов.

Сложные слитные существительные мотивируются следующими наиболее продуктивными типами словосочетаний1:

  • субстантивными со связью «согласование» (сладкое пение сладкопение; разные травы разнотравье; белый эмигрант белоэмигрант);
  • субстантивными со связью «управление» (женщин жен ненавистник женоненавистник);
  • нумеративное со связью «сильное управление» (мало лет малолетка; много жен многоженец; много богов многобожие);
  • глагольными со связью «управление» (мир творить миротворец; губами шлепать губошлеп; правду любить правдолюбец);
  • глагольными со связью «примыкание» (много знать многознайка, мало есть малоежка; скоро думать скородум).

Новое слово может быть образовано по разным словообразовательным моделям, разными способами. В производном сложном слове, как правило, сохраняется базовое значение мотивирующих слов и появляется новое, самостоятельное, значение. Мы разделяем мнение современных ученых о том, что значение сложного слова, помимо суммарного значения составляющих компонентов, содержит какую-то дополнительную сему, благодаря которой возникает самостоятельное лексическое значение сложного слова (О.П. Ермакова, Т.И. Кочеткова, И.Г. Горовая).

При установлении семантико-словообразовательных отношений между сложными производными словами и их производящими нами были выявлены определенные закономерности участия сочетающихся производящих слов в мотивации сложносоставных существительных и сложных слитных существительных. Рассматривая семантическую структуру сложных существительных, можно выделить несколько типов семантической взаимосвязи между сложным существительным и его производящими компонентами: сложные существительные, образующиеся сложением компонентов с прямым лексическим значением (город-курорт, человеконенавистник), и сложные существительные, образование которых происходит сложением одного компонента с прямым значением, другого – с переносным (город-спутник, кривотолки). В формировании семантики сложных слитных существительных могут участвовать оба мотивирующих компонента с переносным значением (пустобрёх).

Механизм формирования семантики сложных слитных существительных существенным образом отличается от механизма формирования семантики сложносоставных существительных. Это обусловлено, во-первых, тем, что в основе образования названных типов слов лежат разные мотивирующие конструкции (сложносоставные существительные мотивируются сочетанием существительных или аппозитивным словосочетанием, а сложные слитные существительные, содержащие признаковый компонент, – всегда синтаксическими словосочетаниями разных типов), во-вторых, разными способами словообразования (с соответствующими словообразовательными формантами).

Формирование семантики сложных слитных слов происходит не только в результате взаимодействия семантических компонентов мотивирующих слов, но и под влиянием того значения, которое несет в себе словообразовательный формант (например, префикс, суффикс – в случае их участия в образовании сложного слитного слова).

В зависимости от особенностей мотивации и участия в словопроизводстве того или иного форманта сложные дериваты (сложносоставные существительные и сложные слитные существительные) могут иметь разную степень идиоматичности семантики.

Сложные слитные существительные, мотивированные субстантивными словосочетаниями со связью согласования и построенные по модели «Сл. = (О + Инт. + О + Суффикс) + фл.» (мелкая тема мелкотемье, красная шея красношейка, черный лес чернолесье, первая зима первозимье), обладают высокой степенью идиоматичности. Семантика данных существительных не совпадает с семантикой мотивирующих словосочетаний; в данном случае на формирование семантики сложного существительного большое влияние оказывает словообразовательное значение суффикса (например, значение абстрактности или значение лица). Лексическое значение существительных, мотивированных субстантивными словосочетаниями со связью согласования, построенных по модели «Сл. = (О + Инт. + Сл.) + фл.» (белый эмигрант белоэмигрант, вольный слушатель вольнослушатель), совпадает со значением мотивирующих словосочетаний, т.е. идиоматичность таких сложных существительных низкая. Существительные, мотивированные субстантивными словосочетаниями со связью управления и построенные по модели «Сл. = (О + Инт. + Сл.) + фл.» (женщин (жен) ненавистник женоненавистник, марание бумаги бумагомарание, ненавистник человека человеконенавистник), тождественны мотивирующему словосочетанию (хотя, возможно, словообразовательный процесс существительных типа бумагомарание, чинопочитание более сложный, т.к., с одной стороны, можно увидеть «свертывание» словосочетания, которым мотивируется сложное слово, а с другой стороны, абстрактное значение формируется с участием (а иногда и без этого) словообразовательных формантов).

Сложные существительные, мотивированные нумеративным словосочетанием (связь – сильное управление), построенные по модели «Сл. = (Сл. + О + Суффикс) + фл» (много богов многобожие, мало лет малолетка), лексически не тождественны мотивирующим словосочетаниям и разворачиваются в более сложные структуры (многобожие – когда много богов; малолетка – тот, кому мало лет).

Существительные, мотивированные глагольными словосочетаниями со связью управления, построенные по модели «Сл. = (О + Инт. + О + Суффикс) + фл.» (книги любить книголюб, мир любить миролюбец, народ любить народолюбец, правду любить правдолюбец и др.), лексически не тождественны мотивирующим словосочетаниям и разворачиваются в полупредикативные конструкции (причастные обороты) и в сложноподчиненные предложения по типу «это тот, кто делает что-то» (значение лица у данных существительных формируется благодаря словообразовательному значению суффикса). Сложные существительные, мотивированные глагольными словосочетаниями со связью примыкания, построенные по модели «Сл. = (Сл. + О + Суффикс) + фл.» (вольно думать вольнодумец, скоро думать скородум, тяжело думать тяжелодум, скоро ходить скороходец), лексически не тождественны мотивирующим словосочетаниям и разворачиваются в полупредикативные конструкции и в сложноподчиненные предложения по типу «это тот, кто так делает» (значение лица у данных существительных формируется благодаря словообразовательному значению суффикса, который может быть графически не выраженным).

Характером мотивации сложных слитных существительных обусловлено формирование значения «признаковости». При мотивации словосочетанием существительного с прилагательным ведущую роль в формировании «признаковости» у сложного деривата играет прилагательное (крутой берег крутобережье). При мотивации словосочетанием наречия и глагола основным выразителем признака является наречие, хотя обе эти части речи обладают категориальным лексическим значением признака – соответственно непроцессуального и процессуального (вольно думать вольнодумец). При мотивации словосочетанием существительного и глагола сложное слитное существительное, обозначающее лицо, может приобретать оценочное значение (любить корысть корыстолюбец); оценочное значение часто бывает обусловлено метафорическим сочетанием мотивирующих слов (кровь пить кровопивец). Оценочное значение может сформироваться у сложного слова в результате сцепления сем оценочной коннотации в мотивирующих словах с безоценочным значением. Например, сложное существительное клятвопреступник.

В третьей главе «Функциональные свойства сложных существительных, содержащих признаковый компонент» рассматривается функциональная направленность сложных существительных. На основании существующих классификаций имен (См.: А.А. Уфимцева, Ю.С. Степанов) мы соотносим сложные слитные существительные, которые имеют лексикографическую закрепленность, с группами «Человек», «Животные», «Растения», «Вещи». Лексическая таксономия сложносоставных существительных представлена в работах Т.И. Кочетковой и принимается нами.

В первом параграфе «Номинативность сложных существительных, содержащих признаковый компонент» раскрывается содержание понятий «номинация», «номинативность», рассматриваются сложные существительные, которые являются результатом прямой мотивированной номинации, и сложные существительные, которые являются результатом косвенной мотивированной номинации.

Нам представляется, что сложные существительные могут являться как результатом прямой мотивированной номинации (в словарном толковании этих номинативных единиц отражается прямая связь каждого сложного слова с прямым значением его составляющих слов-компонентов – например, долгожитель, забастовка-голодовка), так и результатом косвенной мотивированной номинации (такие слова, как правило, содержат метафорический компонент или компонент с каким-то вторичным значением – например, словоизвержение, юбка-карандаш).

Во втором параграфе «Лексическая таксономия сложных существительных с признаковым компонентом», опираясь на семантическую классификацию именных лексем А.А. Уфимцевой и основные таксономические классы Ю.С. Степанова, мы соотносим предметные сложносоставные существительные с классами «Люди», «Животные», «Растения», «Вещи», а сложносоставные существительные, обозначающие название абстрактных категорий, относим к группе «Непредметные имена» (см. Кочеткова: 2004). Разрабатывается классификация сложных слитных существительных, содержащих признаковый компонент, по их номинативному значению. В область нашего анализа входят номинативные фрагменты языковой картины мира: I. Имена лиц - «Человек»; II. Имена нелиц: 1) одушевленные - «Животные», 2) неодушевленные - «Растения», 3) неодушевленные - «Вещи и непредметные имена». Каждый фрагмент имеет ряд подфрагментов.

I. Имена лиц - «Человек»

Сложные слитные слова данной группы могут иметь разную мотивацию и образовываться по разным словообразовательным моделям, но они объединяются обобщенным значением «признаковой номинации».

    • Наименование человека с одновременной его «внутренней» характеризацией: скородум, вольнодумец, тяжелодум, злоумышленник, человеконенавистник, клятвопреступник, книголюб, чаелюб, миролюбец, народолюбец, правдолюбец, празднолюбец, отечестволюбец, славолюбец, сребролюбец, краснобай, первопроходец.

Носители языка, оценивая внутренние качества того или иного человека, могут использовать в речи уже сформировавшиеся в социуме языковые ярлыки (при этом оценка бывает как положительная, так и отрицательная), например: тугодум, живодер, пустозвон, пустомеля, пустосвят, головорез, святотатец.

    • Наименование человека по его способностям: скороход(ец), скорописец.
    • Наименование человека по его статусу: простолюдин, белоэмигрант, новоземелец, старорежимец, иноземец, ссыльнопоселенец, старожил.
    • Наименование человека по его внешнему виду: бровеносец, губошлеп. К этой же группе относятся субстантивированные слова типа одноглазый, кривобокий, белокурый, колченогий, клинобородый (Клинобородый заговорил басом.); сложные слитные существительные, производные от сложных слитных прилагательных (кривоножка, толстолоб, толстопуз, белоус).
  • Наименование человека по его роду деятельности: вольнослушатель, газосварщик, краснодеревщик, воднолыжник, священнослужитель, горноспасатель.
  • Наименование мифических героев, языческих богов: белбог, чернобог, сильнобог, святовид.

II. Имена нелиц

  1. Одушевленные – «Животные»

В качестве знака номинации животного выступают либо узуальные сложные слитные существительные (верхогляд, утконос, многозуб, толсторог, свинорыл), либо субстантивированные прилагательные (например: – Ну, длинногривая, пошла!).

Подчеркнем, что существительные, называющие животных и растения, в большинстве своем являются терминами, а значит, обладают высокой степенью идиоматичности. Однако наряду с терминами в языке функционируют бытовые названия животных и растений. В таких именованиях, как правило, отражаются особенности внешнего вида животного или растения.

  • Насекомые: листоблошка, плодожерка, краснопёрка, долгоносик; водомерка, пескоройка; многоножка.
  • Рыбы: верхогляд; многозуб; иглорот, лжежерих, толстолобик.
  • Птицы: сизоворонка, чернозобик, широконоска, тонконос, крестонос, шилохвость (шилохвостка), трясогузка, златогузка, серпоклюв, красношейка, серпокрылка; горихвостка, гусеницеловка.
  • Звери: щелезуб, шерстокрыл, водосвинка, трубкозуб, толсторог, цепконос, трубкорыл, клюворыл; звездорыл, иглошерст, лопатонос.
  1. Неодушевленные - «Растения»

Слова данной группы называют растения и обозначают их общие свойства: пустоцвет, козлобородник, краснотал, чернотал, кривоцвет, густоколоска, лжеосина, лжекувшинка, колючелистник, парнолистник, стрелолист, толстолистник, щитолистник, ложнолиственница, пухоцвет, пустозерница, роголистник, сухофрукты; малолетник, столетник, тысячелистник; дурнопьян, зверобой, горицвет.

  1. Неодушевленные «Вещи и непредметные имена»

Этот фрагмент является весьма разнородным по своему составу. Сложные слитные слова этого класса называют предметы в самом широком толковании данного понятия.

  • Имена объектов природы: крутогор, суходол, дикотравье, густолесье, краснолесье, криволесье, разнолесье, редколесье, старолесье, староречье, мелкозем, жирнозем, мелкотравье, косогор, высокогорье, красноглинье; многоцветье.
  • Наименования явлений природы: ветробой, пеплопад, косохлёст, суховей; первозимье, первоснежье, перволедье, гололед, чернотроп, новолуние, полнолуние; многоводье.
  • Наименования приборов, сложных устройств: грунтопровод, бронетанк, стеклоочиститель, бензопила, светотехника, солерудник, откормплощадка, ветрогенератор, пчелосемья.
  • Наименования построек: лесокомбинат, льнозавод, сахарозавод, овощебаза, жилгородок, птицеград.
  • Наименования социальных явлений: разнобоярщина, чужевластие, кривосудие, разноначалие, народовластие, народоправие, новоселье, старообряд, грузоперевозки; долгострой; многовластие, многопартийность.
  • Название отраслей промышленности и сельского хозяйства: танкостроение, машиностроение, космоплавание, вертолетостроение, электроснабжение, садостроительство.
  • Название предметов производства: металлопокрытие, металлопластмасса, стеклохолст, стеклопакет, кормосмеси.
  • Название абстрактных действий, состояний, признаков: лихолетье, сладкопение, пустодушие, красноречие, краснословие, пусторечие, долготерпение, благовоззрение, чернокнижие, новогодье, любомудрие, любочестие, словоизлияние, краснословие, жизнеподобие, песнословие; разномыслие, зломыслие, свободомыслие, вольномыслие, слабомыслие, пустомыслие, своелюбие, своенравие, скудомыслие, славянолюбие, отечестволюбие, милосердие и др. Большую часть слов данной группы составляют имена опредмеченных свойств, состояний, признаков.

Сложные слитные существительные рассмотренных тематических групп многообразно отражают языковую картину мира и в сущности определяют то, что является значимым в языке культуры.

В третьем параграфе «Предикативный потенциал сложных существительных с признаковым компонентом» говорится о «предикации» и «пропозиции», которые отражают то понятийное поле, с которым мы связываем выявление предикативного потенциала сложных слитных существительных, содержащих признаковый компонент; рассматриваем функциональные свойства сложных слитных существительных, которые входят в разные таксономические ряды и семантика которых сформировалась на основе той или иной мотивации.

В своих рассуждениях мы опираемся на определение предикации П.А. Леканта: «Под предикацией имеется в виду соединение понятия о предмете и понятия о его признаке, представленное синтагматическим сочетанием слов (определяемое – определяющее)» (Лекант:1975, с. 71). Понятие «предикация» тесно связано с понятием «пропозиция». Мы под пропозицией понимаем содержательную сторону предложения, его смысл (См.: Кочеткова: 2004). Подчеркиваем связь понятий «пропозиция», «предикация» (в рамках понятия «акт коммуникации»).

На примере анализа простых предложений, содержащих сложные слитные существительные с признаковым компонентом, мы убедились, что существительные, репрезентирующие отдельную пропозицию в предложении, осложняют семантическую структуру предложения вследствие их функциональной гибридности. Нами выявлены типы сложных слитных существительных с признаковым компонентом, которые в предложении наряду с функцией номинации выполняют функцию латентной предикации. Рассмотрим ряд примеров.

Это в кухне, рядом с печкой, появился новопоселенец (В. Распутин «На родине»).

Сложное слитное существительное новопоселенец, содержащее признаковый компонент, (образовано по модели «Сл. = О прил.+ интерфикс + сущ.» и мотивировано субстантивным словосочетанием) является в предложении грамматическим субъектом (См.: Лаврентьев: 2010). Сложное слитное существительное разворачивается в атрибутивное словосочетание новый поселенец, которым оно мотивировано. Заменим в данном предложении сложное слитное существительное тождественным ему в семантическом плане словосочетанием: Это в кухне, рядом с печкой, появился новый поселенец. Полученное предложение отличается от исходного формально. В структуре предложения вместо подлежащего (новопоселенец) выделяются подлежащее (поселенец) и второстепенный член (новый). С точки зрения смысловой стороны в предложении можно выделить, помимо общей, основной пропозиции (поселенец появился), еще один знак семантической ситуации (поселенец новый). Семантическая структура предложения осложняется добавочной пропозицией, которая представляет предмет (лицо) с присущим ему признаком. Словосочетание новый поселенец трансформируется в простое предложение со связочным именным предикатом (Поселенец был новым). Способность сложного слитного существительного новопоселенец трансформироваться в предикативную конструкцию отражает приспособленность этого существительного к потенциальной предикации.

Он был дебошан и горлодер (Ю.Н. Тынянов «Восковая персона»).

В структуре данного предложения, прежде всего, выделяются два акта логического двучленного предицирования: «он был дебошан» и «он был горлодер» (т.е., это простое предложение со слитной предикацией). Сложное слитное существительное горлодер (образовано по модели «Сл.= О сущ. + интерфикс + О глаг. + суффикс) + фл.» и мотивировано глагольным словосочетанием) в предложении является именной частью составного именного сказуемого. Существительное горлодер (содержащее в своей семантической структуре сему отрицательной оценки «крикун») мотивировано фразеологизмом драть горло. При замене в предложении сложного существительного на данную конструкцию происходит трансформация простого предложения в сложноподчиненное «он был тот, кто дерет горло», где придаточное предложение представляет собой предикативную единицу. Однако в естественном языке такая трансформация существительного горлодер не имеет смысла, всегда употребляется существительное (горлодер – 1. (прост.) «тот, кто дерет горло, горлан» (Ожегов: 1996, с. 135)), но не выражение «тот, кто дерет горло». (Сравним: горлохват формально разворачивается в выражение «тот, кто хватает за горло», но в языке существительное употребляется в значении «(прост., презр.) горлан, горлопан» (Ожегов: 1996, с 135) и не выступает в качестве субститута выражения «тот, кто хватает за горло»). Наши наблюдения приводят к выводу о том, что сложные существительные, в основе которых лежат фразеологические обороты, не разворачиваются в предикативные единицы и не вносят в высказывание дополнительную пропозицию.

Военное лихолетье коснулось и таежного Сыма (В. Астафьев «Царь-рыба»).

Сложное слитное существительное лихолетье является в семантике предложения абстрактным субъектом. Существительное (образовано по модели «Сл.= (О прил. + интерфикс + О сущ. + суффикс) + фл.» и мотивировано субстантивным словосочетанием) разворачивается в атрибутивное словосочетание лихое лето (лето в этом словосочетании употребляется в значении «время»), которое расчленённо именует предмет и его признак. Атрибутивное словосочетание разворачивается в предложение со связкой «быть» в именном сказуемом: Лето (время) было лихим. В таком случае потенциальная предикативность соотносительного атрибутивного словосочетания оформляется грамматически, а предикация оформляет пропозицию (лето лихое). Сложное слитное существительное лихолетье является структурно-смысловой частью предложения и участвует в выражении основной предикации (лихолетье коснулось Сыма), но в то же время оно представляет латентную предикацию (лето лихое). Таким образом, в высказывании сложное слитное существительное, с одной стороны, находится в позиции субъекта при основном предикате (представлен эксплицитно: лихолетье коснулось Сыма); с другой стороны, латентной предикацией представляет добавочную пропозицию (лето лихое). Сложное слитное существительное лихолетье по своим функциональным свойствам является гибридной единицей, несущей в себе номинативный и предикативный потенциал, который проявляется в структуре высказывания.

По своим функциональным свойствам от сложных слитных существительных рассмотренного типа отличаются сложные слитные существительные – наименования, образование которых также мотивировано субстантивным словосочетанием со связью «согласование». Это преимущественно названия городов: Новгород, Белгород, Зеленоград и др. В современном русском языке, при прозрачности этимологии этих слов, уже утрачены мотивационные словообразовательные отношения с соответствующими атрибутивными словосочетаниями «новый город», «белый город», «зеленый город». Следовательно, в предложении эти слова не могут быть трансформированы в словосочетания; являясь собственным наименованием, такие слова выполняют только номинативную функцию. Аналогично можно рассуждать и по поводу других собственных наименований.

Употребление в предложениях сложных слитных существительных с признаковым компонентом (вместо тождественных в семантическом плане синтаксических единиц) – это экономный способ конденсации смысла в высказывании. Сложные слитные существительные с признаковым компонентом являются компрессией синтаксических единиц: словосочетаний, полупредикативных и предикативных единиц. Так, возможность развертывания сложных слитных существительных, мотивированных субстантивными словосочетаниями со связью согласования и построенных по моделям «(О прил. + Инт. + О сущ.) + фл» и «(О прил. + Инт. + Сл.) + фл», в соответствующие словосочетания, а словосочетаний – в предложения можно объяснить тем, что сами сложные существительные являются результатом синтаксической компрессии соответствующих словосочетаний. В этом случае выражение «сложное слитное существительное мотивируется атрибутивным словосочетанием» является, по сути дела, условным, т.к. такие сложные слитные существительные – результат компрессии.

Сложные слитные существительные, мотивированные субстантивными словосочетаниями со связью согласования и построенные по модели «(О прил. + Инт. + О сущ. + суффикс) + фл», также являются результатом компрессии соответствующих словосочетаний. Однако в этом случае семантика сложного слитного существительного не тождественна значению мотивирующего словосочетания: участие в деривационном процессе суффикса формирует у сложного слова дополнительное значение (например, предметное значение или значение абстрактности). Сложные слитные существительные, содержащие признаковый компонент, мотивированные глагольными словосочетаниями (со связью управления и связью примыкания) и нумеративными словосочетаниями (связь – сильное управление), разворачиваются при помощи присоединения дополнительных слов предикатной лексики в полупредикативные конструкции, а затем и в сложноподчиненные предложения и являются носителями потенциальной предикации в предложении (как правило, существительные, относящиеся к тематической группе «Человек»). Однако ряд сложных существительных (типа горлодер, живодер, корыстолюбец) обладают способностью разворачиваться в сложноподчиненное предложение только формально – употребляясь в высказывании, такие существительные выступают как единицы признаковой номинации (именуют предмет по присущему ему признаку).

Возможность трансформации сложных слитных существительных вышеприведенных типов в синтаксические конструкции объясняется наличием у этих разноуровневых единиц общих свойств. Объединяющими свойствами сложных слитных существительных с признаковым компонентом и предикативных единиц являются семантическая тождественность и предикативность; предикативные единицы – это коммуникативно оформленные единицы (предикативность у них выражается грамматически), сложные слитные существительные названного типа не имеют коммуникативной оформленности, но приспособлены для потенциального выражения предикации (т.е. обладают потенциальной предикативностью).

Сложные слитные существительные с признаковым компонентом обладают разной степенью потенциальной предикативности. Это связано с типом мотивации и словообразовательной моделью существительного. Сложные существительные, мотивированные словосочетанием с признаковым компонентом и образованные по моделям «(О прил. + интерфикс + О сущ.) + фл.» (суходол); «(О прил. + интерфикс + О сущ. + суффикс) + фл.» (густолесье); «О прил. + интерфикс + сущ.» (новопоселенец); «неопр.колич.числ. + О сущ. + суффикс + фл.» (малодворка); «нар. + О глаг. + суффикс + фл.» (скорописец), обладают большей степенью потенциальной предикативности по сравнению со сложными существительными, признаковость которых заключается в семах лексического значения и отчасти сохраняется в компоненте мотивирующего словосочетания (например, в существительном, мотивационно связанном с глаголом: женоненавистник). Низкой степенью потенциальной предикативности обладают сложные слитные существительные с признаковым компонентом, которые мотивированы субстантивными словосочетаниями со связью «управление» и построены по моделям «сущ. + сущ.» (киноактер); «О сущ. + интерфикс + сущ.» (золотодобыча); «(О порядкового числ. + интерфикс + О сущ. + суффикс) + фл.» (второгодник).

Сложные слитные существительные с признаковым метафорическим компонентом (главным образом термины: златогузка, серпокрылка), существительные, мотивированные фразеологическими оборотами (горлохват, горлодер), а также имена собственные, в структуре которых содержится признаковый компонент (например: имена мифических героев, богов типа Белбог; названия городов типа Новгород, Белгород, Зеленоград), не вносят в высказывание дополнительную пропозицию – не относятся к пропозитивным единицам и единицам потенциально предикативным.

Сложносоставные существительные (как существительные, мотивированные сочетанием существительных с сочинительным характером отношений между компонентами, так и существительные, мотивированные аппозитивными словосочетаниями) имеют цельное номинативное значение, выполняют номинативную функцию в высказывании. Некоторой «внутренней» предикативностью обладают гибридные единицы словосложения. Это, как правило, образования с оценочным компонентом (типа чудо-цветок, горе-ученик, горе-охотник). Оценочный компонент (чудо-, горе-) может обособляться от характеризуемого существительного (Чудо-крем. Этот крем просто чудо). Способность этих единиц словосложения расчлененно характеризовать предмет выявляет у них элемент потенциальной предикативности (что свойственно конст рукциям, включающим оценочный компонент), однако к пропозитивным единицам они не относятся (см.: Кочеткова: 2004). Это касается и сложносоставных существительных, признаковый компонент которых является метафорическим (жук-геркулес, меч-рыба).

Таким образом, основной функцией всех сложных существительных является функция номинации; среди сложных слитных существительных с признаковым компонентом преобладают слова, представляющие собой гибридную единицу, которая, будучи номинативным знаком, обладает и предикативным потенциалом (является носителем потенциальной предикации в предложении).

В Заключении подводятся итоги и намечаются перспективы исследования.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

В изданиях, рекомендованных ВАК России:

  1. Важина (Карельская) Е.Н. Оценочный компонент слитных сложных слов как одно из средств выражения русской ментальности // Мир науки, культуры, образования. Международный научный журнал. Горно-Алтайск: 2010. № 2 (21). С. 200-201 (0, 3 п.л.).
  2. Кочеткова Т.И., Важина (Карельская) Е.Н. Некоторые продуктивные типы словообразовательных моделей сложных существительных в современном русском языке // Мир науки, культуры, образования. Международный научный журнал. Горно-Алтайск: 2011. № 4 (29). С. 293-294 (0, 3 п.л.).
  3. Важина (Карельская) Е.Н. Презентация оценочного значения сложными слитными словами // Мир лингвистики и коммуникации. Электронный научный журнал. Тверь: 2011. № 1 (22). Режим
    доступа: http://tverlingua.ru (0,3 п.л.).

Публикации автора по теме исследования в друкгих изданиях:

  1. Важина (Карельская) Е.Н. К вопросу об образовании сложных слов в словообразовательной системе русского языка // Наука и образование: исследования молодых ученых: сборник статей аспирантов ОГПУ. Оренбург: ГУ «РЦРО». 2009. С.99-104 (0,4 п.л.).
  2. Кочеткова Т.И., Важина (Карельская) Е.Н. К проблеме сокращенных слов в лексике современного русского языка // Оренбургский государственный педагогический университет: история и современность: сборник статей по материалам XXX преподавательской научно-практической конференции. Оренбург: Изд-во ОГПУ. 2009. С. 42-47 (0,3п.л.).
  3. Важина (Карельская) Е.Н. Сложные слитные слова в произведениях Н.В. Гоголя // «Нужно любить Россию…»: материалы межрегиональной научной конференции, посвященной 200-летию со дня рождения Н.В. Гоголя / под ред. Н.П. Сысоевой, Т.Е. Беньковской. Оренбург: Изд-во ОГПУ. 2009. С.204-208 (0,25 п.л.).
  4. Важина (Карельская) Е.Н. Сложные слитные слова, содержащие оценочный компонент, в романе М.А. Булгакова «Белая гвардия» // Гуманитарная наука сегодня: материалы международной научной конференции. Караганда. 2009. С.136-138 (0,125 п.л.).
  5. Важина (Карельская) Е.Н. Сложные слитные слова в романе Б.Л. Пастернака «Доктор Живаго» // Русский язык: проблемы функционирования и методики преподавания на современном этапе: материалы международной научно практической конференции. Пенза. 2009. С.35-36 (0,125).
  6. Важина (Карельская) Е.Н., Кочеткова Т.И. К проблеме сокращенных слов в современном русском языке // Актуальные проблемы современного словообразования: материалы международной научной конференции / под общ. ред. проф. Л.А. Араевой. Кемерово: ИНТ. 2009. С. 289-292 (0,3 п.л.).
  7. Важина (Карельская) Е.Н. Особенности семантики сложных слитных слов, содержащих оценочный компонент // Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах: сб. ст. участников V Международной науч. конф. / редкол.: д. филол. Н., проф. Е.Н. Азначеева и др. Челябинск: Энциклопедия. 2010. с.138-140 (0,2 п.л.).
  8. Важина (Карельская) Е.Н. Отражение русского менталитета в сложных дериватах // Экология русского языка: Материалы 1-й Международной научной конференции. Пенза: Издательство Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского. 2010. С. 218-220 (0,2 п.л.).
  9. Важина (Карельская) Е.Н., Кочеткова Т.И. Сложные слитные слова с признаковым компонентом как номинативные знаки фрагментов картины мира (по роману В.С. Возовикова «Поле Куликово») // Лингвистические параметры художественного текста: межвузовский сборник научных статей / ред. В. Ю.Прокофьева, М. А. Кильдяшов. Оренбург: Издательство ОГПУ. 2010. С. 111-118.
  10. Важина (Карельская) Е.Н. Слова, построенные по модели «слово + слово», в русских народных сказках // Славяне в этнокультурном пространстве Южно-Уральского региона: материалы межрегиональных научно-практических конференций / под общей редакцией В. В. Амелина. Оренбург: ГУП Оренбургской области «Бузулукская типография». 2011. С. 68-69 (0,2 п.л.).
  11. Важина Е.Н. Функциональный потенциал сложных слитных существительных с признаковым компонентом (в аспекте номинации и предикации) // Актуальные проблемы русского языка и методики его преподавания: традиции и инновации: сборник статей XIV Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых с международным участием / под ред. В. М. Шаклеина. М.: Рибэст. 2012. С.58 – 62 (0,5).

1 Мы приводим мотивирующее словосочетание с таким порядком следования компонентов, с каким эти компоненты отражаются в сложном слове, что не всегда соответствует порядку следования компонентов в синтаксическом словосочетании.



 


Похожие работы:

«ДЗАХОВА ВЕРОНИКА ТАМБИЕВНА ФОНЕТИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ФОНОЛОГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ОСЕТИНСКОГО (ИРОНСКОГО) ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА (в сопоставлении с немецким) Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук ВЛАДИКАВКАЗ 2010 Работа выполнена на кафедре немецкого языка факультета иностранных языков ГОУ ВПО Северо-Осетинский государственный...»

«ДЕМИДКИНА ДАРЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА РЕФЕРЕНЦИАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ АНГЛИЙСКИХ ФОРМ PRESENT PERFECT, PAST CONTINUOUS, PAST SIMPLE, PAST PERFECT И РУССКИХ ФОРМ ПРОШЕДШЕГО ВРЕМЕНИ В ТЕМПОРАЛЬНОМ МАКРОКОНТЕКСТЕ (СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ) 10.02.20 – Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Казань – 2008 Работа выполнена на кафедре иностранных языков Государственного...»

«Быкова Гульчера Вахобовна ЛАКУНАРНОСТЬ КАККАТЕГОРИЯ ЛЕКСИЧЕСКОЙСИСТЕМОЛОГИИ Специальность 10.02.19. Общее языкознание,социо­лингвистика,психолингвистика Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Научный консультант д-р филол. наук, профессор И.А.Стернин Воронеж – 1999 СОДЕРЖАНИЕ Введение 6 Глава1. Лакунарность как...»

«Скворцова Екатерина Владимировна ДИНАМИКА НОМИНАТИВНОЙ ПАРАДИГМЫ АМЕРИКАНСКИХ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ФИЛЬМОВ Специальность 10.02.04 — германские языки АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Самара 2011 Работа выполнена на кафедре английской филологии ФГБОУ ВПО “Самарский государственный университет” Научный руководитель: кандидат филологических наук, профессор Харьковская Антонина Александровна Официальные оппоненты: доктор филологических...»

«Березовская Ядвига Леонидовна преподаватель кафедры русского языка ФГБОУ ВПО Челябинский государственный университет e-mail: yadviga_sk@mail.ru Область научных интересов: профессиональная коммуникация, организационная культура, вербальный имидж, преподавание русского языка как иностранного. Читаемые дисциплины: русский язык и культура речи, современный русский язык, русский язык как иностранный. В декабре 2011 г. защитила кандидатскую диссертацию по специальности 10.02.19 на тему...»

«КАСЕМ Мохаммад КОММУНИКАТИВНЫЕ КАЧЕСТВА РЕЧИ В ИСТОРИЧЕСКОМ И СОВРЕМЕННОМ ОСВЕЩЕНИИ (ПРИМЕНИТЕЛЬНО К ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОЛИТИКА И ДИПЛОМАТА) Специальность 10.02.01 - русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук МОСКВА – 2009 Работа выполнена на кафедре русской словесности и межкультурной коммуникации Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Аннушкин...»

«Морараш Марина Михайловна Категория темпоральности и ее отражение в художественном дискурсе В.В.Набокова (на материале романов Машенька, Защита Лужина, Приглашение на казнь) Специальность 10.02.01 – русский язык Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Казань – 2009 Работа выполнена на кафедре русского языка ГОУ ВПО Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет Научный руководитель – доктор филологических наук,...»

«ЧАН ХОАНГ МАЙ АНЬ ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ АНГЛОЯЗЫЧНЫХ ЗАИМСТВОВАННЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ НА ФОНЕ ВЬЕТНАМСКИХ АНАЛОГОВ Специальность 10.02.01 – русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва 2007 Работа выполнена на кафедре теории и практики преподавания русского языка как иностранного Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина Научный руководитель: член-корреспондент РАО, доктор...»

«ЩЕТИНИНА Надежда Александровна КОММУНИКАТИВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ АНГЛОЯЗЫЧНОГО ДИСКУРСА РАДИООБМЕНА ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ (с участием пилота международных авиалиний) 10.02.19 – теория языка АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Тверь 2013 Работа выполнена на кафедре английской филологии ФГБОУ ВПО Тверской государственный университет. Научные руководители: Травкина Альбина Дмитриевна – доктор филологических наук, профессор; Крюкова Наталия...»

«Ярцев Сергей Анатольевич РЕЗЮМЕ КАК ЖАНР ДЕЛОВОЙ КОММУНИКАЦИИ Специальность 10.02.01- русский язык Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Ростов-на-Дону – 2012 Работа выполнена в ФГАОУ ВПО Южный федеральный университет Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Савенкова Людмила Борисовна Официальные оппоненты: Бондаренко Виктор Терентьевич, доктор филологических наук, профессор, Тульский государственный...»

«АЛИКАЕВА МИРРАТ РАШИДОВНА ИНОСТИЛЕВЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ В ГУМАНИТАРНОМ НАУЧНОМ ТЕКСТЕ 10.02.19 – теория языка АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Нальчик 2009 Работа выполнена в ГОУ ВПО Кабардино-Балкарский государственный университет имени Х.М. Бербекова



наверх

 
<<  ГЛАВНАЯ   |    КОНТАКТЫ
2014 www.avtoreferat.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.